Рабочая тетрадь по истории симонова 9 класс: История России 9 класс Рабочая тетрадь Симонова Клоков

Содержание

ГДЗ по Истории за 9 класс Рабочая тетрадь Симонова Е.В., Клоков В.А.

История 9 класс Симонова Е.В. рабочая тетрадь

Авторы: Симонова Е.В., Клоков В.А.

Прошлое всегда влияло на ход и формирование современного общества. Поэтому изучение своей культуры важно для будущего поколения. Особенно в средней школе, когда материал становится гораздо ближе к современности. Но этот процесс несколько омрачается необходимостью написания различных проверочных работ с целью получения оценки. Оказать помощь в подготовке к таким занятиям призваны ГДЗ по истории 9 класс рабочая тетрадь Симонова. С ним можно не волноваться за итоговый результат.

Пособие представляет собой ответы на прилагающуюся к основному курсу рабочую тетрадь. Ученик самостоятельно сможет пройти ускоренный курс и вспомнить ключевые моменты того или иного блока.

В решебнике можно найти краткие пояснения к изучаемой теме, разнообразные тесты и решения к ним, дополнительные сведения, которые могут пригодиться во время устной сдачи экзамена.

Где может пригодиться решебник по истории 9 класс рабочая тетрадь Симонова

Главной проблемой во время обучения становиться острая нехватка времени. В результате подготовка к циклу гуманитарных дисциплин откладывается в долгий ящик. Однако оценка по этому предмету столь же важна, как и другие дисциплины. Для того чтобы облегчить процесс обучения, преподаватели советуют воспользоваться ГДЗ по истории 9 класс рабочая тетрадь Симонова Е.В., Клоков В.А.

Большое количество изучаемых предметов не даёт возможность сконцентрироваться и качественно подготовить домашнюю работу. Вдобавок старшеклассники озабочены повторением материала за прошлые годы, что влечёт дополнительные затраты времени и сил. Издание обладает следующими особенностями:

  1. Наличие онлайн-доступа к книге. Школьник в любое время сможет найти ответ через телефон или компьютер.
  2. Решебник проверен профессионалами, поэтому в качестве решения можно не сомневаться.
  3. Удобная навигация, благодаря присвоенному каждому заданию номера, позволяет быстро узнать интересующую ученика информацию.

Пособие может эффективно использоваться родителями при перепроверке домашнего задания. Необходимо сначала выполнить уроки самостоятельно, а после – исправить ошибки. Так уверенность школьника в своих знаниях повыситься и он сможет лучше справиться с контрольными работами.

ГДЗ решебник по истории 9 класс Симонова, Клоков рабочая тетрадь ДРОФА

История 9 класс

Тип пособия: Рабочая тетрадь

Авторы: Симонова, Клоков

Издательство: « ДРОФА»

Учебник для контроля

«ГДЗ по истории 9 класс Рабочая тетрадь Симонова (Дрофа)» – создана для эффективной подготовки к уроку. Позволяет легко решить домашнее задание и разобраться в теме задания. История – огромный поток информации, который нужно уметь отфильтровать, чтобы выучить и запомнить необходимые факты. Конечно школьник не будет сидеть над книгой и вычитывать параграф по несколько раз, чтобы найти верное решение, а если и найдет, то тетрадь поможет проверить свои знания и правильность выполнения работы.  

Польза ГДЗ

Структура тетради устроена удобным образом и содержит в себе полные задания и правильные ответы, а также выделяет главные события. Пособие поможет организовать работу следующим образом:

  • составить план в соответствии с уровнем знаний;
  • освоить дисциплину в короткие сроки;
  • проверить и контролировать правильность решений;
  • подготовиться к уроку надлежащим образом.
 

Готовые домашние задания могут пригодиться не только школьнику, но и родителям для контроля знаний детей, репетиторам и учителям как помощник в работе.  

Структура решебника

 

Авторы разработали специальную методику, с помощью которой достигаеться повышение интереса девятиклассника к предмету и повышаеться уровень знаний.

  Основные направления пособия:

  1. Документы, которые подтверждают события истории.
  2. Карты.
  3. Фотографии, рисунки, передающие факты.
  4. Задания и онлайн-ответы, упрощающие подготовку к экзаменам и повторение темы.
 

Таким образом решебник подойдет не только для учеников 9 класса, но и для выпускников, которые собираются поступать в ВУЗы и готовиться к ЕГЭ.

Такой курс облегчит изучение истории, значительно ускорят закрепление материала, даст возможность быть уверенным в собственных знаниях.

«ГДЗ по истории 9 класс. Рабочая тетрадь Клоков В.А., Симонова Е.В. (Дрофа)» включает исторические события XIX-XX века, сформирован так, чтобы высветлить короткое описание долгого периода истории России, что соответствует программе подготовки в 9 классе. Типы заданий:

  • работа с картами;
  • кроссворды и интерактивные задачи;
  • тестовые задания;
  • работа с иллюстрациями;
  • анализ литературы;
  • открытые ответы.
 

Благодаря такому разнообразию задач ученик сможет развить зрительную и ассоциативную память, внимательность и усидчивость, понять как работать с большим объемом информации, уметь анализировать и выделять основные моменты. Эти навыки очень пригодятся школьнику в старших классах и институтах, помогут досконально изучить историю.

Рабочие тетради по истории 9 класс

Рабочие тетради по истории 9 класс

На данной странице представлены:
— рабочие тетради по истории 9 класс (всеобщая история) издательств «Просвещение», «Русское слово — учебник» и «ВЕНТАНА-ГРАФ».
— рабочие тетради по истории России 9 класс издательств «Просвещение», «Дрофа» и «Русское слово — учебник».


Быстрый переход:
Всеобщая история
История России

Всеобщая история
Всеобщая история. История Нового времени. Рабочая тетрадь. 9 класс. (К учебнику Юдовской А.Я., Баранова П.А., Ванюшкиной Л.М. и др. из ФПУ 2020 г.)
Юдовская А.Я., Баранов П. А., Ванюшкина Л.М.

Всеобщая история. Новейшая история. Рабочая тетрадь. 9 класс. (К учебнику Сороко-Цюпы О.С., Сороко-Цюпы А.О.)
Сороко-Цюпа О.С., Сороко-Цюпа А.О.

Рабочая тетрадь к учебнику Н.В. Загладина, Л.С. Белоусова «Всеобщая история. История Нового времени. 1801–1914». 9 класс. (Учебник из ФПУ 2020 г.)
Лазарева А.В.

История. Новейшее время. XX — начало XXI века. Тетрадь-тренажёр. 9 класс. (К учебнику Белоусова Л.С., Смирнова В.П.)
Корунова Е.В.

История Нового времени. Тематические контрольные работы. 9 класс
Саплина Е.В., Чиликин К.П.

Наверх

История России
История России. Рабочая тетрадь. 9 класс. В 2-х частях. (К учебнику Арсентьева Н.М., Данилова А.А., Левандовского А.А. и др. из ФПУ 2020 г.)
Данилов А.А., Косулина Л.Г., Лукутин А.В. и др.

История России. Контрольные работы. 9 класс
Артасов И.А.

Рабочая тетрадь к учебнику К А. Соловьева, А.П. Шевырева «История России. 1801–1914». 9 класс. (Учебник из ФПУ 2020 г.)

Стаферова Е.Л. Шевырев А.П.

Текущий и итоговый контроль по курсу «История России.1801– 1914 гг.». 9 класс. (К учебнику К.А. Соловьева, А.П. Шевырева)
Соловьев Я.В.

История России. XIX — начало XX века. Рабочая тетрадь к учебнику Л.М. Ляшенко, О.В. Волобуева, Е.В. Симоновой, В.А. Клокова. 9 класс. (Учебник из ФПУ 2020 г.)
Симонова Е.В., Клоков В.А.

История России. Тематические контрольные работы. 9 класс
Саплина Е.В., Чиликин К.П.

История России. XIX — начало XX века. Рабочая тетрадь к учебнику Л.М. Ляшенко, О.В. Волобуева, Е.В. Симоновой. 9 класс
Симонова Е.В., Клоков В.А.

Рабочая тетрадь по истории России. XX — начало XXI века. 9 класс. В 2-х частях. (К учебнику Данилова А.А., Косулиной Л.Г., Брандта М.Ю.)
Данилов А.А., Косулина Л.Г.

Наверх

Если материал вам понравился, нажмите кнопку вашей социальной сети:

 

И.

Г. Горемыкин (надпись автора). ПЕРВОЕ ИЗДАНИЕ. ТРИ РАБОТЫ ЭЛЕКТРОЭНГИМАТА ИВАНА МИХАЙЛОВИЧА СИМОНОВА, ВСЕ С АВТОРСКИМ ПРИПИСАНИЕМ. [МАТЕМАТИКА — РУССКИЙ]. СИМОНОВ, Иван Михайлович (1794-1855). Записки и Воспоминания о Путешествиях по Англии, Франции, Бельгии и Германии в 1842 году Профессора Симонова. [Записки и воспоминания о путешествии профессора Симонова в Англию, Францию, Бельгию и Германию в 1842 г.]. Казань: Университетское издательство, 1844. [С:] ночи [Ночи].СПб.: Императорская Академия Наук, 1854. [И:] О Явлениях Звезднаго Неба и о Важнейших Астрономических Открытиях. [О явлениях ночного неба и важнейших астрономических открытиях]. [Казань: Университетское издательство, 1835.] 3 сочинения в одном томе, 8 o . Опечатки. (Время от времени побурение и легкое окрашивание краев.) Современный полусафари, этикетка из красного сафьяна (корешок слегка сколот, суставы начинаются, края и доски потерты, форзацы слегка порваны и в пятнах). Происхождение: И. Г. Горемыкин (надпись автора). ПЕРВОЕ ИЗДАНИЕ. ТРИ РАБОТЫ ЭЛЕКТРОЭНГИМАТА ИВАНА МИХАЙЛОВИЧА СИМОНОВА, ВСЕ С АВТОРСКИМ ПРИПИСАНИЕМ.

[ С :] ЭЙЛЕР, Леонард. Tentamen novae theoriae musicae ex certissimus Harmoniae principiis dilucide expositae. Санкт-Петербург: ex Academiae Scientiarum, 1739, 4 o . Гравированная титульная виньетка (отсутствуют 6 гравированных пластин), неразрезанная, частично неоткрытая; обертки (отсутствует верхняя обертка, большинство сборок рыхлые, растрескиваются и откалываются до корешка).ПЕРВОЕ ИЗДАНИЕ. — БУНЯКОВСКИЙ, Виктор Яковлевич. «Программа и конспект начальной геометрии для военного училища». СПб, 1851. 8 o . 2 складных столика. (Чернильные штампы на заголовке.) Оригинальные печатные обертки, неразрезанные (обложки не закреплены). — ГУРЬЕВ, Петр. «Арифметические листки, Постепенно Расположение, От Легчайшаго к Трудному, Содержащие в себе 2523 задачи…»..] СПб, 1832. Продолговатый 8 o . 2 складных столика. Современная зеленая половина России. — АФАНАСЬЕВ Панфутий Алексеевич. «Таблицы Логарифмов Прости Чисел и Тригонометрических Линий». СПб, 1806. Малый 8 o . Половинка 19 века. (5)

10 лучших отелей рядом с Симоновским монастырем, Москва 2022

  • При бронировании отеля в Москве, какие районы наиболее популярны для проживания?

    При посещении Москвы многие путешественники выбирают отели следующих направлений: Восточные окраины.

  • Какие недорогие гостиницы наиболее популярны в Москве?

    Гостиница Университетская, Капсульный отель Interqube Большая Полянка и Гостиница МКМ популярные отели эконом-класса с хорошими рейтингами.

  • Сколько стоят гостиницы в Москве?

    Исходя из цен на отели на Trip.com, средняя стоимость проживания в сутки в отелях Москвы составляет 65 долларов США. Цены в отелях часто меняются; эта цена только для справки.

  • Какие гостиницы наиболее популярны в Москве?

    Путешествуете ли вы по делам или отдыхаете, в Москве есть множество популярных отелей на выбор. Измайлово Альфа Отель Москва, Измайлово Бета Отель и Swissotel Красные Холмы Москва все популярные отели для проживания.

  • В каких отелях Москвы можно попробовать местные блюда на завтрак?

    Вкусный завтрак — отличное начало дня. В Хилтон Москва Ленинградская, Гостиница Измайлово Бета и Гостиница Измайлово Гамма Москва , гости могут насладиться завтраком в московском стиле.

  • Какие отели в Москве подходят для семей или путешественников с детьми?

    Многие люди, которые путешествуют с семьями или детьми в Москву, предпочитают остановиться в Гостиница Джаз, Гостиница Вояж Парк и Гостиница Уланская .Эти гостиницы также оценены недорого.

  • Какие роскошные отели рекомендуются в Москве?

    Swissotel Красные Холмы Москва, Петр 1 Москва и Краун Плаза Москва Центр международной торговли, отель Ihg являются одними из самых популярных роскошных отелей в Москве.

  • Какие отели в Москве подходят для пар?

    Собираетесь ли вы в медовый месяц или в отпуск со своим партнером, Uninn Hotel Vnukovo, DoubleTree by Hilton Moscow Vnukovo Airport и Mira Hotel являются одними из лучших отелей, которые выбирают пары.

  • Сколько стоят отели в Москве на выходные?

    Исходя из цен на отели на Trip.com, средняя стоимость ночи в выходные дни для отелей в Москве составляет 120 долларов США. Цены в отелях часто меняются; эта цена только для справки.

  • Какие гостиницы наиболее популярны у деловых путешественников при поездке в Москву?

    Когда дело доходит до деловых поездок, выбор отеля с удобным транспортным сообщением важен для многих гостей.Гостиница Измайлово Бета, Гостиница АЗИМУТ Москва Олимпик и Гостиница Москва Марриотт Тверская удобное транспортное сообщение и недорогие цены. Подумайте о том, чтобы остановиться в одном из этих отелей во время поездки.

  • В каких популярных отелях Москвы можно попробовать блюда местной кухни?

    Те, кто любит пробовать местную еду, могут остановиться в Измайлово Дельта Отель Москва, Пекин Отель Москва или Даймонд Апартаменты . Рядом с этими отелями находится множество известных ресторанов, где подают блюда местной кухни.

  • Какие из гостиниц Москвы имеют самые высокие оценки пользователей?

    При первом путешествии в Москву многие путешественники затрудняются с выбором отеля для проживания. По данным Trip.com, Inndays на Новочеремушкинской 57, Москва Апартаменты Автозаводская и отель Starboard Side являются популярными отелями с высокими рейтингами, что делает их хорошим выбором для вашей поездки.

  • Какие популярные отели в Москве предлагают парковку?

    Если вы планируете ехать в Москву, почему бы не остановиться в Измайлово Альфа Отель Москва, Diamond Apartments или Swissotel Красные Холмы Москва ? Это все популярные отели с автостоянками.

  • Во время поездки в Москву в каких отелях есть бассейны?

    Лето — прекрасное время года, чтобы отправиться с детьми или всей семьей в путешествие по Москве. Hilton Moscow Ленинградская (крытый бассейн), Diamond Apartments (крытый бассейн) и отель Измайлово Бета популярные отели с бассейнами.

  • Какие популярные отели находятся рядом с аэропортом Внуково?

    Если вы забронировали ранний рейс, вы можете остановиться в отеле рядом с аэропортом Внуково на ночь перед вылетом.Inside Transit Hotel, Park Hotel Vnukovo — Kartmazovo и DoubleTree by Hilton Moscow Vnukovo Airport являются популярным выбором отелей для проживания.

  • В каких популярных гостиницах Москвы есть номера для некурящих?

    Многие гости заботятся о качестве номеров, в которых они останавливаются, и хотят, чтобы в их номерах был свежий и чистый воздух. Измайлово Альфа Отель Москва, Измайлово Бета Отель и Даймонд Апартаменты Все популярные отели Москвы с номерами для некурящих.

  • В каких популярных отелях Москвы есть бесплатный Wi-Fi?

    При проживании в отеле доступ в Интернет важен как для отдыхающих, так и для деловых путешественников. Хилтон Москва Ленинградская, отель Пекин Москва и отель Измайлово Бета Все популярные отели Москвы с бесплатным Wi-Fi.

  • В каких отелях Москвы есть безбарьерный доступ?

    Diamond Apartments, Измайлово Дельта Отель Москва и Измайлово Альфа Отель Москва — популярные отели Москвы с безбарьерным доступом.

  • В каких популярных отелях Москвы есть тренажерные залы?

    На основании оценок пользователей Trip.com, Хилтон Москва Ленинградская, Пекин Отель Москва и Измайлово Дельта Отель Москва отели с высоким рейтингом и тренажерными залами.

  • Результаты поиска по запросу «Илья Эренбург»

  • … «не люди».СовЛит, http://www.sovlit.com/bios/ehrenburg.html Илья Эренбург. Проверено 19 января 2009 г. Советские офицеры, такие как Лев …

    11 КБ (1687 слов) — 00:17, 26 февраля 2018 г.

  • … лет спустя под влиянием широко распространенных слухов о депортации. В мемуарах Ильи Эренбурга есть лишь намек на его письмо Сталину…

    12 КБ (1709 слов) — 15:58, 26 августа 2020 г.

  • … и в лагерях смерти Польши » Василия Гроссмана и Ильи Эренбурга ( ISBN 0-89604-031-3 ) «Комиссар» (ISBN 6301884345) < -- кажется ...

    11 КБ (1576 слов) — 19:59, 6 мая 2020 г.

  • … восприятие. В 1935 году произошел конфликт между Бретоном и Ильей Эренбургом во время первого «Международного конгресса писателей в защиту»…

    17 КБ (2469 слов) — 07:20, 19 июня 2021

  • … легких концов» (Шесть рассказов о легких концовках), книга Ильи Эренбурга align=»center» http://www.getty.edu/research/conducting_research …

    38 КБ (5622 слов) — 15:02, 24 декабря 2021

  • … Сталин умер, Хрущев взял курс на десталинизацию. Илья Эренбург написал небольшой роман под названием «Оттепель». Это название вошло в …

    15 КБ (2249 слов) — 16:27, 27 июля 2021 г.

  • … coffin.jpg правый кадр Похороны Сергея Есенина По воспоминаниям Ильи Эренбурга «Люди, годы, жизнь» (1961 г.), <цитата> Есенин был. ..

    12 КБ (1781 слов) — 20:01, 2 ноября 2019

  • … человеческие существа, которых я когда-либо читал». Советский Союз Советский писатель Илья Эренбург позже сказал: «Один голос говорит за шесть миллионов — голос не из …

    32 КБ (5049 слов) — 10:19, 30 октября 2021

  • … в тот же период Бабель познакомился и поддержал раннюю дружбу с Ильей Эренбургом, продолжая публиковать рассказы, получившие широкое признание, повсюду…

    11 КБ (1641 слов) — 19:29, 6 марта 2018 г.

  • … или просто «Оттепель» (хрущёвская оттепель). Термин был придуман после романа Ильи Эренбурга 1954 года «Оттепель» «Оттепель», который был опубликован …

    21 КБ (3055 слов) — 15:57, 10 апреля 2013

  • … Сказка о правде» (1947) »Илья Головин» (1949) «Весеннее течение»… Ширмер, 1990. OCLC 23711723. Эренбург И., Хачатурян А., В …

    10 КБ (1319 слов) — 22:34, 31 октября 2021 г.

  • Заметки из подполья | Энциклопедия.

    COM

    Федор Достоевский
    1864

    3


    1864

    3

    Введение
    Автор биографии
    Сюжет графика
    символов
    Темы
    Стиль
    Исторический контекст
    Критический обзор
    Критика
    Источники
    Дальше чтение

    Zapiski IZ Podpol’ia , который был позже переведен как « Записки из подполья » (также переводится как « Записки из подполья ») — роман от первого лица, написанный в исповедальном стиле и являющийся одним из самых философских произведений Федора Достоевского (также известного как Достоевский).Его часто считают предшественником экзистенциалистского романа. (Экзистенциализм — это школа философской мысли, которая подчеркивает существенную свободу человека и утверждает, что истина субъективна и может быть достигнута не посредством рационального мышления, а через личный опыт.) Рассказчик Notes from Underground остается неназванным на протяжении всего романа. , и упоминается критиками как «подпольный человек». Роман разбит на две части, первая из которых представляет собой философские дискуссии подпольного человека о таких идеях, как сознание, изоляция и инерция.Второй раздел написан как повествование, а не в стиле потока сознания, как в первом разделе, и события, которые в нем разворачиваются, происходят до первого раздела. В нем рассказывается о событиях, которые привели к буквальному и метафорическому уходу подпольного человека под землю. В этом разделе основное внимание уделяется чувству социального унижения и последующего отчуждения подпольного человека, а также его встрече с проституткой, которую он умоляет искать лучшей жизни. Записки из подполья , один из ранних романов Достоевского, предвосхищает темы его более поздних произведений.Эти темы включают отчуждение, отчаяние и сомнение в пределах разумного. Эти темы преобладают в наиболее известных произведениях Достоевского: « Преступление и наказание » (позднее переведено как « Преступление и наказание »), изданное в 1866 году, и «Братья Карамзовы » (позднее переведенное как «Братья Карамазовы» , изданное с 1879 года). до 1880 г.).

    Впервые опубликован как Записки из подполья в серийной форме в 1864 году в журнале Эпоха ( Эпоха ), периодическом издании, которое редактировал его брат, Записки из подполья до сих пор издается и доступен в издание Vintage Classics 1993 года.

    Родившийся в Москве 30 октября 1821 года по юлианскому календарю или 11 ноября 1821 года по григорианскому календарю, Достоевский был вторым из семи детей. (И юлианский, и григорианский календарь использовались в девятнадцатом веке. Календари различаются по способу расчета високосных лет, хотя сегодня чаще всего используется григорианский календарь.) Отец Достоевского, Михаил Андреевич Достоевский, был врачом. В детстве Достоевский посещал школу-интернат в Москве.Семья уехала из Москвы в 1828 году, когда Михаил Андреевич Достоевский был пожалован в дворяне и приобрел деревенское имение. После смерти в 1837 году матери Достоевского, Марии Федоровны, отец зачислил его в военно-инженерное училище в Петербурге. Отец Достоевского умер в 1839 году. Достоевский завершил образование в академии на офицера. Затем он работал рисовальщиком, но ушел на пенсию в 1843 году, чтобы продолжить писать.

    В том же году он начал свое первое художественное произведение, Бедные люди , которое было опубликовано в виде книги в 1846 году и позже переведено как Бедные люди .В центре романа, получившего признание критиков, робкий мужчина пытается спасти женщину от нежелательного брака. Вслед за этим Достоевский написал несколько рассказов психологического и политического характера. В 1849 году Достоевский был арестован за политическую деятельность, в том числе за участие в группе, обсуждавшей социализм, свободу печати и другие смежные темы. Достоевский отсидел четыре года каторжных работ в Сибири. После освобождения из тюрьмы в 1854 г. он провел несколько лет на армейской службе в селе Семипалатинске.Он продолжал писать; среди его работ — повесть «Село Степанчиково и его обитатели » («Село Степанчиково и его обитатели»), опубликованная в 1859 году.

    В 1857 году Достоевский женился на вдове Марии Дмитриевне Исаевой. Эпилептик, приступы Достоевского усилились после его освобождения из тюрьмы, и он использовал эту медицинскую проблему как основание для ходатайства о своем скорейшем возвращении в Санкт-Петербург. Лишь постепенно права Достоевского, в том числе возможность уйти в отставку из армии и разрешение на публикацию, вернулись к нему.Ему разрешили вернуться в Санкт-Петербург в 1859 году. Его чувства изоляции и отчуждения, которые развились во время его заключения и службы в армии, отразились в его последующих произведениях. Паранойя и отчужденность рассказчика в « Записки из подполя » отражают интенсивность этих чувств. Работа была опубликована в 1864 году в двух номерах журнала Эпоха . (Позже роман был переведен как « Записки из подполья »). В том же году Достоевский потерял жену и брата.

    В 1866 году в журнале Русский вестник было опубликовано одно из самых известных произведений Достоевского « Преступление и наказание ». Позднее произведение было переведено и опубликовано под названием « Преступление и наказание ». Психологический роман, в котором преступление исследуется глазами преступника, сразу же получил похвалу критиков за точность психологического анализа. Достоевский повторно женился в 1867 году, на этот раз на стенографистке Анне Григорьевне Сниткиной; у пары родилась дочь в 1869 году.В 1879 и 1880 годах последний роман Достоевского « Братья Карамзовы » был также опубликован серийно в « Русском вестнике ». Позднее роман был переведен и опубликован под названием « Братья Карамазовы ». В произведении основное внимание уделяется убийству отца семейства Карамазовых и его сыновьям, один из которых арестован за убийство. Достоевский умер в 1881 году (28 января по юлианскому календарю или 9 февраля по григорианскому календарю) от осложнений эмфиземы и эпилепсии.

    Подземелье

    ГЛАВА 1

    Рассказчик описывает себя как больного и злого.Объясняя, что он бывший государственный служащий, он неоднократно противоречит сам себе, беря назад то, что он сказал о своем злодействе, почти сразу же, как только он это сказал. Он отмечает: «Мне так и не удалось стать ничем, ни злым, ни добрым, ни негодяем, ни честным человеком, ни героем, ни насекомым». Он также сообщает читателю, что живет в Петербурге.

    ГЛАВА 2

    Рассказчик сосредотачивается на проблеме сознания, особенно на своем собственном повышенном сознании.Он объясняет, что чем выше развито чувство сознания, тем больше человек осознает, что нечего делать, искать, становиться. Инерция является результатом повышенного осознания. Подпольный человек показывает свое восприятие того, что его интеллект выше, чем у других людей, и что это изолирует его от общества.

    ГЛАВА 3

    Подземный человек сообщает читателю, что нормальный человек довольно глуп, но этот факт позволяет ему быть способным к действиям, таким как месть.Человек с высоким сознанием, такой как он сам, на самом деле больше похож на мышь. Рассказчик исследует способы, которыми эта высокосознательная мышь могла быть так же глубоко оскорблена действиями другого человека, как и глупый человек. И все же мышь понимает, что действовать на чувство обиды нельзя. Инерция остается состоянием высокосознательного человека, даже если его мучают неуверенность и боль.

    ГЛАВА 4

    Рассказчик использует метафору зубной боли, чтобы исследовать, как боль для высокосознательного человека может восприниматься как удовольствие и, возможно, единственное удовольствие, которым он может наслаждаться в своей жизни.Глава завершается вопросом о том, может ли высокосознательный человек уважать себя.

    ГЛАВА 5

    Подземный человек возвращается к идее инерции и ее связи с сознанием. Он говорит о том, как заставил себя влюбиться или начать ненавидеть, чтобы избежать чистой скуки бездействия, но результатом остается инерция. Умные люди, такие как он, часто остаются только со своей собственной болтовней.

    ГЛАВА 6

    Подпольный человек исследует идею «прекрасного и возвышенного».Фраза саркастически относится к романтическому идеализму, распространенному в русской литературе 1840-х годов. Кроме того, рассказчик высмеивает эстетику 1860-х годов, обсуждая произведения искусства в этом разделе. , основанный на романе Достоевского, адаптированный и поставленный Гэри Уолкоу, был снят в 1995 году. В нем снимались Генри Черни в роли подпольного человека и Шерил Ли в роли Лизы, а также Джон Фавро и Сет Грин.DVD (производство Walkow/Gruber Pictures совместно с Renegade Films) был выпущен в 1998 году. собственная прибыль». Следуя идее о том, что действия человека связаны с законами природы, рассказчик демонстрирует, что научные объяснения поведения могут привести к мнению, что человек «больше не будет отвечать за свои действия.Следствием, предполагает он, является то, что все действия могут быть рассчитаны математически, и в мире не останется никакого действия. Затем он отвергает это представление в пользу идеи, что человек действует «так, как он хочет, а вовсе не так, как разум». и прибыль диктуют; а хотеть можно даже против собственной выгоды».

    ГЛАВА 8

    Подземный человек обсуждает природу человеческих желаний, заявляя, что вопреки аргументам, что желания и свободы воли не существует, и что человеческие действия могут быть математически предсказаны скорее, наши желания делают нас людьми. Желание охватывает всю нашу жизнь, включая наш разум и наши желания. Подпольный человек продолжает исследовать пределы разума.

    ГЛАВА 9

    Человек из подполья полагает, что его читатели вмешиваются с возражением, что, если желания человека не соответствуют «требованиям науки и здравого смысла», их необходимо исправить. Он задается вопросом, почему такая коррекция была бы необходима. Утверждая, что человеку мешает его страх в достижении целей науки и разума, подпольный человек объясняет, почему люди склонны как созидать, так и разрушать.Достижение целей означает, что мужчине больше нечего будет искать; у него больше не будет цели. Единственное решение, утверждает рассказчик, для человека — обратиться к созерцанию, а результатом обостренного сознания является инерция.

    ГЛАВА 10

    Подземный человек высмеивает идею «хрустального здания». Эта фраза используется для обозначения метафорического здания, которое является воплощением рациональных идеалов, но также является ссылкой на Хрустальный дворец, реальное физическое сооружение, построенное в 1851 году в Лондоне для демонстрации последних технологических изобретений промышленной революции.

    ГЛАВА 11

    Подпольный человек возвращается к понятию «сознательной инерции» и к тому, что это единственно возможный образ действий. Он задается вопросом, возможно ли «быть совершенно откровенным с самим собой и не бояться всей правды». Он объясняет, что причина, по которой он вообще что-то написал, в том, что ему скучно, и что писательство похоже на работу, а работа уберегает его от неприятностей. Заявив, что снег снаружи напомнил ему об инциденте из его прошлого, он представляет следующий раздел книги.

    По поводу мокрого снега

    ГЛАВА 1

    Подземный человек утверждает, что на момент событий в этом разделе ему было двадцать четыре года. Он показывает, в какой степени он считает себя выше других, заявляя, что его интеллект высокоразвит и, следовательно, он чувствует себя «трусом и рабом», работая в своем офисе с глупыми людьми. Он подчеркивает изолирующий характер своего интеллектуального превосходства и выражает стремление к социальному равенству, которое, как он чувствует, его коллеги не распространяются на него. В своей изоляции от общества он то утешает себя чтением, то занимается «развратом». Однажды ночью он натыкается на дерущихся мужчин и хочет принять в этом участие. Ему не удается этого сделать, но он обнаруживает, что армейский офицер пренебрегает им, который убирает его с дороги, чтобы пройти; офицер не обращает внимания на подземного человека. Восприятие подпольщиком того, что офицер слишком выше в социальном плане, чтобы заметить его, заставляет его желать мести. Он решает столкнуться с офицером во время прогулки, а затем не обращать внимания на то, что столкнулся с ним.Придумав план для достижения этой цели, он в конце концов достигает своей цели.

    ГЛАВА 2

    Подземный человек говорит о том, что иногда он раскаивается в своих грехах, на какое-то время чувствует надежду и погружается в состояние сна, в котором он чувствует невероятную любовь. Но когда сны заканчиваются (он «не может мечтать дольше трех месяцев подряд»), он чувствует потребность погрузиться в общество. В одном из таких состояний подпольщик решает навестить бывшего одноклассника Симонова, которого не видел почти год.

    ГЛАВА 3

    Симонов и двое других друзей (Ферфичкин и Трудолюбов) обсуждают прощальную вечеринку, которую они хотят устроить для другого друга, Зверькова, который сейчас является армейским офицером и собирается уехать на задание. Четверо мужчин ходили в школу с подземным человеком. Чувствуя, что его игнорируют, рассказчик вспоминает, как все в школе его ненавидели. Пока мужчины обсуждают вечеринку, подпольный человек раздражается; его игнорируют. Хотя общеизвестно, что подпольщик и Зверков никогда не были в дружеских отношениях, подпольщик настаивает на том, чтобы ему разрешили присоединиться к партии.Мужчины неохотно соглашаются включить его. На следующее утро он беспокоится о том, что наденет на званый обед и что другие подумают о его потрепанной одежде.

    ГЛАВА 4

    Рассказчик приходит в ресторан на час раньше группы (они изменили время, но не уведомили его). Разъяренный тем, что он считает попытками Зверькова поставить его в неловкое положение, подпольный человек издевается над Зверковым до такой степени, что Зверков действительно пытается поставить подпольного человека в неловкое положение.Остальные мужчины присоединяются. Несмотря на очевидную неприязнь между ним и группой, подпольный человек не уходит. В конце концов, мужчины решают переночевать в борделе, и подпольщик умоляет их о прощении, а также просит Симонова одолжить ему денег, чтобы он мог присоединиться к ним. В гневе Симонов сует деньги подпольщику и уходит с друзьями.

    ГЛАВА 5

    Подземный человек следует за группой. Решив отомстить, он решает, что дать пощечину Зверькову — единственное, что он может сделать с честью.Когда он приходит в бордель, мужчин там нет. Подземный человек выражает огромное облегчение от того, что ему не пришлось бить Зверькова. Он видит вошедшую в комнату красивую девушку, проститутку, и подходит к ней.

    ГЛАВА 6

    Подземный человек спрашивает проститутку, как ее зовут, и она сообщает ему, что это Лиза; он изо всех сил пытается что-то сказать. Лиза кратка и расплывчата в своих ответах на его последующие вопросы. Подпольщик рассказывает ей историю о девушке из публичного дома, которая умерла и чей гроб, как он видел, выносили из подвала.Он говорит Лизе, что она тоже однажды умрет, как и другая девушка, больная, одинокая и неизвестная. Он призывает ее изменить свою жизнь, чтобы она все еще могла «найти любовь, выйти замуж, быть счастливой». Реакция Лизы на его речь несколько пренебрежительна. Он начинает снова, осуждая жизнь Лизы как проститутки, согреваясь тем, что он описывает как увлекательную игру. Он говорит о нравственности, бедности, о том, что заставляет молодых женщин, таких как Лиза, жить как рабыня. В то время как он начинает чувствовать себя виноватым из-за того, что манипулирует ею, она обвиняет его в том, что он, кажется, говорит так, как будто узнал об этих вещах из книги, и он чувствует себя высмеянным.

    ГЛАВА 7

    Ведомый своим восприятием насмешки Лизы над ним, подпольный человек снова начинает свою речь, пытаясь вызвать у нее чувство стыда, пытаясь принизить ее, обвиняя ее в порабощении собственной души, а также как ее тело. Он рассказывает ей другую историю, более наглядную, чем первая, о проститутке, которая умирает от болезни. Глядя на Лизу, он обнаруживает, что она плачет в подушку. Торопясь уйти, он дает Лизе свой адрес перед уходом.

    ГЛАВА 8

    Вернувшись домой, рассказчик сожалеет, что дал Лизе свой адрес.Он клянется вернуть деньги Симонову и занимает для этого деньги. Его мучают мысли о Лизе. Проходит несколько дней, а Лиза не появляется, подпольный человек начинает чувствовать облегчение от того, что она оставит его в покое, но он представляет их вдвоем, влюбленными. Подземный человек отвлекается на своего слугу Аполлона, которому подпольный до сих пор не заплатил. Он ругает Аполлона за гордыню слуги. Пока он кричит на Аполлона, появляется Лиза.

    ГЛАВА 9

    «Отвратительно смущенный» тем, что она застала его в таком состоянии, кричащим и одетым в рваный халат, подземный человек приглашает Лизу сесть.Он пытается объяснить ситуацию и впадает в приступ отчаяния. Обвинив в неприятностях Лизу, подпольный человек признает, что злится на себя, но что «естественно, она должна была нести основную тяжесть», поэтому он отказывается говорить. Лиза нарушает молчание, сообщая ему, что хочет навсегда покинуть бордель. Подземный человек наконец отвечает, говоря ей, что в тот вечер, когда они были вместе, он чувствовал себя униженным и что он, в свою очередь, унизил ее. «Вот что это было, — говорит он ей, а затем спрашивает, — и ты думала, что я пришел нарочно, чтобы спасти тебя, верно?» Он продолжает разглагольствовать, показывая ей свою ненависть к себе.Он плачет; она утешает его. Подземный человек понимает, что она стала героиней, а он униженным, и когда он осознает свою потребность в власти над ней, Лиза страстно обнимает его.

    ГЛАВА 10

    После того, как Лиза и подпольный мужчина занялись любовью, ему не терпится, чтобы она ушла. Когда она прощается с ним, он пытается заплатить ей. Когда он находит деньги, которые она упустила из своих пальцев перед уходом, подземный человек, чувствуя стыд, пытается пойти за ней, но падающий снег застилает ее следы.Он стоит в нерешительности, затем решает, что ей будет лучше, если он не «запачкает ее душу». Он решает уйти под землю.

    Аполлон

    Аполлон — слуга подземного человека. Он мало говорит, отказываясь спрашивать подпольщика о причитающейся ему зарплате; подземный человек считает это признаком гордости Аполлона. Аполлон остается спокойным, терпя натиск гнева подпольщиков.

    Ферфичкин

    Ферфичкин — один из бывших одноклассников подпольщика, который навещает Симонова, когда появляется подпольщик.Подземный человек кажется раздраженным им с самого начала. Ферфичкин описывается как «невысокий» и «обезьянье лицо», а также как «дурак», амбициозный и трусливый одновременно. Подпольщик также отмечает, что Ферфичкин был его злейшим врагом, даже когда они были маленькими детьми. У Симонова Ферфичкин откровенно груб и агрессивен по отношению к подпольщику. «Но у нас есть свой кружок, мы друзья», — жалуется он Трудолюбову и Симонову. Человеку из подполья он говорит: «Может быть, ты нам вообще не нужен.Не менее спорны манеры Ферфичкина с подпольщиком на прощании со Зверковым. Подпольщик вызывает Ферфичкина на дуэль, но все, кроме подпольщика, смеются.

    Лиза

    Лиза — проститутка с которой подпольщик проводит ночь после того, как ему не удалось найти Симонова, Ферфичкина и Зверькова после званого обеда.Она описана подпольщиком как привлекательная, но так, что другие бы этого не заметили.Лиза терпит попытки подпольщика пристыдить и отпугнуть ее от проституции. Она отвечает, разыскивая его, к его большому разочарованию. По ее прибытии подземный человек смущен тем, что он кричал на Аполлона, и смущен ветхим состоянием халата, который он носит. Его волнение очевидно, и Лиза сообщает ему, что намерена покинуть бордель. После того, как подземный человек разглагольствует о своем гневе на нее за то, что увидел его в его нынешнем состоянии, Лиза бежит к нему и держит его, пока они оба плачут.Подпольщик кричит: «Не пускают… не могу быть… хорошим!» Когда он закончил плакать, она страстно обнимает его. После того, как они занимаются любовью, подземный мужчина наблюдает за Лизой в спальне, сидящей на полу, возможно, плачущей. Когда она готовится уйти, подпольный человек пытается заплатить ей, и она оставляет деньги, прежде чем исчезнуть на улице. Лизу часто рассматривают как катализатор; именно ее историю вспоминает подземный человек, когда он видит снег в конце первой части романа.Она олицетворяет человеческую связь, надежду и любовь, которые в конечном счете отвергает подпольный человек.

    Офицер

    Безымянный офицер в баре становится объектом одержимости подпольного человека. Однажды ночью, когда подпольщик отсутствовал, надеясь стать участником драки в баре, офицер находит подпольщика, преграждающего ему путь мимо бильярдного стола. Подпольщик рассказывает, как офицер «взял меня за плечи и молча — без предупреждения и объяснения — перенес с того места, где я стоял, на другое место, а потом прошел мимо, как бы не замечая.«Хотя в это время подпольщику не удается заявить протест непосредственно офицеру, позже он обнаруживает, что не может не думать об инциденте и о том, как ему нужно было отомстить за это социальное пренебрежение. В течение нескольких лет после этого подпольщик видел офицер на улице, и он начал следовать за ним. В конце концов, он решает столкнуться с офицером во время прогулки и придумывает замысловатый план для достижения своей цели. Наконец, ему это удается, и хотя офицер, кажется, не замечает, подземный человек уверен, что только делает вид, что не заметил.Офицер символизирует социальное превосходство, которым, по мнению подпольного человека, обладают другие люди.

    Антон Антоныч Сеточкин

    Сеточкин — начальник подпольного отдела на работе, описывается как «скромный, но серьезный и позитивный человек, который никогда никому не давал денег в долг». Несмотря на это, подпольщик просит у Сеточкина денег взаймы; он нужен ему, чтобы купить новый меховой воротник к пальто, чтобы выглядеть респектабельно, когда он наткнется на офицера, который, как он чувствует, обижает его.Сеточкин одалживает подпольщику нужные ему деньги. Он также является человеком, к которому подпольный человек впервые обращается, когда чувствует потребность в социальном взаимодействии, и фактически является единственным «постоянным знакомым», который есть у подпольного человека. Сеточкин дает деньги подпольщику и во второй раз, когда подпольщик просит у него пятнадцать рублей, чтобы расплатиться с Симоновым за деньги, которые он одолжил подпольщику накануне вечером.

    Симонов

    Симонов — бывший однокашник подпольщика.Подпольный человек замечает, что, хотя он даже не признает большинство своих бывших одноклассников, если он больше видит их на улице, Симонов кажется более открытым, чем другие; его описывают как независимого и честного. Подпольщик замечает, что подозревает, что Симонов находит его отталкивающим, но все равно продолжает навещать его. Симонов неохотно соглашается допустить подпольщика на прощание со Зверьковым. На этой вечеринке Симонов оскорбляет подпольщика, признавая, не извиняясь, что он забыл сообщить подпольщику, что время вечеринки было изменено.Ему не нравится все более грубое поведение подпольного человека, но, тем не менее, он одалживает ему деньги позже вечером.

    Трудолюбов

    Трудолюбов — один из бывших одноклассников, которого подпольщик застает в гостях у Симонова. Подземный человек описывает его как личность холодного военного типа, ориентированную на успех и продвижение по службе. По словам подпольщика, Трудолюбов очень мало думает о подпольном человеке. Трудолюбов, кажется, смущен тем, что подпольщик настаивает на том, чтобы ему разрешили присутствовать на прощальной вечеринке Зверкова, заметив, что эти двое мужчин никогда не были в хороших отношениях друг с другом.Когда подпольный человек начинает создавать проблемы на вечеринке, Трудолюбов убеждает его перестать мешать, тем более что он сам пригласил себя на собрание. К концу вечера Трудолюбов отмахнулся от подпольщика как от пьяницы и сумасшедшего.

    Человек из подполья

    Человек из подполья — рассказчик романа; история рассказывается полностью с его точки зрения. В первом разделе книги он описывает себя как сорокалетнего бывшего государственного служащего, который болен, но слишком подозрительно относится к врачам, чтобы лечиться.Он живет один, «под землей», уже почти двадцать лет. Подпольный человек часто противоречит сам себе и мешает читателям оценить его искренность в отношении любой из философских тем, которые он обсуждает. Неоднократно он подчеркивает свой превосходный интеллект и повышенное сознание. Часто ссылаясь на то, как, по его мнению, его воспринимают или воспринимали другие, андеграундный человек раскрывает глубоко укоренившееся чувство паранойи. Он также описывает свои сильные чувства отчуждения и изоляции.В повествовательной части романа эти качества проявляются и в двадцатичетырехлетней версии самого подземного человека. Уверенный, что другие ненавидят его и хотят оскорбить, он строит сложный план, чтобы столкнуться с человеком, который отодвинул его в сторону в баре. Он приглашает себя на вечеринку, состоящую из мужчин, к которым он не испытывает положительных чувств и которые, как он уверен, очень его не любят. Он почти злобен в необходимости оскорбить людей, которые, по его мнению, обидели его (включая неназванного офицера, его бывших одноклассников и Лизу), но в то же время он желает какого-то общественного признания или принятия от них. .После того, как возможность каких-то отношений с Лизой — женщиной, которая была тронута его словами, которая искала в нем друга, возможно, даже спасителя, — разрывается из-за его жестокой попытки заплатить ей за то, что она спала с ним, подпольный человек обнаруживает, что в компании других он склонен доминировать и тиранить. Он жаждет мира, чтобы его оставили в покое, утверждает он. Прогнав в конце романа Лизу, он уходит в подполье.

    Зверьков

    Зверьков — еще один бывший одноклассник подпольщика.Его будут чествовать на прощальном вечере, который Симонов, Ферфичкин и Трудолюбов планируют устроить ему в честь его повышения и предстоящего переезда в другую губернию. Теперь успешный военный, Зверьков, по словам подпольщика, был мальчиком, которого все любили в школе. Однако подпольщик отмечает, что он ненавидел Зверкова еще мальчиком из-за его красивой внешности и уверенности в себе. Когда Зверьков и подпольщик впервые видят друг друга на вечеринке у Зверкова, подпольщик почти сразу чувствует, что к нему снисходительны. Видя, что Зверьков ведет себя с ним вежливо и почтительно, подпольщик чувствует, что Зверьков нарочно издевается над ним, чтобы обидеть его. Это задает тон оставшейся части вечера, поскольку подпольный человек становится все более воинственным по отношению к группе, а они все больше раздражаются на него, особенно потому, что именно он — подпольный человек — настоял на том, чтобы присоединиться к ним. Зверьков начинает игнорировать его и начинает развлекать остальных рассказами о женщинах и своих военных знакомых.К концу вечера подпольщик пытается извиниться перед Зверковым, а также перед остальными, но его усилия не приветствуются. Зверьков уверяет подпольщика, что такой человек, как подпольщик, не может его обидеть.

    ТЕМЫ ДЛЯ ДАЛЬНЕЙШЕГО ИЗУЧЕНИЯ

    • Подпольный человек — сложная, часто резкая личность. Он манипулирует людьми; он как бы ищет их общества, их дружбы и их уважения (как он делает с Симоновым и его друзьями, и с Лизой), только чтобы снова оттолкнуть их.Напишите эссе о ком-то, кого вы, возможно, знаете, кто разделяет эти качества. Считаете ли вы их интерес к дружбе искренним? Каковы могут быть их другие мотивы? Какие у них могут быть личные проблемы, которые мешают им развивать нормальные отношения?
    • Переписать сцену прощального ужина от первого лица с точки зрения Симонова или одного из его друзей. Как выбранный вами человек реагирует на подпольного человека и его действия? Чем то, что говорит этот персонаж, отличается от того, что он думает? Сильно ли то, что вы написали, меняет способ интерпретации сцены? Как можно передать сцену объективно? Обсудите свои выводы с классом.
    • На творчество Достоевского большое влияние оказали философские течения и политические события 1860-х годов. Напишите сообщение о русском рационализме 1860-х гг., обратив особое внимание на то, как это течение выросло из романтизма 1840-х гг. Какие виды художественной литературы публиковали в это время другие писатели, такие как Лев Толстой (1828–1910) или Иван Тургенев (1818–1883)? Чем эти работы были похожи или отличались от Notes from Underground ?
    • В Notes from Underground рассказчик несколько раз упоминает «Хрустальный дворец». Объясните в письменном или устном отчете, что представлял собой настоящий Хрустальный дворец в Англии, почему он был построен, что в нем было и что он представлял для англичан, Европы и остального мира. Какова была судьба Хрустальный дворец?

    Отчуждение и изоляция

    Чувство отчужденности и изоляции от общества у человека из подполья очень сильное. хотя общество намеренно оттолкнуло его.Он прекрасно осознает, насколько он отличается или считает себя отличным от остального общества, и это главная причина его чувства изоляции. Уверенный, что его сознание высоко развито, в то время как большинство других людей довольно глупы, он, кажется, чувствует, что его жизнь в подполье, вдали от общества, неизбежна. Последствия этой изоляции засвидетельствованы читателем. Читатель видит человека, живущего в мире парадоксов; он неоднократно утверждает одно, а на следующем дыхании утверждает прямо противоположное.Как офицер, он был нехорошим, — рассказывает нам подпольщик. Почти сразу после этого он сообщает читателю, что солгал нам и что на самом деле он «никогда не мог стать злым». Затем он замечает, что осознает, что обладает элементами, полностью противоположными друг другу. Чувство изоляции, которое вдохновляет маниакальные разглагольствования в первой половине романа, на самом деле начало развиваться в его жизни раньше, во время, охватывающее вторую половину романа. Подземный человек в начале второй половины романа объясняет, что его мучает мысль, что никто не был таким, как он, и что он ни на кого не похож.Проведя месяцы в изоляции, он «начал чувствовать непреодолимую потребность ринуться в общество». Это обычно влекло за собой посещение дома его начальника отдела (Сеточкина), где он терпел также общество дочерей Сеточкина и их тетки. Возвращаясь домой после таких визитов, подпольный человек не стремится ни к чему другому, как к тому, чтобы в очередной раз отдалиться от общества, пообещав «отложить на время свое желание объять все человечество». Хотя он, кажется, внутренне стремится к одиночеству, он также ощущает силу отчуждения как внешнюю силу.Это можно наблюдать в его взгляде на время. В нескольких местах романа подземный человек отмечает неприятные звуки часов. Собираясь уйти на прощальный ужин Зверькова, подпольщик замечает, что наконец «мои жалкие настенные часы прошипели пять». Позже, проснувшись рядом с Лизой в публичном доме, он замечает, что «Где-то за перегородкой, как бы под каким-то сильным натиском, как будто кто-то душил ее, хрипели часы. После неестественно продолжительного хрипа последовал тонкий, гнусный и как-то неожиданно быстрый звон — как будто кто-то вдруг прыгнул вперед.Вернувшись в свою квартиру, после ссоры с Аполлоном и в момент прихода Лизы, его «часы напряглись, зашипели и пробили семь». То, как время характеризуется как шипящее, хрипящее, задушенное, подчеркивает не только желание подземного человека уйти от реальной жизни и уйти в подполье, но и подчеркивает его чувство отчужденности от мира, в котором другие люди, кажется, живут довольно комфортно.Он стремится к своей изоляции настолько же, насколько ищет ее добровольно.

    Инерция

    Неоднократно в первой части романа подземный человек ссылается на то, как его высокоразвитое чувство сознания, его осознание реальности выше среднего приводит к инерции. Действие становится невозможным, исходя из логики подземного человека. Сознание добра в мире, сам акт сознания этого добра загоняет подпольного человека в его «трясину». Он обнаруживает, что такое застревание на самом деле казалось ему нормальным состоянием, а не чем-то, к чему он пришел случайно или по решению.Он описывает чувство унижения этим состоянием, уверенный, что он один испытал это. Его осознание этого унижения заставляет его чувствовать, что он «достиг последней стены», и он чувствует, что даже если бы у него было время и вера, необходимые для того, чтобы изменить себя, «может быть, не во что измениться. » Следствием такого образа мыслей, поясняет подземный человек, является то, что «делать просто нечего». Во второй половине романа, действие которой предшествует первой половине, рассказчик описывает события, приведшие его к этой инерции.В то время как он ищет действия, с самого начала этого раздела становится очевидным, что подпольный человек постоянно оказывается в ситуациях, которые заставляют его чувствовать себя оскорбленным и впоследствии вызывают потребность в мести. В ходе планирования или осуществления мести подпольный человек попадает в ловушку из-за своей собственной привычки интеллектуально анализировать события, которые заставляют его чувствовать себя социально обделенным. Он тратит чрезмерное количество времени, планируя столкнуться с офицером из бара. Он проникает в группу Симонова и друзей, чтобы доказать им, что они не выше его; это становится длительным испытанием, включающим убеждение мужчин пригласить его, чрезмерное беспокойство о вечеринке перед ней, оскорбление мужчин на вечеринке только для того, чтобы отступить, молча гневаться и ходить взад-вперед в течение нескольких часов, затем снова атаковать, затем просить прощения.Кажется, что он действует, но на самом деле каждое действие сопровождается мучительным мысленным анализом своих действий. В конце концов, после мучительного разговора подпольщика с Лизой, в котором долгие периоды размышлений о том, что он ей скажет, как он это скажет и каков будет вероятный эффект, и в котором он унижает ее, дразнит ее, сочувствует с ней, боится ее, противостоит ей и снова унижает ее, подпольный человек решает почти полностью отказаться от действий, которые перемежают его мысли. Он тоскует по покою, по одиночеству, по подполью, сообщая читателю, что «мы дошли до того, что настоящую «живую жизнь» рассматриваем почти как труд, почти как службу, и все мы согласны в себе, что лучше из книга.» Инерции, а не настоящей жизни, он, кажется, хочет больше всего.

    Конфессиональный стиль

    Записки из подполья написан в стиле, который критики называют конфессиональным стилем. Роман рассказывается от первого лица с точки зрения подпольщика.Хотя он говорит, что пишет только для себя от скуки и что никогда не собирается публиковать произведение, тем не менее он обращается к читателю с некоторой частотой на протяжении всего романа, как будто уверен, что у произведения действительно будут читатели. Стиль позволяет читателю получить личный доступ к работе ума андеграундного человека. Читатель становится свидетелем всего спектра его паранойи, его ненависти к себе, его жажды мести, его философских разглагольствований. Недостаток этого стиля заключается в том, что реальность фильтруется явно расстроенным разумом подземного человека, что затрудняет восприятие правды. Две части романа стилистически различаются тем, что первая часть представлена ​​как поток сознания, в котором мысли рассказчика передаются как бы в том виде, в котором они возникают у рассказчика, а во второй части организованы воспоминания подземного человека. в формате повествования.

    Структура из двух частей

    Разделенный на две части: «Подполье» и «По поводу мокрого снега», «Записки из подполья» повествует о событиях через рассказчика, подземного человека, в обратном хронологическом порядке.События первой части происходят после событий второй. Эффект почти круговой. «Андерграунд» органично вписывается в «По поводу мокрого снега», когда рассказчик, вдохновленный падающим снегом, вспоминает события второй части романа. Когда предпоследний (предпоследний) абзац второго раздела заканчивается фразой «Но довольно, я не хочу больше писать «из подполья»», читатель понимает, что подпольный человек, конечно, продолжал писать. .Зная это, мы естественным образом возвращаемся к началу романа. Тем не менее, последний абзац признает эту тенденцию, заявляя, что подземный человек «не мог удержаться и пошел дальше. Но нам также кажется, что это может быть хорошим местом для остановки». Хотя отдельные разделы романа хронологически перевернуты и отделены друг от друга примерно двадцатью годами, эффект не раздражает. Скорее, существует определенное единство в том, как они связаны: подземный человек обсуждает, что такое подполье в первой части, а к концу второй части мы узнаем, как он пришел к тому, чтобы занять подземелье в качестве своего постоянного места жительства. .

    Русский философский и литературный романтизм и рационализм

    Вторая половина «Записки из подполья» происходит в 1840-х годах, а первая половина — в 1860-х годах. Оба периода времени значимы в жизни Достоевского. Он только начинал свою писательскую карьеру в 1840-х годах. В 1850-х годах он находился в заключении в Сибири, а затем отбывал положенный срок в армии. Когда он вернулся в Петербург, это был 1859 год, и за время его отсутствия русская литература и философия значительно изменились. В 1840-х годах господствующей темой многих произведений Достоевского были романтические идеалы того времени. Его волновали либеральные идеи социалистической утопии. Мышление русской интеллигенции 1840-х годов было характерно сентиментальным и литературным. Тюрьма не только изменила Достоевского, но и времена изменились к тому времени, когда он смог вернуться в Петербург в 1859 году. 1840-е годы, о которых с такой иронией говорит подпольщик в « Записках из подполья », — но скорее в понятии спонтанного разума, или рациональности, вдохновленной нравственными законами Русской Православной Церкви.Многие образованные русские не одобряли более аналитические рассуждения, которые предпочитали жители Запада в то время, а некоторые отвергали идею христианского социализма. Рациональность среди русских интеллектуалов 1860-х годов ценилась только в том случае, если ее цель оставалась духовной, а не материалистической. Точно так же в Notes from Underground подпольный человек отвергает рациональную количественную оценку и каталогизацию, а также математическую формулировку своих желаний. Напротив, русские социалисты 1860-х годов возлагали свои надежды на развитие общества в погоне за материалистической рациональностью, ориентированной на технические новшества, то есть они верили в идею «Хрустального дворца» (метафорического здания, которое является воплощением рациональных идеалов, но также является отсылкой к реальной физической структуре, построенной в 1851 году в Лондоне для демонстрации последних технологических изобретений промышленной революции), которую Достоевский высмеивает в « Записках из подполья» .

    СРАВНИТЕ И СОПОСТАВЬТЕ

    • 1800-е годы: В середине-конце девятнадцатого века в России бедность затрагивала жизнь бесчисленного множества людей. Подземный человек способен сохранить крышу над головой, но несколько раз занимает деньги в книге, один раз, чтобы заплатить слуге, и один раз, чтобы провести вечер вне дома. Он глубоко стыдится своих условий жизни и своей изодранной одежды.

      Сегодня: После перехода России от социализма к коммунизму и капитализму многие россияне сегодня все еще борются с бедностью. Эта борьба продолжается, несмотря на то, что в некоторых секторах создается новое богатство благодаря национальным запасам нефти.

    • 1800-е годы: Рига и Санкт-Петербург – одни из крупнейших городов России, в которых занято множество промышленных рабочих. И Рига, и Санкт-Петербург, как крупные городские центры, имеют значительное государственное присутствие, а военные чиновники регулируют городскую жизнь при царском режиме. Оба города дороги для людей из рабочего класса.

      Сегодня: Рига в настоящее время является столицей Латвии, провозгласившей свою независимость в 1918 году, хотя позже она подверглась советскому господству.Однако к 1994 году все российские военные части покинули страну. Рига становится все более популярным туристическим городом. Санкт-Петербург не был столицей России с 1918 года; столица сейчас Москва. Называемый самым европейским городом России, а также северной столицей России, Санкт-Петербург является крупным столичным центром, а также одним из самых исторических и живописных городов России.

    • 1800-е годы: Девятнадцатый век часто называют «золотым веком» русской литературы, имея в виду, что до этого времени русские производили мало литературы, которую читали за рубежом.Но в 1800-х годах такие писатели, как Достоевский, Лев Толстой, Иван Тургенев и поэт Александр Пушкин, создали влиятельную литературу, получившую признание во всем мире.

      Сегодня: Русская литература конца двадцатого и начала двадцать первого века изо всех сил пыталась выделиться на международном уровне. Известные современные таланты включают Виктора Пелевина и Василия Аксенова.

    • 1800-е годы: Военные офицеры занимают определенное социальное положение и власть. Военные защищают и обеспечивают империалистическое правление царя.

      Сегодня: Россия больше не империалистическая страна, а капиталистическая нация, управляемая избранным президентом. Владимир Путин был избран президентом России в 2000 году, и при Путине российская армия была расширена.

    Российская политическая история середины-конца девятнадцатого века

    Достоевский вернулся в другую Россию после заключения и военной службы разными способами. Изменился не только философский и литературный климат, но и политическая сцена.Царь Николай I был царем России с 1825 года до своей смерти в 1855 году. При Николае тайная полиция следила за любыми признаками инакомыслия против правления царя. Цензура в сфере образования и издательского дела была жесткой и широко распространенной. Николай был увлечен русским национализмом; он требовал верности неограниченной власти царя и традициям Русской православной церкви. Николаю наследовал его сын Александр в 1855 году; Царь Александр II правил до своего убийства в 1881 году.Александр стремился реформировать правительство, образование, судебную систему и армию. Многие из ограничительных политик цензуры Николая постепенно отменялись при правлении Александра. В целом его практика была охарактеризована как либеральная, но он избегал поддаваться утопическим устремлениям некоторых более революционных русских интеллектуалов.

    Роман Достоевского « Записки из подполья » получил высокую оценку как произведение невероятной литературной сложности и психологической глубины.Его влияние на литературные и философские произведения более поздних писателей было предметом многих критических анализов. Критики также отметили, как темы «Записки из подполья » получили дальнейшее развитие в более поздних произведениях Достоевского. Поскольку роман написан от первого лица, вас приглашают во внутреннюю работу разума подземного человека, и большинство оценок произведения в некотором роде являются анализом характера. Ричард Пис, в году «Записки Достоевского из подполья » предлагают обзор некоторых из этих вопросов, обсуждая то, как роман с точки зрения темы и построения является «типичным романом Достоевского.

    Многие критики сосредотачивают свои исследования на политических и философских элементах произведения. Луи Брегер, написав в Достоевский: Автор как психоаналитик , исследует критику подпольным человеком романтических и утопических идеалов его юности, демонстрируя пути в взгляды подпольного человека часто отражают взгляды Достоевского. Брегер также прослеживает оценку подпольным человеком рациональных, материалистических утопий. При всем этом, отмечает Брегер, сочетание ненависти к себе и упорства подпольного человека в своем интеллектуальном превосходстве представляет исключительный интерес для много критиков.Питер Конради в Федор Достоевский , как и Брегер, сосредотачивается на оценке подпольным человеком как романтизма, так и рациональности; парадоксальным образом подпольный человек как бы осуждает и то, и другое, и на самом деле подход подпольного человека к жизни характеризуется противоречием и парадоксом. Конради замечает, что подпольный человек не только ищет уважения офицера, но и желает сразиться с ним, чтобы завоевать его.

    Ральф Э. Мэтлоу в эссе, включенном в издание романа 1969 года, устанавливает, каким образом перевернутая хронологическая структура романа, состоящая из двух частей, является особенностью психологических проблем подпольного человека.Мэтлоу объясняет, что «через сложную серию психологических и социальных мотивов» рассказчик «приходит к философской позиции, изложенной в первой части». Другие ученые обращают внимание на сходство между темами « Заметок из подполья » и экзистенциалистским мышлением таких философов, как Фридрих Ницше (1844–1900) и Сёрен Кьеркегор (1813–1855). Экзистенциализм подчеркивает, что в отсутствие Бога или трансцендентной силы люди несут ответственность за свое собственное существование и то, что они из него делают.Экзистенциалистские сочинения часто сосредоточены не только на свободе этой философии, но и на страхе, скуке и отчуждении, которые часто ее сопровождают.

    Константин Мочульский в очерке, приложенном к изданию романа 1969 года, утверждает, что «По силе и смелости своей мысли Достоевский не уступает ни Ницше, ни Киркегору. Он родственен им по духу, один из их племя.» Точно так же Роберт Г. Дурги комментирует в своем введении 1969 года к « Notes from Underground », что, хотя работа Достоевского предшествовала развитию экзистенциальной мысли, его письмо в « Notes from Underground » знакомит с темами этой философии. Дурги дополнительно поясняет, что Ницше, изучив произведения Достоевского в конце жизни, признал в нем «родственную душу».

    Кэтрин Доминик

    Доминик — писательница, внештатный редактор и писатель. В этом эссе Доминик изучает характеристику подземного человека в « записках из подполья».

    Учитывая часто уничижительную манеру, в которой Достоевский изображает подпольного человека, читатели могут поначалу чувствовать себя некомфортно из-за рассказчика, аргументов, которые он приводит, и того, как он взаимодействует с другими.И все же, несмотря на упорство подпольщика в своем нравственном превосходстве, несмотря на его злобность и травлю Симонова и его друзей, и даже несмотря на ужасное обращение подпольщика с Лизой, он все же сохраняет некоторое подобие сочувствующего характера. Можно возразить, что сочувствие к человеку из подполья может быть пробуждено ужасом, который человек испытывает в ответ на глубину его паранойи. Роберт Г. Держи отмечает в своем предисловии к « Notes from Underground » 1969 года, что «психологи называют его парадигмой параноидальной личности» и что первая часть романа была «перепечатана в клинических исследованиях психотических расстройств. Возможно, легче сочувствовать такому неприятному индивидууму, если мы понимаем, что он на самом деле болен. Кроме того, Дурги отмечает, что подпольный человек представляет интерес и для социологов, которые находят его «квинтэссенцией выражения городской отчужденности, жертва трагического сбоя в человеческом общении». Признает он это или нет, подпольный человек может рассматриваться как жертва своего общества. Однако ни одно из этих качеств не делает подпольного человека объектом сочувствия. .Скорее, взаимодействие между чувством отчуждения андеграундного человека и его паранойей создает персонажа, к которому читатели чувствуют влечение (по крайней мере, в той же мере, в какой он их отталкивает) и которому они способны сочувствовать. Эти элементы освещаются в цикле событий, который повторяется несколько раз на протяжении всего романа. Цикл, в который попал подпольный человек, начинается с его глубокой уверенности в своем интеллектуальном превосходстве, ведет к его бредовой потребности мести и заканчивается его отчуждением и изоляцией.

    ЧТО МНЕ ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ?

    • Книга Достоевского « Бедные люди », которая была опубликована в 1846 году и позднее переведена как « Бедные люди », представляет интерес для тех, кто желает сравнить его ранние произведения (написанные до его заключения в Сибири) с более поздними произведениями. (изданные в 1860-е годы после его возвращения в Петербург).
    • Преступление и наказание (позднее переведено как Преступление и наказание ), изданный в 1866 году, является еще одним из психологических романов Достоевского.В нем автор обращается к темам, подобным тем, что были в « Записках из подполья », включая отчуждение рассказчика. В романе также используется аналогичный исповедальный стиль от первого лица.
    • Кто может быть счастлив и свободен в России? (1917) — сборник стихов Николая Алексеевича Некрасова (1821–1878). Стихотворение Некрасова цитируется в начале второго раздела « Записки из подполья ».
    • Российская империя: 1801-1917 (1988) Хью Сетона-Уотсона предлагает социальную и политическую историю, освещающую гнетущую атмосферу, в которой писал Достоевский.
    • Федор Достоевский: Этюд (1921) Эми Достоевской, написанный дочерью Достоевского. Биография содержит интимные, из первых рук рассказы о жизни писателя.

    В начале второй половины романа, после продолжительных рассуждений рассказчика на философские темы и его утверждений о своем высокоразвитом сознании в первой половине книги, подземный человек уверяет читателя в своем превосходном интеллектуальном развитии. Но, несмотря на это, он испытывает и чувство тоски, а следовательно, «появлялась бы истерическая жажда противоречий, контрастов, и вот я пустился бы в разврат.В одном из таких случаев подпольщик оказывается в таверне в надежде ввязаться в драку. Безуспешно, он уже собирается уйти, когда армейский офицер берет его за плечо и отодвигает в сторону, чтобы пройти через переполненный трактир; он делает это, даже не взглянув на подпольщика. Проходят годы, а подпольщик все еще думает об офицере. Замышляется месть, в центре внимания которой подпольщик, наткнувшийся на офицера на улице. Годы обиды, кульминацией которого стала уличная ухаба, результат того, что подпольный человек раздул инцидент в баре до оскорбления своей чести.Реакция явно искажена, но рассказчику кажется, что он наконец установил «равное социальное положение», которого заслуживает. Несмотря на то, что подпольщик воспринимает как успех в этом деле, он снова возвращается в свою изоляцию, чтобы покаяться в своих набегах на разврат. Достижение социального равенства так важно для рассказчика, потому что он чувствует себя во многих отношениях выше большей части общества, несмотря на его очевидное самобичевание. Тем не менее, недостаточно того, что он выиграл эту своего рода дуэль с офицером, и мести по-прежнему будет недостаточно, чтобы успокоить его душу и смягчить чувство отчуждения по мере развития романа.

    После периода добровольной спячки, длившегося несколько месяцев, подземный человек снова отправляется в общество, чувствуя потребность «обнять все человечество». Но тот знакомый, к которому он обычно обращается в такие моменты, начальник отдела, оказывается недоступен, и приходится довольствоваться вторым избранником, бывшим однокашником по фамилии Симонов. Подземный человек прибывает в жилище Симонова как раз в тот момент, когда он и его друзья планируют прощальный ужин для другого бывшего одноклассника Зверькова.Подпольщик никогда не дружил со Зверковым. Тем не менее, вклинившись в разговор, который ведут Симонов и остальные, подпольщик понимает, что у них нет планов приглашать его с собой. Его вот-вот проигнорируют, незаметят так же, как он остался незамеченным офицером ранее в романе. Сверхчувствительный к такому игнорированию, поскольку это усиливает уже имеющееся у него чувство отчуждения от остального общества, подпольщик настаивает на том, чтобы сопровождать Симонова и остальных, он присоединится к прощальной вечеринке для Зверькова.Естественно, остальные удивлены и даже враждебны, но подземному человеку тем не менее позволяют пройти. Хотя он беспокоится о впечатлении, которое произведет, он все же появляется быстро, только чтобы обнаружить, когда остальные приходят через час, что они изменили время вечеринки, не уведомив его. В чем-то понятно это социальное пренебрежение к подпольщику: он даже не заботится ни о ком из мужчин в группе, кроме, может быть, Симонова; и он грубо пригласил себя вместе. Но то, что группа сделала с ним, непростительно в глазах подпольного человека, и он продолжает злобно оставаться с партией до конца, пытаясь сделать всех как можно более неудобными и раздраженными. Он даже часами расхаживает перед ними, громко топая ботинками, пока они пьют и смеются вместе. Ему больно от того, как они неправильно его воспринимают. Позже мужчины уходят в бордель, оставив подпольщика позади, насмехаясь над тем, что он вызвал одного из них на дуэль, а также отказавшись от его извинений.Когда они уходят, подземный человек заявляет, что он «стоял там, оплеванный». Он чувствует «мучительную тоску» в сердце. Хотя он, возможно, заслужил все насмешки других мужчин, раны подпольного человека глубоки, и боль от возобновившегося чувства отчуждения заставляет его снова искать мести, решив найти Зверькова и дать ему пощечину. У него никогда не бывает шанса, потому что подпольщик находит в публичном доме не Зверькова, а Лизу.

    Все еще уязвленный тем, как он был унижен, позволил себя унизить, он обнимает, как низко пал, и, подходя к Лизе, думает, как он рад, что выглядит таким злым, как он счастлив, что Лиза думает он отвратителен. После того, как они занимаются любовью, он пытается кратко поговорить с ней, чтобы положить конец неловкому молчанию. Не зная, почему он не может уйти, он начинает разговор о гробе, который, как он видел, выносят из подвала; ее ответы кажутся ему грубыми, неохотными, а потом «что-то меня вдруг начало подстрекать». Разговор превращается для подпольщика в игру, в попытку манипулировать Лизой и ее эмоциями, заставить ее почувствовать себя маленькой и одинокой, как его принизили Зверков и его друзья.Чувствуя ее уязвимость, он начинает чувствовать себя сильным и безжалостно атакует ее самоощущение. Когда она как бы бросает ему вызов, замечая, что он говорит как бы «из книги», он слышит в ее тоне насмешку, и им овладевает «злое чувство». Его речь становится жестокой, а не просто высокомерной и осуждающей. Подземный человек чувствует, что он «перевернул всю ее душу и разбил ей сердце». Хотя он ненадолго думает о продолжении своего натиска, чтобы закончить свою «игру», теперь он обнаруживает, что хочет только сбежать, но не раньше, чем он попросит у Лизы прощения и даст ей свой адрес. Он выместил на ней свою потребность отомстить Зверькову и остальным, найдя способ в своем сломленном уме возложить на нее какую-то вину, чтобы она заслужила его нападение. Он читает в ее тоне грубость и насмешку, а учитывая, что она не более чем проститутка, он не потерпит от нее ни грубости, ни насмешки. Вернувшись домой, он боится ее и, кажется, стыдится своего поведения, но затем пытается оправдать свои действия.

    На какое-то время цикл, в котором подземный человек, кажется, навсегда застрял, кажется, был разорван.У Лизы, как у Зверкова и компании, так и у офицера, подпольщика мучает несоответствие между его чувством превосходства и отношением к нему как к социально неполноценному; эти люди либо высмеивают его, либо игнорируют. Его ответ, как с Лизой, так и с другими, — отомстить. Наконец, его чувство изоляции и отчуждения возрождается и усиливается со всеми тремя встречами. А вот с Лизой все иначе. С Лизой подпольщик сомневается в себе, сомневается в необходимости своей мести. Он одержим мыслями о ней и о том, что с ней будет, и даже воображает, что Лиза была им спасена, и награждает его своей любовью. Однако когда она приходит к нему, он не может принять человеческую эмоциональную связь, которая не основана на силе. Подземный человек спрашивает Лизу после того, как он расплакался, презирает ли она его. Лиза колеблется. Подземный человек интерпретирует ее реакцию как смущение и неспособность ответить. В этот момент всякая надежда для него потеряна.В момент ее колебаний подземный человек отвергает возможность жить где угодно, кроме подполья, что он может надеяться на что-либо, кроме изоляции. После этого короткого момента ее колебания он приказывает ей выпить чай. «Страшная злоба на нее вдруг вскипела в моем сердце… Чтобы отомстить ей, я поклялся мысленно не говорить ей с тех пор ни слова. «Это она все причина, — думал я».

    Тем не менее, Лиза все еще пытается связаться с ним, рассказывая ему, как она хочет сбежать из публичного дома.Ее усилия тщетны. Он говорит ей, что его попытки «спасти» ее были мотивированы только его стремлением к власти над кем-то. Разгневанный на нее, он показывает, что боится, что она подумает, что он герой, но затем «внезапно увидит меня в этом рваном старом халате, жалком, мерзком». Через Лизу подпольный человек понимает, что чувство превосходства, на котором была основана его жизнь, ошибочно, и этого он ей не простит. И все же ее все еще тянет к нему, и, видя, как он обезумел, она пытается его утешить.В ответ на ее доброту подземный человек, кажется, жалеет ее и то, как «она считала себя бесконечно ниже меня». Лиза остается рядом с ним, пока он рыдает, и когда он останавливается, подпольщик понимает, что «роли теперь окончательно поменялись, что она теперь героиня, а я такое же раздавленное и униженное существо, каким она была до меня. » Понимая, что он завидует ей этой власти, подпольный человек признается, что без обладания им этой самой власти над кем-то, без обладания им способностью тиранить, он не может существовать, и после того, как они снова займутся любовью, он хочет только, чтобы Лиза ушла.Кроме того, он пытается восстановить свою власть над ней, заплатив ей. В конце концов, она ушла, и он снова остался один. Не в силах по-настоящему разорвать цикл, подземный человек снова уходит под землю, пытаясь отомстить за обиды, которые он воспринимает — через искаженный фильтр своего беспокойного разума — как нанесенные ему, и пытаясь сбросить весы таким образом. что его чувство превосходства уравновешивается чувством власти (а не перевешивается социальной неполноценностью).Как ни жалок подземный человек в этом состоянии, всякое сочувствие читателей к нему теперь сломлено, и часть их чувства сочувствия должна уйти с Лизой.

    Источник: Кэтрин Доминик, Критический очерк Заметки из подполья , в Романы для студентов , Гейл, Cengage Learning, 2009.

    Радо Прибич

    темы романа и обсуждает характеристику Достоевским подпольного человека.Прибич дополнительно оценивает, насколько мнения и проблемы человека из подполья актуальны в современном мире.

    Прошло десять десятилетий со дня смерти Достоевского, но многие проблемы и идеи, освещенные в его романах и новеллах, по-прежнему актуальны для действительности нашего времени. То же относится и к полифоническому стилю Достоевского, который Л. Гроссман назвал «поистине блестящей страницей в истории европейского романа».

    Записки из подполья был написан в 1864 году.Он стоит на пороге постсибирского периода Достоевского и включает в себя в зачаточной форме основные идеи и эстетические принципы, лежащие в основе его последующих крупных романов. Главный герой, подземный человек, является архетипом всех подземных людей. Его проблемы порождены затруднительным положением его поколения, захваченного трудами конфликтующих идеологий, ни одной из которых не удалось оплодотворить и преобразовать реальную жизнь. «Сегодня мы даже не знаем, где настоящая жизнь… мы не знаем, к чему присоединиться, за чем не отставать, что любить, что ненавидеть, что уважать, что презирать», — говорит подпольный человек в конце. своего признания.

    Если предположить, что творческая литература является основным выражением мысли и отклика в данный период, подпольного человека можно считать социально-историческим явлением; однако Notes сам по себе является прежде всего произведением искусства, а не историческим документом. Однако Достоевский, на протяжении всего романа не вмешивающийся в поток сознания подпольного человека, ловко закрывает брешь между вымыслом и реальностью в сноске, которая гласит: «Такие люди, как автор этих заметок, могут и должны существовать в наше общество, если мы подумаем об обстоятельствах, при которых это общество образовалось.

    Рассмотрим теперь, какие из проблем и воззрений подпольного человека актуальны и в наше время.

    Наиболее заметными чертами подпольного человека являются острый ум и повышенное самосознание. Эти способности делают главного героя чрезвычайно чувствительным к себе и критическим окружающего мира, заставляют его сомневаться и всему противоречить, и в то же время они усиливают его эгоцентризм и тщеславие до такой степени, что он теряет способность объективно понимать других и начинает судить о людях только по своему сознанию. .«Теперь мне совершенно ясно, что из-за бесконечного тщеславия, которое заставляло меня ставить себе невозможные нормы, я относился к себе с яростным неодобрением, граничащим с отвращением, и потом всем встречным приписывал свои собственные чувства», — признается подземный человек.

    Солипсизм подпольного человека разъедает и его эмоциональную жизнь. Он становится неспособным взять на себя обязательства и больше не может протянуть руку и утвердить себя другого. Таким образом, время от времени подпольный человек уходит в мир грез вместо любви и дружбы.Он так хорошо играет в эту игру, что принимает ее за реальность; он льет слезы и страдает. Но ни одна из его мечтаний так и не материализуется, и подземный человек остается несбывшимся мечтателем.

    Подземный человек проводит двадцать лет в добровольном уединении; он прислушивается к своему сознанию и мучает себя до безумия. Он занимается саморазрушающим анализом; он вступает в полемику с собой и другими сознаниями и вовлекает в процесс самосознания весь окружающий мир.Тогда он раскрывается и разъясняет свои взгляды в исповедальном высказывании, которое, по его мнению, беспощадно искренно, ибо окончательную истину о человеке может дать только он сам. Поскольку исповедь не предназначена для публикации, подпольщик ничего не приукрашивает; во всем произведении нет ни единой вспышки раскаяния. «Не кажется ли вам, господа, что я в чем-то каюсь перед вами, что прошу прощения в чем-то? Я уверен, что это так кажется… Но уверяю вас, что мне все равно, если так и вам, — говорит подпольщик.

    Первая часть Notes представляет собой конгломерат многих взглядов и идей, которые никогда не перерастают в полное повествование. С помощью внутреннего диалога подпольный человек углубляется в собственное сознание, ищет оценки себе и предвосхищает, что о нем подумают другие. В следующий момент он уничтожает собственное определение и разрушает окончательное суждение своего фиктивного спорщика. Он постоянно стремится быть на шаг впереди собеседника и создает себе лазейки, позволяющие ему продолжать спор сколь угодно долго и обрывать его, когда ему заблагорассудится.Весь ход его мыслей представляет собой порочный круг, состоящий из тезиса и антитезиса без синтеза.

    Подпольщик начинает свою исповедь с жалобы на плохое здоровье. Он знает о своей болезни, но отказывается просить о медицинской помощи просто из противоречия. «Я прекрасно знаю, что причиняю вред себе и никому другому. Но я назло отказываюсь просить помощи у врача. Значит, у меня болит печень? Ну, пусть еще больше болит!» Главный герой продолжает жить в Петербурге, хотя и знает, что не может себе этого позволить в финансовом плане и что климат нездоровый.Он инерцией аннулирует безжалостную последовательность причин и следствий и своей причудливой волей противостоит механистической неизбежности законов природы. «Где первопричины всяких поступков, оправдание их?… Я совещаюсь, а получается, что за каждой первопричиной тащится другая причина, кажущаяся действительно первопричиной, и так далее, и тому подобное, до бесконечности…» И заключает он. его рассуждения: «Лучше всего вообще ничего не делать, лучше всего — сознательная инерция. Тост за мышиную нору!» Подземный человек мечтает о полезной и достойной жизни, однако первое, что он делает после окончания школы, — отказывается от своего положения и разрывает все связи с прошлым.Он жаждет возвышенного и прекрасного, но как раз тогда, когда он наиболее сознателен и способен на утонченность, он ведет себя униженно. В офисе подпольный человек груб и груб с людьми и заставляет их чувствовать себя несчастными, но вскоре он обнаруживает, что в его натуре было много элементов, прямо противоположных злу.

    Человек подполья болезненно чувствует несоответствие своего характера и его проявления в данных обстоятельствах, но он продолжает разрушать свои эмоции своим интеллектом и уничтожать свои рациональные соображения своей прихотливой волей.Он не может измениться, ибо только дурак может сделать из себя все, что захочет. Наконец, подпольный человек достигает точки, когда он больше не различает, что правильно, а что неправильно, верит ли он в то, что говорит, или просто лжет. Он начинает считать это нормальным состоянием; он даже получает от этого удовольствие. И делает вывод, что все в порядке, пока он это осознает. Таким образом, самосознание подпольного человека поглощает все остальные черты его характера, растворяет и опустошает все конкретные черты его образа, пока не остается ничего, кроме полнейшего внутреннего отчуждения. Но в то же время он жаждет хотя бы одной определяющей черты. Он не возражал бы, если бы кто-нибудь назвал его ленивцем. «Как ужасно приятно было бы услышать это о себе. Это значило бы, что я ясно определен, что обо мне есть что сказать».

    Отношения подпольного человека со своими собратьями омрачены теми же противоречивыми элементами, которые активны в его личности. Это приводит его к конфликту не только с самим собой, но и с внешним миром.Зная о своем остром интеллекте, подземный человек считает себя выше своих собратьев, но у него сразу же развивается комплекс неполноценности, и он уединяется в своей мышиной норе, когда ему приходится сталкиваться с нормальными мужчинами. В своей норе он погружается в нескончаемую ненависть; он придумывает всякие унижения и готовит месть, зная все время, что никакого унижения не было; и не за что мстить. Порочный круг этой полемики продолжается и продолжается, пока подпольный человек не кладет ему конец.

    В своем эгоцентричном затворничестве подпольный человек отвергает утверждение чужого сознания. В мышлении подпольного человека нет «мы»; есть только «я» и «другие». Большинство этих других, по мнению подпольного человека, глупо и ограниченно; они похожи друг на друга, как стадо овец, не обладают изобретательностью, мыслят и выражают себя заранее подготовленными шаблонами.

    Остальные отвратительно порочны и аморальны.Они унижают, обижают и запугивают друг друга; они смотрят на других свысока, как на комнатных мух, и используют их как половики. Они судят друг о друге по одежде и профессиональным успехам, а не по моральным качествам. Но, как бы высокомерно они себя ни вели, как бы ни валялись в грязи и пороках, угрызений совести они не почувствуют, ибо даже не сознают своей испорченности.

    Остальные тоже лицемеры. Они притворяются честными и искренними, но все, что у них на уме, это стараться не упускать из виду полезное.Они бредят возвышенным и прекрасным, но в глубине души являются мошенниками. Они говорят об идеалах, но и пальцем не пошевелят, чтобы эти идеалы претворить в жизнь, ибо они никогда не поставят под угрозу свою карьеру, выступая против устоявшегося общественного порядка.

    Итак, как разумный человек может функционировать в обществе, состоящем из коррумпированных, аморальных, враждебных и жестоких членов? На это у подпольного человека есть три ответа. Во-первых, можно вопреки здравому смыслу принять мир с его вздором и противоречиями и стать таким же бесхребетным существом, как и другие.Но поскольку разумный человек не может утаить свою совесть, он будет ненавидеть себя за этот преднамеренный самообман. Во-вторых, можно продолжать борьбу за правду, хотя это повлечет за собой непрекращающиеся столкновения с другими и с обществом. Наконец, человек может осознать, что в его ситуации нет выхода, и в результате уйти в абсолютную инерцию.

    Из-за своего критического и негативного отношения к своим собратьям подпольный человек не может установить тесные отношения с другими.Любовь, преданность и прощение — чуждые ему понятия. Он ненавидит воспитавших его дальних родственников за их нытье и за то, что они бросили его в интернат [.] Он никогда не общается со своими одноклассниками, не заводит друзей на работе. Однажды симпатичный, уступчивый мальчик становится его другом. Но подпольный человек сразу же начинает управлять его разумом[.] Он внушает ему презрение к другим и заставляет порвать с ними. Когда он, наконец, полностью овладевает мальчиком, он ненавидит и отвергает его.«Как будто я хотел его полной дружбы только ради того, чтобы завоевать ее и заставить его подчиниться мне», — говорит подпольный человек.

    Единственный человек, способный хотя бы временно противостоять саморазрушающему сознанию подпольного человека, это проститутка Лиза. Подпольщик встречает ее после провального вечера с бывшими одноклассниками и начинает вымещать на ней собственное унижение. Кратковременные отношения с Лизой — прекрасный пример порочного круга, в котором крутится дьявольское сознание подпольного человека.Чтобы запугать Лизу, подпольщик придумывает жуткую похоронную историю о проститутке. Затем, заметив, что рассказ не трогает Лизиного сердца, он смещает центр тяжести на более сентиментальное дело. Он бредит красотой семейной жизни, тайной любви, румяными щечками и миниатюрными ноготочками младенцев. На этот раз ему это удается. Он дает Лизе свой адрес, тут же жалея о переезде, так как не уверен, действительно ли хочет, чтобы она приехала. Дома подземный человек мечтает спасти Лизу и превратить ее в прекрасную, умную женщину, которая, конечно же, влюбится в него.Когда Лиза наконец и неожиданно прибывает, она находит подпольного человека в довольно антигероической ситуации, огрызающегося, как злая собака, на своего слугу. В слепой ярости подпольщик кричит на Лизу, что он солгал ей, что он хочет только власти и роли. Он раскрывает свой порочный и эгоистичный характер, а затем кричит, что никогда не простит ей того, что она стала свидетелем его нервного срыва и выслушала его признание.

    Когда подземный человек наконец понимает, что, несмотря на все, что он сказал, Лиза интуитивно понимает, что он очень несчастное существо, его неистово тянет к ней.Чтобы стряхнуть с себя господство Лизы, он дьявольским поступком разрушает свой образ в ее глазах. Он занимается любовью с Лизой, а затем, отсылая ее, сует ей в руку пятирублевую купюру.

    Человек из подполья объясняет свое глупое и злобное поведение в обобщающем заявлении: «Я не мог влюбиться, потому что для меня любить означало запугивание и моральное господство. Я никогда не мог представить другого способа любить и достиг момент, когда я думаю, что любовь состоит из добровольной уступки объекта моей любви и моего права запугивать его.

    Уход Лизы сигнализирует об окончательном разрыве с внешним миром. Его символизируют скрип и хлопанье тяжелой двери квартиры и мертвая тишина и мрак улицы, покрытой мокрым желтоватым снегом. Внутреннее и внешнее

    Полемика подпольного человека с самим собой и с другими тесно переплетается с его идеологическими воззрениями Одна из основных идей, выдвигаемых в споре с социалистическим утопизмом, состоит в том, что человек не есть конечная величина на какой устойчивый расчет можно произвести.Уравнение 2 × 2 = 4 неприменимо к человечеству. Человек хочет быть свободным и попытается отменить любые навязанные ему правила. Он не хочет стать клавишником рояля или органным упором. Он отвергнет хорошо спроектированный хрустальный дворец, потому что абсолютный порядок в нем разрушил бы его творческую свободу. В мире, в котором все распланировано, жизнь станет крайне скучной; не будет ни сомнений, ни страданий, ни хаоса, ни разрушения.

    Подземный человек также спорит с утилитаризмом, который был довольно популярен в 1860-х годах.Было бы самообманом полагать, что человек будет делать только то, что отвечает его интересам. Можно осыпать человека всеми земными благами, утопить его в счастье и дать ему экономическую безопасность. И все же он откажется от всего этого, лишь бы привнести свои смертоносные фантазии во все здравомыслие. Человек никогда не перестанет делать гадости; он не станет хорошим и добродетельным только потому, что это в его интересах. И разум и все полезное и прекрасное он пошлет к черту, лишь бы утвердить свое право на самые отвлеченные желания.

    Еще одна идея, выдвигаемая подпольным человеком по разным поводам, состоит в том, что человек испытывает отвращение к исполнению своих желаний. Он любит смотреть на свои цели со стороны и наслаждается процессом достижения больше, чем самой целью. Он почти боится достичь цели, ради которой работает. Достижение означает застой, конец желаний и желаний. Человек не муравей, который своей конечной целью считает муравейник. Его жизнь – это непрерывный драйв к новым целям.

    Последняя идея, отстаиваемая подземным человеком, заключается в том, что человек не смягчается под влиянием цивилизации, не становится менее кровожадным или менее склонным к войне. С веками человек становится только злее, кровожаднее, создавая все большее разнообразие ощущений. В прошлом человек убивал без малейших угрызений совести тех, кого считал нужным убить. Сегодня человек считает кровопролитие ужасным, но продолжает практиковать его еще в большем масштабе.Тираны нашего времени настолько многочисленны и привычны для нас, что даже не бросаются в глаза. Их методы настолько дики и ужасны, что отодвигают на задний план все жестокости варварских времен. Мужчины «сражаются и сражаются; они сражаются сейчас, сражались раньше и будут сражаться в будущем».

    Затруднительное положение подпольного человека, а также проблемы и идеи, которых он касается, — все человеческие и общечеловеческие; они выходят за пределы обществ и периодов времени. Стоит только оглянуться вокруг, чтобы найти многочисленные вопиющие параллели в нашем веке.За последние сто лет человеческий интеллект творил чудеса в технике и науке, но технический процесс на самом деле не освободил человека; это только приблизило эру хорошо спроектированного хрустального дворца. Прежде всего, человек не смог сопоставить свою научную виртуозность с моральным и этическим пониманием, и мало что было сделано для улучшения человеческих отношений. Как и прежде, человека мучают расходящиеся идеологические, политические и социальные концепции. Извечный вопрос о добре и зле до сих пор является предметом произвольного толкования, и потребность в истине недостаточно сильна, чтобы предотвратить извращение человеческого воображения и хода мысли в сторону предубеждений и предубеждений. Мужчины по-прежнему порочны и жестоки; они подвергают друг друга неоправданным лишениям и самым непонятным ситуациям, далеким от обычной жизни. Наконец, если тщательно изучить прошлые исторические события, можно сделать удручающий вывод, что человек ничему не учится из истории; он все еще борется, борется, борется. И все же, несмотря на физическое и духовное заточение, человек продолжает дорожить своей личной свободой и направляет большую часть своей изобретательности на защиту от мешающих элементов.Таким образом, в заключение можно сказать, что три возможности выживания, данные подземным человеком, применимы и к нашему времени: согласиться на все и стать бесхребетным существом; бороться за правду и собственные взгляды и страдать; или уйти и уйти в подполье.

    Источник: Радо Прибич, « Записки из подполья : Сто лет после смерти автора», в Достоевский и состояние человека после века , под редакцией Алексея Угринского, Фрэнка С.Ламбаса и Валия К. Озолиньш, Greenwood Press, 1986, стр. 71-77.

    Брегер, Луи, «Смерть Марии: Заметки из подполья », в Достоевский: автор как психоаналитик , New York University Press, 1989, стр. 181-209.

    Конради, Питер, « Двойник и Записки из подполья », в Федор Достоевский , Macmillan, 1988, стр. 21-41.

    Достоевский, Федор, Записки из подполья , перевод Ричарда Пивера и Ларисы Волохонской, Vintage Classics, 1994.

    Дурги, Роберт Г., Введение, в Заметки из подполья , Федор Достоевский, перевод Сержа Шишкова, University Press of America, 1969, стр. VII-XXII.

    Джексон, Роберт Луи, « Заметки из подполья : Происхождение» и « Заметки из подполья : Анализ», в Достоевский «Подпольный человек в русской литературе» , Greenwood Press, 1981, стр. 19-30, и 31-48.

    Матлоу, Ральф Э., «Структура и интеграция в Notes from Underground », в Notes from Underground , Федор Достоевский, University Press of America, 1969, стр. 181-203.

    Мочульский, Константин, « Записки из подполья », в Записки из подполья , Федор Достоевский, University Press of America, 1969, стр. 129-49.

    Пис, Ричард, Введение, «Комментарий к Заметкам из подполья Часть I» и «Комментарий к Заметкам из подполья Часть II», в Достоевского «Записки из подполья » , Bristol Classic Press, 1993, стр. V -VIII, 3-35 и 36-68.

    Певеар, Ричард, Предисловие, в Заметки из подполья , Федор Достоевский, Vintage Classics, 1994, VII-XXIII.

    Андерсон, Барбара А., Внутренняя миграция в период модернизации в России конца девятнадцатого века , Princeton University Press, 1980.

    Андерсон изучает модели миграции в России в конце XIX века, исследуя тенденции и причины миграции. Лиза в Записки из подполья мигрирует из города Риги в тогдашнюю столицу России Санкт-Петербург.

    Флат, Кэрол А., «Страх перед верой: скрытое религиозное послание заметок из подполья », в Slavic and East European Journal , Vol. 37, № 4, 1993, стр. 510-29.

    Флат утверждает, что в романе Достоевского есть настойчивость автора на потребности человечества во Христе.

    Кауфманн, Вальтер, Экзистенциализм от Достоевского до Сартра , Пингвин, 1975.

    Кауфманн исследует философию экзистенциализма, начиная с трактовки предмета в « Заметках из подполья» Достоевского и обсуждая на более поздних философов.

    Меерсон, Ольга, «Ветхозаветный плач в монологе подпольного человека: опровержение экзистенциалистского прочтения записок из подполья », в Slavic and East European Journal , Vol. 36, № 3, осень 1992 г., стр. 317-22.

    Меерсон определяет сходство между речами подпольного человека и отрывками из Ветхого Завета христианской Библии и исследует тематические параллели между произведениями.

    Титова Ириния и Пол Э.Ричардсон, «Федор Михайлович Достоевский», в Russian Life , Vol. 49, № 6, нояб.-дек. 2006, стр. 52-62.

    Авторы данной статьи предлагают краткую биографию Достоевского, включающую обсуждение его основных произведений.

    Роль военных журналистов и корреспондентов в годы Второй мировой войны

    На фронтах Великой Отечественной войны погибло 1500 представителей нашего цеха. Среди них Герои Советского Союза — Муса Джалиль, известный поэт, журналист, до войны работавший в Москве, сотрудник армейской газеты «Мужество», расстрелянный в Моабитской фашистской тюрьме в марте 1944 года.
    Цезарь Куников, московский журналист (командир отряда десантников, погиб в боях за Новороссийск в феврале 1943 г.). Петр Назаренко, корреспондент газеты «Красная звезда», впоследствии начальник артиллерии дивизии, погиб в апреле 1944 года на правом берегу Днестра. И многое, многое другое…

    Советская печать была тем орудием, которое убеждало, мобилизовывало людей на подвиги, на самопожертвование, на преодоление трудностей. На службу Родине были поставлены лучшие журналистские и литературные силы, они талантливо, горячо и искренне писали о подвигах и героизме воинов, о трудностях и мужестве людей, об их стойкости и любви к Родине.Да и сами журналисты часто рисковали жизнью, особенно фотожурналисты и операторы, чтобы выполнить задание редакции, случалось, что они погибали.


    Писатели М. Шолохов, А. Фадеев, Е. Петров в гостях у командующего Западным фронтом генерал-лейтенанта И. С. Конева (крайний слева).

    Все СМИ в годы Великой Отечественной войны работали в особом режиме. Важнейшую роль играло проводное радио. Оно передало правительственное заявление о вероломном нападении Германии на СССР в 12 часов 22 июня.А через 45 минут были переданы первые военные «Последние новости». 24 июня было создано Совинформбюро, важнейшей задачей которого было представление сводок о боевых действиях и фронтовых сообщений. С этого времени и до конца войны каждый день миллионов людей начинался и заканчивался сводками Совинформбюро. Тогда вся страна знала имя главного диктора, читавшего эти сводки, Юрия Левитана. Всего за годы войны было прослушано более двух тысяч ежедневных сводок и 122 сообщения «В последний час».Работа всех СМИ была перестроена на военный лад. Военные отделы появились в газетах и ​​на Всесоюзном радио. Главной их задачей было показать коварные планы врага, раскрыть его завоевательные планы по отношению к народам СССР, а также разъяснить населению и солдатам, что война справедлива для нашего народа, потому что она называется на защиту Отечества от коварных захватчиков.

    Реструктурирована структура СМИ. Количество центральных газет сократилось вдвое (до 18), уменьшился их тираж.Перестали выходить многие специализированные, отраслевые, а также комсомольские издания. Сократилась и местная пресса. Но вместо этого была создана сеть новых изданий, прежде всего фронтовых газет. Это были газеты воинских частей всех уровней — армейских, бригадных, стрелковых, танковых, общевойсковых соединений, войск ПВО. Всего к концу 1942 г. было создано около 700 таких газет. Для работы в них проводились специальные мобилизации журналистов в соответствии с директивами партийных органов.В армии и на флоте выходило пять центральных газет. Главный из них – «Красная звезда». С началом войны в ней стали публиковаться известные писатели А. Сурков, В. Гроссман, К. Симонов, А. Толстой, И. Эренбург и другие. 1200 номеров этой военной газеты — героическая летопись роста мощи армии и воинского искусства ее полководцев. Центральным органом на флоте была газета «Красный флот», а в конце 1941 года стала издаваться специальная газета для личного состава ВВС «Сталинский сокол».Потом «Красный сокол» — для личного состава дальней авиации. Были также журналы (20) для армии и флота, политических, литературных и художественных направлений.

    Важную роль сыграли тыловые газеты, которые писали о положении на фронте, о героизме бойцов, но главное, призывали оставшихся в тылу сделать все возможное и невозможное для обеспечения их со всем необходимым. «Все для фронта, все для победы!» — этот лозунг определил основной смысл публикаций этих изданий.Помимо фронтовых газет, на оккупированной территории издавались также подпольные (около 200 в 1944 г.) и партизанские издания. Их задача — вести бой с противником в его тылу.


    Часть советской киногруппы перед подписанием капитуляции в Берлине (8 мая 1945 г.)

    Публицистика во время войны очень разнообразна. Она не знала себе равных в мировой истории и родилась из сплава таланта журналистов, их личной убежденности в необходимости борьбы за свободу Родины и их связи с реальной жизнью.Газеты того времени публиковали множество писем рабочих, солдат армии, тружеников тыла, это создавало в народе чувство единения перед лицом общего врага. С первых же дней войны о войне для газет стали писать выдающиеся публицисты М. Шолохов, А. Толстой, Н. Тихонов, К. Симонов, Б. Горбатов, Л. Леонов, М. Шагинян и другие. Они создали сильные произведения, которые убеждали людей в грядущей победе, рождали в них патриотические порывы, поддерживали веру и уверенность в непобедимости нашей армии. В первые годы войны эти произведения призывали людей к защите отечества, к преодолению препятствий и невзгод, к борьбе с врагом. Произведения этих авторов печатались во многих фронтовых газетах. Важную роль играла и переписка военных корреспондентов.

    Одним из самых известных был К. Симонов. Он прошел тысячи километров по военным дорогам, и описал свои впечатления в многочисленных очерках, рассказах, романах, стихах. Его строго сдержанная манера письма радовала читателей, внушала доверие, вселяла веру и надежду.Его очерки звучали и по радио, распространялись по каналам Совинформбюро. Его знаменитые стихи «Жди меня» стали своеобразным заклинанием для большинства людей накануне войны.

    Поэт Евгений Долматовский в Берлине, 1945 год

    Публицистика также использовала сатирические жанры. Брошюры, карикатуры, фельетоны широко использовались в газетах и ​​журналах. Выходили специализированные сатирические издания «Фронт Юмор», «Черновик» и другие. Важнейшее место в журналистике военных лет занимала фотожурналистика. Фотожурналисты запечатлели, передали современникам и сохранили для потомков героизм и быт того времени. С 1941 года издаются специальный журнал «Фронтовая фотоиллюстрация» и «Фотогазета».

    Евгений Халдей рядом с Германом Герингом на Нюрнбергском процессе

    На Нюрнбергском процессе одним из вещественных доказательств были фотографии Евгения Халдея, Давидзона и многих-многих советских фотографов, зафиксировавших следы нацистских преступлений.

    Поэтому бесценен подвиг журналистов, сражавшихся с ручкой и фотоаппаратом и также внесших свой вклад в нашу Победу!

    Содержание
    Введение 3
    1. Решение проблемы идеологии посредством печати и радиовещания в годы Великой Отечественной войны 6
    1.1 Реорганизация советской печати и радиовещания на военный лад 6
    1.2 Деятельность Совинформбюро в 1941- 1945 9
    2. Публицистика в годы Великой Отечественной войны 12
    2.1 Деятельность военных корреспондентов 12
    2.2 Советские писатели на войне 19
    Заключение 32
    Список литературы 35

    Введение

    Проблемы советской журналистики в годы Великой Отечественной войны чрезвычайно разнообразны. Но центральными оставались несколько тематических направлений: освещение военного положения страны и боевых действий Красной Армии; всесторонняя демонстрация героизма и мужества советского народа на фронте и в тылу врага; тема единства фронта и тыла; характеристика боевых действий Красной Армии на территориях европейских стран, освобожденных от фашистской оккупации и Германии.
    Военные корреспонденты — работники военной печати и специальные корреспонденты центральных газет, радио и ТАСС.
    В задачи военных корреспондентов входило объективное оперативное освещение событий войны, показ героизма советских воинов, пропаганда боевого опыта, умелая организация партийно-политической работы во фронтовой обстановке.
    Некоторые военные корреспонденты и фотожурналисты, оказавшись в сложной фронтовой обстановке, находясь в партизанских отрядах или подполье, с оружием в руках воевали против гитлеровцев.
    Военные фотокорреспонденты ТАСС Халдей Э.А. (см. Приложение 1), М.М. мужественно выполнили свой долг. Калашников, С.Н. Струтрунников В.А. Темин («Правда»), Я.Н. («Красная звезда»), Н.И. Хадогин («На страже Родины»), Г.А. Белянин («Фасадная иллюстрация»), Н. Веринчук («Красный флот») и другие. Все военные корреспонденты были награждены орденами, и многие из них неоднократно. Военкорам А.С. Борзенко, М.М. Джалиль и Я.С. Чапичеву присвоено звание Героя Советского Союза.
    Военным корреспондентам поручено обеспечение печати и радио военной информацией и материалами, освещающими: боевой опыт частей, бойцов и командиров Красной Армии (ВМФ) в Отечественной войне Советского Союза против немецко-фашистских захватчиков, опыт партийно-политическая работа в частях Красной Армии.
    Целью данного исследования является рассмотрение решения проблемы идеологии через печать и радиовещание в годы Великой Отечественной войны и деятельность военных корреспондентов.
    В связи с этим были поставлены и решены следующие задачи:
    проследить деятельность советской печати и радиовещания в годы Великой Отечественной войны;
    — рассмотреть работу Совинформбюро в 1941-1945 гг. ;
    — деятельность военных корреспондентов-писателей на войне на примере произведений И.Эренбург, К. Симонов, А. Толстов и М. Шолохов.
    Сборник «От Совинформбюро… 1941-1945» — прежде всего важный историко-литературный и публицистический сборник, охватывающий наиболее драматичные четыре года ХХ века: 1941-1945 гг. Перед нами открывается широкая панорама общественных настроений тех лет.
    Сборник «Хроника Огненных лет» рассказывает о деятельности кинооператоров и фотожурналистов. За четыре года войны они сделали сотни тысяч фотографий, отсняли три с половиной миллиона метров пленки.Полтора часа каждого дня военных лет оставались на пленке. Кинофотохроникальные документальные кадры бесстрастно рассказывают об ужасах войны, взятых и брошенных городах, передвижениях целых фронтов, партизанских атаках и обыкновенном героизме войсковых и тыловых будней.
    С первых дней войны получили распространение жанры публицистики, призванные описывать жизнь людей на фронте и в тылу, мир их душевных переживаний и чувств, их отношение к различным фактам войны. прочное место на страницах периодической печати, в радиопередачах.Публицистика стала основной формой творчества крупнейших мастеров художественного слова. Индивидуальное восприятие окружающей действительности, непосредственные впечатления сочетались в их работах с реальной жизнью, с глубиной переживаемых человеком событий. Кузнецов И., Попов Н. Об этом и многом другом рассказывает «Советская пресса в годы Великой Отечественной войны».
    Одна из статей в энциклопедии «Великая Отечественная война 1941-1945 гг.» посвящена военным корреспондентам, писателям-корреспондентам.
    М. Гареев В статье «Всегда встроенный. Константин Симонов и военная тема», опубликованной в «Независимой газете» в 2001 г. — № 25, К. Симонов показан как военный корреспондент.
    Сборник К. Симонова «Военная лирика» составлен из стихов, написанных в годы войны и посвященных военным корреспондентам. (См. Приложение 6).
    В своей работе я также использовал материалы из Интернета.

    1. Решение проблемы идеологии через печать и радиовещание в годы Великой Отечественной войны

      1. 1 Реорганизация советской печати и радиовещания на военной основе
    Война сразу же изменила весь облик советской печати: количество даже центральных газет сократилось более чем вдвое — до войны их было 39, а осталось только 18. и другие. Некоторые специализированные центральные газеты были объединены. Так вместо «Литературной газеты» и «Советского искусства» стала выходить газета «Литература и искусство».
    Значительно сокращено количество местных изданий.В Московской области перестали издаваться 57 многотиражных газет общим тиражом около 60 000 экземпляров. В Ленинграде и Ленинградской области были закрыты журналы и более 180 многотиражных газет 1 . В результате таких мер к 1942г. в стране осталось 4560 газет, тогда как в довоенный 1940г. их было
    насчитывалось около 9000, а общий тираж печати уменьшился с 38000000 до
    180000000 экземпляров 2 .
    Кроме «Комсомольской правды» и «Ленинградской Смены» были закрыты все комсомольские газеты, пять раз в неделю на двух полосах стали выходить республиканские, областные и областные партийные газеты. Районные газеты, переведенные на еженедельный выпуск, также стали двухстраничными. Даже «Правда», выходившая в годы войны вместо шести на четырех страницах, претерпела сокращение объема. Принятые меры по перестройке печати носили, конечно, вынужденный характер: они позволили в значительной степени преодолеть трудности в организации печатной пропаганды на фронте. К концу 1942 г. задача создания массовой печати в Вооруженных Силах в соответствии с требованиями военного времени была решена
    : к этому времени насчитывалось 4 центральных, 13 фронтовых, 60 армейских, 33 корпусных, 600 дивизионных и бригадные газеты.На фронтах и ​​в армии было немало газет на языках народов СССР: на восьми языках издавалась газета 2-го Прибалтийского фронта «Суворовец», на семи языках — газета 3-й Украинский фронт «Советский воин» 3 .
    В тылу врага было издано огромное количество газет и листовок. В 1943–1944 годах количество республиканских, областных, городских, межрайонных газет и газет отдельных партизанских отрядов достигло трехсот наименований. Только на оккупированной территории Белоруссии, которая по праву считалась Партизанской республикой, в годы войны выходило 162 газеты, в том числе республиканских -3, областных — 14, межрайонных и районных — 145 4 .
    Из подпольных изданий, выходивших на оккупированной территории, наиболее известными были газеты «За Советскую Украину», тираж которых в первый год войны составил 15 миллионов экземпляров, «Большевистская правда» — издание партийных организаций Минская область, «Витебский рабочий», «В бой за Родину! — Рудненский район Смоленской области.Из партизан — «Красный партизан», «Партизан Украины», вышедшие в составе отрядов С.А. Ковпака и А.Н. Сабурова.
    Помимо «Красной звезды» и «Красного флота» возникли еще две центральные военные газеты: с августа 1941 г. стала издаваться сталинская «Сокол», с октября 1942 г. — «Красный сокол». Кроме того, Главное политическое управление Советской Армии выпустило полуторамиллионным тиражом листовку «Вести Советской Родины», которая постоянно информировала советский народ на территории, временно оккупированной противником, о положении на фронте. спереди и сзади.
    Значительные изменения произошли и в журналах. Создавались журналы «Славяне», «Война и рабочий класс», литературно-художественный журнал «Фронтовая иллюстрация». Особое значение имели журналы для отдельных родов войск: «Артиллерийский журнал», «Журнал бронетанковых войск», «Связь Красной Армии», «Военно-инженерный журнал». Только в Москве выходило 18 военных журналов, в том числе самый популярный военный журнал того времени, имевший тираж 250 000 экземпляров, «Красноармеец».Неизменным успехом пользовались сатирические журнальные издания «Фронт Юмор» (Западный фронт), «Сквозняк» (Карельский фронт) и другие.
    В годы войны особенно незаменимым стало самое действенное средство информации — радиовещание, первые военные передачи которого появились одновременно с правительственным сообщением о вероломном нападении фашистской Германии на Советский Союз. Неизменно, начиная с самых первых радиопередач о событиях на фронте, они заканчивались призывами: «Враг будет разбит, победа будет за нами!» пять . О возросшей роли радиовещания в условиях войны свидетельствует оперативное создание филиалов Всесоюзного радиовещания в Куйбышеве, Свердловске, Комсомольске-на-Амуре. В ноябре 1942 года началось вещание на украинском и белорусском языках из Москвы. Одновременно из Саратова на украинском языке радиостанция им. Т. Шевченко, в котором активно сотрудничал писатель и публицист Ярослав Галан. Без изменений остались радиопередачи «Письма на фронт» и «Письма с фронтов Отечественной войны».В них было использовано более двух миллионов писем, благодаря которым более 20 000 фронтовиков нашли своих близких, эвакуированных в восточные районы страны 6 .
    На завершающем этапе войны советская публицистика пополнилась еще одним видом печати: создавались газеты для населения государств, освобожденных от фашистских захватчиков, о чем свидетельствуют названия этих изданий — «Свободная Польша», «Венгерская газета». Были также New Voice на румынском языке, Daily Review на немецком языке, New Life на польском языке.
      1.2 Деятельность Совинформбюро в 1941-1945 гг.
    В связи с необходимостью более оперативного освещения событий на фронте и в тылу, 24 июня 1941г. было создано Совинформбюро — информационно-пропагандистский отдел в СССР образован при Наркомате иностранных дел СССР. В политическом и идеологическом плане он подчинялся непосредственно ЦК ВКП(б). В его задачу вменялось оперативное и правдивое информирование не только советских людей, но и зарубежных стран.25 июня в советской печати появилось первое сообщение Совинформбюро; всего за годы войны было передано более 2500 из них 7 .
    Основной задачей бюро было составление сводок для радио, газет и журналов о положении на фронтах, о работе тыла, о партизанском движении в годы Великой Отечественной войны. №
    С 1942 г. ее возглавлял секретарь ЦК ВКП(б) по пропаганде А.С. Щербаков.
    В 1944 г. в составе Совинформбюро было создано специальное бюро по пропаганде в зарубежные страны. В послевоенный период информация Бюро распространялась через 1171 газету, 523 журнала и 18 радиостанций в 23 странах мира, посольства СССР за рубежом, общества дружбы, профсоюзы, женские, молодежные и научные организации. Таким образом, Совинформбюро знакомило читателей и слушателей с борьбой советского народа против фашизма, а также с основными направлениями внутренней и внешней политики Советского Союза.
    В памяти многих поколений осталась фраза «от Совинформбюро…» 8 , многократно слышанная во время Великой Отечественной войны великим Левитаном. (см. Приложение 5)
    «От Совинформбюро». С этих слов начались радиопередачи с 24 июня 1941 года по 9 мая 1945 года. Застыв у громкоговорителей — на работе, на улицах, дома — миллионы людей по всей стране, затаив дыхание, слушали сводки о положении на фронта, о мужестве и героизме советских воинов.Созданный на третий день после начала войны по решению ЦК партии и правительства новый орган выполнял возложенные на него задачи: «…освещать международные события, боевые действия на фронтах и жизнь страны» в печати и на радио.
    Имя главного диктора, читавшего сводки, — Юрия Левитана, было известно всей стране. Именно Совинформбюро сообщало о том, что происходило на главном фронте Великой Отечественной войны. Не менее изощренная стратегия была необходима, чтобы перехитрить мастера дезинформации Геббельса. Начиная с фронтовых сводок и газет для союзных стран, и заканчивая листовками для солдат Вермахта.
    У Совинформбюро была одна чрезвычайно важная задача — об этом известно меньше — в годы войны оно готовило и рассылало статьи, очерки, сводки, рассказывающие о борьбе Красной Армии и всего советского народа против гитлеровского нашествия.
    Через Совинформбюро СССР убедил союзников.Для Совинформбюро писали Алексей Толстой, Михаил Шолохов, Александр Фадеев, Илья Эренбург, Борис Полевой, Константин Симонов и многие другие. Один из корреспондентов Совинформбюро, писатель Евгений Петров, погиб на фронте, находясь в командировке. О том, что такое четвертая власть и глобализация, будут рассуждать позже, лет через 60. Но именно Великая Отечественная война подтвердила, что слово — очень сильное оружие. Фамилия Левитан стояла первой в списке врагов Третьего рейха 10 .
    Бюро составляло сводки для радио, газет и журналов о положении на фронтах, работе тыла и партизанском движении в годы Великой Отечественной войны. В 1944 году в составе Совинформбюро было организовано особое бюро, которое занималось пропагандой в зарубежные страны. После войны информация Бюро распространялась через 1171 газету, 523 журнала и 18 радиостанций в 23 странах мира, посольства СССР за границей, общества дружбы, профсоюзные, женские, молодежные и научные организации 11 .Через Совинформбюро читатели и слушатели узнавали о борьбе советского народа против фашизма, а также об основных направлениях внутренней и внешней политики Советского Союза.

    2. Публицистика в годы Великой Отечественной войны

    2.1 Деятельность военных корреспондентов

    В помощь тем журналистским кадрам, которые вышли из гражданских газет и не имели опыта войны, правильно ориентироваться в новых условиях, ЦК ВКП(б) принял постановление от 9 августа 1941 г. «О работе спецкоров на фронте», от 13 августа 1942 г. «О работе на фронте спецкоров центральных газет и ТАСС.В сентябре 1942 г. вступило в силу Положение о работе военных корреспондентов на фронте. Были созданы курсы повышения квалификации для работников газет. Право иметь спецкоров на фронте получили Совинформбюро, ТАСС, Всесоюзный радиокомитет, газеты «Правда», «Известия», «Красная звезда», «Красный флот», «Комсомольская правда». Оно также распространялось на республиканские и областные газеты, если на территории данной республики или области велись боевые действия.Всего к концу войны на фронте было около 100 спецкоров. Среди них было много писателей, некоторые из них в довоенные годы посещали специальные курсы при военных академиях. В И. Ленин и они. М.В. Фрунзе 12 . В котором ярко, взволнованно, используя все богатство газетно-публицистических жанров, рассказывали о победах Советской Армии, о подвигах защитников Родины. Очерки Б. Л. Горбатова «Алексей Куликов — боец», П.А. Лидова «Таня» стали военной классикой, в историю вошли материалы М. И. Котова и В. Г. Лясковского о молодогвардейцах и др. На протяжении всей войны В. к. проходили рядом с героями своих очерков, участвовали в различных боевых операциях, высаживались с десантом в тылу врага. С. М. Борзунов (газета «За честь Отечества») вместе с передовыми частями форсировал Днепр, Н. Н. Денисов («Красная Звезда») участвовал в вылазках в расположение противника, Б.Н. Полевой («Правда») и С. К. Крушинский («Комсомольская правда») работали словацкими партизанами. №
    В Положении отмечается, что военными корреспондентами могут быть члены и кандидаты ВКП(б), члены ВЛКСМ и беспартийные, имеющие опыт журналистской работы и обладающие минимальными военными знаниями, необходимыми для работы на фронте 13 .
    Все постоянные военные корреспонденты зачислены в кадры Красной Армии (ВМФ).
    Текущее руководство военными корреспондентами осуществляет редактор газеты (Совинформбюро, ТАСС, Радиокомитет) непосредственно или через отделы фронтовой жизни.
    Редакции газет, Совинформбюро, ТАСС, Радиокомитет периодически вызывают своих корреспондентов с фронта, чтобы доложить о своей работе и проинструктировать их.
    Постоянные военные корреспонденты, члены и кандидаты ВКП(б), члены ВКСМ состоят на учете в партийной или комсомольской организации Политического управления фронта.
    Политруки, комиссары частей и соединений, командующие Красной Армии (Флота) оказывают военным корреспондентам всемерное содействие в их работе: систематически знакомят корреспондентов с обстановкой на фронте, ходом боевых действий частей и соединений в размеры, не раскрывающие дислокацию частей и дальнейшие планы командования, помогают им в выборе частей и соединений для походов, а также в подборе людей, которых можно привлечь для участия в газете; знакомить корреспондентов с интересующими печать и радио документами, не раскрывающими военной тайны; помощь корреспондентам в передвижении по фронту и в связи со своими организациями 14 .
    Антисоветско-фашистская пропаганда на временно оккупированной территории еще более настоятельно требовала перестройки всей советской журналистики, усиления ее кадров наиболее квалифицированными работниками. В связи с этим впервые в истории отечественных средств массовой информации сотни и сотни советских писателей были направлены в редакции газет, радиовещания, информационных агентств.
    Уже 24 июня 1941г. на фронт ушли первые писатели-добровольцы, в том числе Б.Горбатов — на Южный фронт, А. Твардовский — на Юго-Западный фронт, Е. Долматовский — на газету 6-й армии «Звезда Советов», К. Симонов — на газету 3-й армии «Боевое Знамя» . В соответствии с постановлениями ЦК ВКП(б) писатели выполняли свой воинский долг, часто рискуя собственной жизнью. За мужество и отвагу, проявленные при взятии плацдарма на Керченском полуострове, корреспонденту газеты 18-й армии «Знамя Родины» С. Борзенко присвоено звание Героя Советского Союза.Старший политрук Муса Джалиль, майор Я. Такой же высокой награды удостоены Чапичев и еще пять журналистов. Военные журналисты были высоко оценены командованием всех фронтов. Политуправление 3-го Белорусского фронта: «В целом корреспонденты центральных газет ведут себя на фронте, в соединениях и частях, смело и в тяжелых условиях боевых действий честно выполняют свой долг» 15 .
    В составе Красной Армии и Военно-Морского Флота в годы Великой Отечественной войны числилось 943 писателя. Из них 225 погибли на фронте, 300 награждены орденами и медалями СССР 16
    О том, как высоко ценили писателей в редакциях, наглядно свидетельствует письмо редактора газеты Западного фронта «Красноармейская правда» полковника Т.М. Миронова от 16 декабря 1942 года: «Я узнал, что Алексея Суркова хотят взять из «Красноармейской правды». Я призываю вас не делать этого. Сурков работает в нашей газете с первых дней Отечественной войны, он сблизился с редакцией и бойцами Западного фронта.Сурков руководит отделом «Гриша Танкин», пишет статьи, стихи и песни о бойцах нашего фронта. Без Суркова нам будет очень тяжело» 17 . Начальник Главполитуправления удовлетворил просьбу редактора: А. Сурков остался в газете.
    Полная опасностей работа писателей военными корреспондентами позволяла им находиться в гуще боевых действий, давала богатейший материал для ярких художественных и публицистических произведений. В период своей деятельности в газете Южного фронта «Во славу Родины» Борис Горбатов пишет свои знаменитые «Письма к товарищу», в редакциях военных газет звучат песни «Заветный камень» А. Жарова, «Давай закурим» Ю. Френкеля, которые стали известны всему советскому народу, «Прощай, скалистые горы» Н. Букина.
    Есть много свидетельств о том, насколько плодотворной для писателей была их работа в редакциях газет. «Мне повезло, — с благодарностью пишет С. Михалков, — в первые месяцы войны я работал в крепком, дружном коллективе газеты Южного фронта «Во славу Родины»… Мы, писатели и поэты, привыкли к дисциплине, прекрасный ритм работы стал необходим военным журналистам.Благодаря им» 18 .
    Сам военный корреспондент лишь случайно попал в объектив фото- и кинокамеры. (См. Приложение 2) Корреспонденты выезжали на передовую и снимали из окопов смотровую щель танка, въехавшего в поле боя сначала, из кабины и через амбразуру ДОТа, из окна горящего здания.Во время Сталинградской битвы фронтовики впервые столкнулись со съемкой уличных боев.Законы профессионального мастерства на войне никто не отменял.Вместо личной безопасности корреспондентов беспокоила правильная экспозиция и техническое качество отснятого материала. Фотожурналисты рисковали собой ради одного выразительного кадра, операторы — ради крупных планов сражений. Они сутками сидели на крышах московских домов, пытаясь запечатлеть, как работает ПВО во время бомбардировок столицы. Для корреспондентов, снимавших Курскую битву, декорации были минным полем. У операторов не было длиннофокусной оптики.Чтобы начать стрельбу, им приходилось ждать, пока к окопам подойдут вражеские танки. От них требовалась максимальная оперативность не только в съемке, но и в отправке материала, четкость монтажных листов, сопровождающих материал 19 .
    Фотокорреспонденты и операторы стали свидетелями первой крупной победы советского оружия — разгрома немецких войск под Москвой в конце 1941 — начале 1942 года. В этом сражении с обеих сторон участвовало более 3 млн человек. Пришлось снимать в 35-градусный мороз.Перед съемкой камеры прогревались под тулупами.
    Тысячи метров пленки, снятой операторами, вошли в документальный фильм «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой». Фильм, вышедший в прокат 18 февраля 1942 года, получил Государственную премию СССР и «Оскар» Американской киноакадемии как лучший фильм года. Кадры из документального фильма «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой»:
    В битве за Сталинград, длившейся 200 дней и закончившейся разгромом 330-тысячной группировки немецких и румынских войск на Волге, прифронтовой операторы впервые столкнулись со съемкой уличных боев.Хотя то, что осталось в городе, разрушено дотла, улицы назывались весьма условно. Были бои за каждый дом. В течение 59 дней продолжалась оборона «дома Павлова». Этот подвиг остался в кино. Чтобы оператор мог попасть в окруженный дом Павлова, под нейтральной зоной был специально прорыт тоннель, простреленный гитлеровцами.
    В июле-августе 1943 года военные корреспонденты стали свидетелями крупнейших танковых сражений Великой Отечественной войны. В Курской битве с обеих сторон участвовало более 4 миллионов человек.На поля сражений было выведено 13 тысяч танков и САУ. Человек с фото- или кинокамерой абсолютно беззащитен в танковом бою. Для съемки крупным планом операторам приходилось дожидаться подхода вражеских танков к окопам. Стрельба через смотровую щель танка стала обычным делом 20 .
    Военные корреспонденты снимали не только на передовой, но и в глубоком тылу врага — в партизанских отрядах. Особенно активны действия партизан в оккупированной Белоруссии.Белорусские партизаны уничтожили, ранили и взяли в плен около 1,5 млн немецких солдат. Шла железнодорожная война. Тысячи немецких поездов сошли с рельсов. Вместе с партизанами операторы ходили в рейды, садились в засады у железнодорожных путей и взрывали мосты.
    Десятки тысяч лиц запечатлела кино- и фотолетопись войны. (См. Приложение 3) Люди, не пережившие эту войну, навсегда остались на ней живы. На фото тех лет — герои, имена которых стали известны всему Советскому Союзу, и простые советские воины.
    Корреспонденты запечатлели жизнь блокадного Ленинграда, отрезанного от страны на 900 дней. Тогда от голода умерло 641 тысяча человек. От бомбежек и артобстрелов погибло 67 тысяч ленинградцев.
    Работа фото- и кинокорреспондентов не прекращалась даже в самый страшный период блокады — осень-зиму 1941-1942 гг. Сначала снимали бомбежку продовольственных складов и пожар, оставивший население города без запасов продовольствия. Они вспоминают, как на их глазах кипели и таяли горы маргарина, по грязной земле текли потоки расплавленного сахара, горела и тлела мука.А потом сами были вынуждены искать на этой золе кусочки растаявшего и застывшего сахара, чернослива и прочих пищевых остатков.
    В годы Великой Отечественной войны заметное развитие получила фотожурналистика. В объектив фотоаппарата попали уникальные события истории и подвиги тех, кто сражался за Родину.
    На кадрах кино- и фотохроники — тыловые будни. Заводы и фабрики срочно осваивали производство продукции военного назначения. Ушедших на фронт мужчин заменили женщины, старики и дети.Работали по 12-18 часов в сутки без выходных и праздников.
    и т. д.

    Тема урока:

    Роль военных журналистов и корреспондентов в годы Второй мировой войны

    Тип урока:

    Интегрированный (исследовательско-творческий)

    Форма работы: групповая

    Цели:

    • Учебно-воспитательная работа с трагическими событиями Великой Отечественной войны.
    • Образовательная- Формировать умение работать с историческим документом, способствовать развитию логических навыков: сравнивать, анализировать, обобщать.
    • Образовательная-Охарактеризуйте героизм советских людей разных профессий.

    Проблемный вопрос:

    В виде выводов назовите все функции, которые выполняли военные корреспонденты?

    Во время занятий

    I. Организационный момент

    II. Учитель: Великая Отечественная война…

    Что бы ни говорили и ни писали, время не сотрет из памяти людей самую тяжелую из всех войн в истории человечества, особенно в истории нашей Родины.

    В этом году наша страна отмечает семидесятилетие Великой Победы. Вторая мировая война заставила все стороны жизни советского народа перестроиться на военный лад. Мирные жители переоделись в военную форму и взялись за оружие. Не остались в стороне и те, кого жизнь наградила величайшим даром красноречия.

    «Войны не существует, если о ней ничего не известно.» Да, мы будем освещать этот урок всем фронтовым и тыловым корреспондентам Великой Отечественной войны.Они не думали, что совершают подвиг, они просто выполняли свою работу.

    Задача вашей исследовательской работы — показать и рассказать о подвигах этих людей.

    III. Первая группа студентов – Первые военные корреспонденты в России появились во время Кавказской войны (1817-1864). Издаваемая в Тбилиси газета «Кавказ» правдиво описывала события, а авторы печатались под псевдонимами, поскольку власти не хотели огласки. По этому поводу Немирович Данченко писал в «Русском слове»: «Многие журналисты просили указаний, о чем писать.Благодаря таким смелым корреспондентам, как Всеволод Гаршин, Всеволод Крестовский и известный художник Василий Верещагин, жители царской России получали достоверную информацию о русско-японской войне.

    Грозный вихрь событий, натиск брони и стали, несущий смерть и разрушение, явился испытанием на прочность не только советской оборонно-политической системы, мастерства и доблести советской армии, но и духовной силы народа, испытание их патриотизма и преданности Родине, воли и жизненной силы, мужества и силы человеческих сердец.Миллионы людей, взяв в руки винтовки и автоматы, стали воинами. Писатели, поэты, публицисты и журналисты также вышли на горький и кровавый путь войны, оружием которых было не только перо, разившее врага не менее эффективно, чем град свинца, но и штык. На разгром врага были направлены советская печать, радио, литература и искусство.

    Слайд №1

    Особенно важно отметить роль периодической печати в годы Второй мировой войны.Утро первого дня Великой Отечественной войны было встречено советскими жителями по-разному. Первыми боевое крещение прошли работники газет пограничных формирований. Вместе с бойцами передовой они вступили в бой с врагом, а в редакциях тыловых газет переделывали подписанные к печати номера. Вместо мирных воскресных заголовков на газетных страницах появились «шапки», призывающие советский народ к священной войне: «Фашистская Германия вероломно напала на нас!», «Фашистская Германия будет разбита!».Одно из ведущих мест в этой области занимала газета «Правда». Газета была мощным проводником идеологического воздействия, так как в стране, где идеология играла ключевую роль, было очень важно мобилизовать духовный потенциал, чтобы компенсировать неудачи первых дней войны и нехватку оружия.

    Писатель Петр Павленко говорил, что газета на фронте и есть та обязательная трапеза духовной пищи. Тот нерушимый запас бодрости, без которого не обойтись советскому солдату в самые суровые часы тяжелых испытаний.Анализируя факты о периодической печати, можно сказать, что она также олицетворяла собой один из ярчайших примеров сплоченности, единства и братства народов Советского Союза.

    Слайд 2:

    В годы Великой Отечественной войны было очень важно поднять всю страну, весь многонациональный народ на защиту Родины. Эту проблему можно было решить только с помощью прессы. Дружные, сплоченные коллективы фронтовых газет, где писали свои очерки сыны многонационального советского народа: российские, украинские, грузинские, белорусские, армянские, казахские корреспонденты.Конечно, всех имен назвать невозможно. Это Александр Анохин, корреспондент газеты «Красная звезда», погибший под Великими Луками в феврале 1943 года, Павел Апрышков, сотрудник Краснодарской краевой газеты «Комсомолец», по совместительству гвардии сержант, разведчик, Аман Бердыев, писатель, журналист Туркменская газета Яш Коммунист погибла на фронте при исполнении служебных обязанностей. Григор Зограбян – журналист, на фронте был заместителем командира роты, затем сотрудником многотиражной газеты 89-й Таманской стрелковой дивизии.Абдулла Шарафутдинов, журналист фронтовой газеты «Красноармейская правда», издававший спецвыпуски для узбекских воинов, погиб в январе 1945 года.

    IV (вторая группа)

    слайд 3

    огонь и смерть вместе с героями их очерков и статей. Например, когда наши войска штурмовали знаменитую Сапун-гору под Севастополем, пехотинец Иван Яцуненко первым через яростный град огня достиг скалистой вершины и водрузил красное знамя.Золотая Звезда Героя увенчала подвиг солдата, о нем узнала вся страна, но мало кто знает, что вместе с богатырем поднялся на гору молодой корреспондент Николай Воронцов, рассказавший о подвиге Яцуненко в своей дивизионной газете.

    Творческая группа — Опять война, опять Блокада… (Ю. Воронов)

    Опять война
    Опять блокада, —
    Или о них забыть?

    Слышу иногда:
    «Не надо,
    Не надо вскрывать раны.
    Это правда, что мы устали
    Мы из историй войны.
    И пролистал блокаду
    Лирики хватит.»

    И может показаться:
    Права
    И убедительные слова.
    Но даже если это правда
    Такая правда
    Неверно!

    Мне не о чем беспокоиться
    Чтоб не забылась та война:
    Ведь эта память — наша совесть
    Она нам нужна как сила

    слайд 4

    Роль советской журналистики, в том числе глубоко периферийной «районной», в системе идеологическое воспитание тыла в годы Второй мировой войны было очевидным. В газете «Большевик» под редакцией Ивана Юдина был опубликован его очерк «По следам фашистского зверя». Во время оккупации кубанские журналисты издавали «мстительные газеты» в тылу врага. Очень большую роль партийное руководство уделяло районным газетам. На Кубани к началу ВОВ выходило 154 газеты. Самыми известными считались «советские казаки», «сталинцы». Поручая журналистам вести патриотическое воспитание, советскому руководству пришлось даже вспомнить о казаках и их военно-патриотических традициях.В первую очередь было объявлено, что все казаки стали советскими. Даже одна из районных газет была переименована в «Советские казаки». Самой популярной темой стала военная хроника «из советского информбюро».

    слайд 5

    Подвиги известных советских писателей — Ангелина

    Невозможно не восхищаться подвигами советских писателей. Без преувеличения и излишнего пафоса можно сказать, что эти талантливые люди, выразители мыслей и чаяний народа, сражались в первом эшелоне, щедро отдавая свой талант и духовный потенциал Родине. Их песни, стихи, поэмы читали в окопах и блиндажах, в тылу врага, от Балтики до Черного моря. В музеях немало книг, залитых кровью и пробитых пулями. Некоторые из них сопровождаются письмами солдат и офицеров, говорящих об их любви к литературе. В одном из таких писем говорится: «Ваша книга (речь шла о книге М. А. Шолохова «Они сражались за Родину») я наша, как и мои товарищи, всегда со мной в сумке. Она помогает нам жить и бороться.Нам нужна ваша книга. В годы Великой Отечественной войны М. Шолохов был военным журналистом «Правды» и «Красной звезды», часто бывал на фронте. Его очерк «На Смоленском направлении» публиковался в различных изданиях и вдохновлял воинов на ратные подвиги. Строки из стихотворения «Книга о борце» А. Твардовского были опубликованы в «Красноармейской правде» и стали молитвой для многих воинов:

    «Я буду глянуть, выть от боли

    Умирать в поле без следа

    Но вы готовы

    Я никогда не сдамся.

    Слайд 6 (вторая творческая группа) -Боевые заслуги и трудовая доблесть журналистов и писателей были высоко оценены Советским правительством. На груди у многих журналистов ордена Красного Знамени, Отечественной войны, Красной Звезды ,сверкали медали «За отвагу»,»За боевые заслуги»,которых они заслужили.Об этих отважных и смелых мастерах слова можно говорить бесконечно.Они сочиняли,слагают стихи,поэмы,прозу,песни.Но нам кажется,что «Песня военных корреспондентов» есть и навсегда останется гимном всех журналистов.

    В (Поет вся группа)

    Из Москвы в Брест

    Нет такого места

    Куда бы они ни бродили

    Мы в пыли.

    С лейкой и с блокнотом,

    И даже с автоматом

    Сквозь огонь и холод мы прошли.

    фотографии Проханова времен войн разразились завистливо-шипящими солженицынскими старческими строчками из романа «В круге первом», назвав его «наша совесть»:

    » корреспондент, как только показал свою книжечку, был уже принят как важный начальник, как имеющий право давать указания.Он мог получить верную информацию, а мог и ошибиться, мог сообщить ее в газету вовремя или поздно — не от этого зависела его карьера, а от правильного мировоззрения. Имея правильное мировоззрение, корреспонденту не было особой нужды лезть в такой трамплин или в такой ад: он мог писать свою корреспонденцию в тылу «.

    Напомню, чем реально занимались фронтовые и военные журналисты и сколько из них погибло в годы ВОВ

    Памятник погибшим журналистам

    На фронтах ВОВ погибло 1500 представителей нашего цеха.Среди них Герои Советского Союза — Муса Джалиль, известный поэт, журналист, до войны работавший в Москве, сотрудник армейской газеты «Мужество», расстрелянный в Моабитской фашистской тюрьме в марте 1944 года.
    Цезарь Куников , московский журналист (командир отряда десантников, погиб в боях за Новороссийск в феврале 1943 г.). Петр Назаренко, корреспондент газеты «Красная звезда», впоследствии начальник артиллерии дивизии, погиб в апреле 1944 года на правом берегу Днестра.И многое, многое другое…

    Советская печать была тем орудием, которое убеждало, мобилизовывало людей на подвиги, на самопожертвование, на преодоление трудностей. На службу Родине были поставлены лучшие журналистские и литературные силы, они талантливо, горячо и искренне писали о подвигах и героизме воинов, о трудностях и мужестве людей, об их стойкости и любви к Родине. Да и сами журналисты часто рисковали жизнью, особенно фотожурналисты и операторы, чтобы выполнить задание редакции, случалось, что они погибали.

    Писатели М. Шолохов, А. Фадеев, Е. Петров в гостях у командующего Западным фронтом генерал-лейтенанта И. С. Конева (крайний слева).

    Все средства массовой информации в годы Великой Отечественной войны работали в особом режиме. Важнейшую роль играло проводное радио. В нем было передано правительственное заявление о вероломном нападении Германии на СССР в 12 часов 22 июня. А через 45 минут были переданы первые военные «Последние новости». 24 июня было создано Совинформбюро, важнейшей задачей которого было представление сводок о боевых действиях и фронтовых сообщений.С этого времени и до конца войны каждый день миллионов людей начинался и заканчивался сводками Совинформбюро. Тогда вся страна знала имя главного диктора, читавшего эти сводки, Юрия Левитана. Всего за годы войны было прослушано более двух тысяч ежедневных сводок и 122 сообщения «В последний час». Работа всех СМИ была перестроена на военный лад. Военные отделы появились в газетах и ​​на Всесоюзном радио. Главной их задачей было показать коварные планы врага, раскрыть его завоевательные планы по отношению к народам СССР, а также разъяснить населению и солдатам, что война справедлива для нашего народа, потому что она называется на защиту Отечества от коварных захватчиков.

    Фронтлайн оператор Н. Киселев.

    Реструктурирована структура СМИ. Количество центральных газет сократилось вдвое (до 18), уменьшился их тираж. Перестали выходить многие специализированные, отраслевые, а также комсомольские издания. Сократилась и местная пресса. Но вместо этого была создана сеть новых изданий, прежде всего фронтовых газет. Это были газеты воинских частей всех уровней — армейских, бригадных, стрелковых, танковых, общевойсковых соединений, войск ПВО. Всего к концу 1942 г. было создано около 700 таких газет. Для работы в них проводились специальные мобилизации журналистов в соответствии с директивами партийных органов. В армии и на флоте выходило пять центральных газет. Главный из них – «Красная звезда». С началом войны в ней стали публиковаться известные писатели А. Сурков, В. Гроссман, К. Симонов, А. Толстой, И. Эренбург и другие. 1200 номеров этой военной газеты – героическая летопись роста мощи армии и воинского искусства ее полководцев.Центральным органом на флоте была газета «Красный флот», а в конце 1941 года стала издаваться специальная газета для личного состава ВВС «Сталинский сокол». Потом «Красный сокол» — для личного состава дальней авиации. Были также журналы (20) для армии и флота, политических, литературных и художественных направлений.

    Важную роль сыграли тыловые газеты, которые писали о положении на фронте, о героизме бойцов, но главное, призывали оставшихся в тылу сделать все возможное и невозможное для того, чтобы обеспечить их всем необходимым. «Все для фронта, все для победы!» — этот лозунг определил основной смысл публикаций этих изданий. Помимо фронтовых газет, на оккупированной территории издавались также подпольные (около 200 в 1944 г.) и партизанские издания. Их задача — вести бой с противником в его тылу.

    Часть советской киногруппы перед подписанием капитуляции в Берлине (8 мая 1945 г.)

    Публицистика во время войны очень разнообразна. Она не знала себе равных в мировой истории и родилась из сплава таланта журналистов, их личной убежденности в необходимости борьбы за свободу Родины и их связи с реальной жизнью.Газеты того времени публиковали множество писем рабочих, солдат армии, тружеников тыла, это создавало в народе чувство единения перед лицом общего врага. С первых же дней войны о войне для газет стали писать выдающиеся публицисты М. Шолохов, А. Толстой, Н. Тихонов, К. Симонов, Б. Горбатов, Л. Леонов, М. Шагинян и другие. Они создали сильные произведения, которые убеждали людей в грядущей победе, рождали в них патриотические порывы, поддерживали веру и уверенность в непобедимости нашей армии. В первые годы войны эти произведения призывали людей к защите отечества, к преодолению препятствий и невзгод, к борьбе с врагом. Произведения этих авторов печатались во многих фронтовых газетах. Важную роль играла и переписка военных корреспондентов.

    Одним из самых известных был К. Симонов. Он прошел тысячи километров по военным дорогам, и описал свои впечатления в многочисленных очерках, рассказах, романах, стихах. Его строго сдержанная манера письма радовала читателей, внушала доверие, вселяла веру и надежду.Его очерки звучали и по радио, распространялись по каналам Совинформбюро. Его знаменитые стихи «Жди меня» стали своеобразным заклинанием для большинства людей накануне войны.

    Поэт Евгений Долматовский в Берлине, 1945 г.
    В публицистике также использовались сатирические жанры. Брошюры, карикатуры, фельетоны широко использовались в газетах и ​​журналах. Выходили специализированные сатирические издания «Фронт Юмор», «Черновик» и другие. Важнейшее место в журналистике военных лет занимала фотожурналистика. Фотожурналисты запечатлели, передали современникам и сохранили для потомков героизм и быт того времени. С 1941 года издаются специальный журнал «Фронтовая фотоиллюстрация» и «Фотогазета».

    Евгений Халдей рядом с Германом Герингом на Нюрнбергском процессе

    На Нюрнбергском процессе одним из вещественных доказательств были фотографии Евгения Халдея, Давидзона и многих-многих советских фотографов, зафиксировавших следы нацистских преступлений.

    Поэтому бесценен подвиг журналистов, сражавшихся ручкой и фотоаппаратом, а также внесших свой вклад в нашу Победу!

    Антисоветско-фашистская пропаганда на временно оккупированной территории еще более настоятельно требовала перестройки всей советской журналистики, усиления ее кадров наиболее квалифицированными работниками. В связи с этим впервые в истории отечественных средств массовой информации сотни и сотни советских писателей были направлены в редакции газет, радиовещания, информационных агентств.Уже 24 июня 1941 года первые писатели-добровольцы ушли на фронт, в том числе Б. Горбатов — на Южный фронт, А. Твардовский — на Юго-Западный фронт, Е. Долматовский — в газету 6-й армии «Звезда». Советов», К Симонов — в газете 3-й армии «Боевое Знамя».

    В соответствии с постановлениями ЦК ВКП(б) «О работе специальных корреспондентов на фронте» (август 1941 г.) и «О работе военных корреспондентов на фронте» (сентябрь 1942 г.) , писатели честно выполняли свой воинский долг, часто рискуя собственной жизнью.В годы Великой Отечественной войны в составе Красной Армии и Флота числилось 943 писателя. Из них 225 погибли на фронте, 300 награждены орденами и медалями СССР.

    О том, как ценили писателей в редакциях, наглядно свидетельствует письмо редактора газеты Западного фронта «Красноармейская правда» полковника Т.М. Миронов. В ГлавПУРККА от 16 декабря 1942 года: «Я узнал, что Алексея Суркова хотят взять из Красноармейской правды. Я призываю вас не делать этого.Сурков работает в нашей газете с первых дней Отечественной войны, он сблизился с редакцией и бойцами Западного фронта. Сурков руководит отделом «Гриша Танкин», пишет статьи, стихи и песни о бойцах нашего фронта. Без Суркова нам будет очень тяжело». Начальник Главполитуправления удовлетворил просьбу редактора: А. Сурков остался в газете.

    Полная опасностей работа писателей военными корреспондентами позволяла им находиться в гуще боевых действий, давала богатейший материал для ярких художественных и публицистических произведений.В период своей деятельности в газете Южного фронта «Во славу Родины» Борис Горбатов пишет свои знаменитые «Письма к товарищу», в редакциях военных газет звучат песни «Заветный камень» А. Жарова, «Давай закурим» Ю. Френкеля, которые стали известны всему советскому народу, «Прощай, скалистые горы» Н. Букина.

    Есть много свидетельств о том, насколько плодотворной для писателей была их работа в редакциях газет.«Мне повезло, — с благодарностью пишет С. Михалков, — в первые месяцы войны я работал в крепком, дружном коллективе газеты Южного фронта «Во славу Родины»… Мы, писатели и поэты, привыкли к дисциплине, прекрасный ритм работы стал необходим военным журналистам. Спасибо им»

    Публицистика во время войны очень разнообразна. Она не знала себе равных в мировой истории и родилась из сплава таланта журналистов, их личной убежденности в необходимости борьбы за свободу Родины и их связи с реальной жизнью.Газеты того времени публиковали множество писем рабочих, солдат армии, тружеников тыла, это создавало в народе чувство единения перед лицом общего врага. С первых же дней войны о войне для газет стали писать выдающиеся публицисты М. Шолохов, А. Толстой, Н. Тихонов, К. Симонов, Б. Горбатов, Л. Леонов, М. Шагинян и другие. Они создали сильные произведения, которые убеждали людей в грядущей победе, рождали в них патриотические порывы, поддерживали веру и уверенность в непобедимости нашей армии.В первые годы войны эти произведения призывали людей к защите отечества, к преодолению препятствий и невзгод, к борьбе с врагом. Произведения этих авторов печатались во многих фронтовых газетах. Важную роль играла и переписка военных корреспондентов. Одним из самых известных был К. Симонов. Он прошел тысячи километров по военным дорогам, и описал свои впечатления в многочисленных очерках, рассказах, романах, стихах. Его строго сдержанная манера письма радовала читателей, внушала доверие, вселяла веру и надежду.Его очерки звучали и по радио, распространялись по каналам Совинформбюро. Его знаменитые стихи «Жди меня» стали своеобразным заклинанием для большинства людей накануне войны. В публицистике использовались и сатирические жанры. Брошюры, карикатуры, фельетоны широко использовались в газетах и ​​журналах. Выходили специализированные сатирические издания «Фронт Юмор», «Черновик» и другие. Важнейшее место в журналистике военных лет занимала фотожурналистика.Фотожурналисты запечатлели, передали современникам и сохранили для потомков героизм и быт того времени. С 1941 года издаются специальный журнал «Фронтовая фотоиллюстрация» и «Фотогазета».

    Публицистика периода Второй мировой войны. Статьи и очерки А. Толстого, М. Шолохова, И. Эренбурга, стихи Симонова и Суркова, — пишет А. Верт в своей книге «Россия в войне 1941-1945 гг.», «буквально все читали. Эренбург сыграл особенно важную роль в борьбе за поднятие морального духа советского народа…Известно, что партизаны в тылу врага охотно обменивали пистолет-пулемет на пачку вырезок из его статей. Он проявил блестящее умение переводить жгучую ненависть всей России к немцам на язык едкой, одухотворенной прозы, интуитивно улавливал чувства, которые испытывали простые советские люди. Брошюры и статьи И. Эренбурга поистине высекали огонь ярости в сердцах советских воинов. Перо Эренбурга, отмечал маршал И.Х. Баграмяна, «это было эффективнее пулемета»23.За годы войны было опубликовано около 1,5 тысяч статей и брошюр писателя.

    Даже в самых жарких боях бойцы не расставались с любимым томиком стихов К. Симонова «С тобой и без тебя», с «Василием Теркиным» А. Твардовского, со стихами М. Исаковского «В лесу близ фронт», «Искра», А. Суркова «В землянке», многие другие, ставшие популярными песни. Фотожурналистика стала настоящей летописью войны.

    Особенность публицистики Великой Отечественной войны состоит в том, что традиционным газетным жанрам — статьям, переписке, очеркам — перо мастера слова придало качество художественной прозы.Много удивительно тонких наблюдений вспоминает М. А. Шолохов «По дороге на фронт»: «На сумрачном фоне пожарища единственный чудом уцелевший подсолнух выглядит невероятно, кощунственно красивым, безмятежно сияющим золотыми лепестками. Он стоит у фундамента сгоревшего дома.

    Одной из главных тем военной журналистики является освободительная миссия Красной Армии. Без нас, писал А.Н. Толстого, немцы не могут справиться с Гитлером, и вы можете помочь им только в одном — разбить гитлеровскую армию, не давая ни дня, ни часа передышки.Советская военная журналистика вдохновляла на борьбу за освобождение все народы Европы, над которыми опустилась черная ночь фашизма.

    Центральные издания занимали важное место в системе военной печати. Всего за годы Великой Отечественной войны в Красной Армии и на Флоте выходило 5 центральных газет. Они предназначались для среднего и старшего офицерского состава. Ведущей советской военной печатью продолжала оставаться «Красная звезда», редакция которой с началом военных действий усилилась новыми силами.В газету приходили и постоянно печатались крупнейшие советские писатели П. Павленко, А. Сурков, В. Гроссман, К. Симонов, А. Толстой, И. Эренбург и многие другие. За годы Великой Отечественной войны вышло 1200 номеров газеты. И каждый из них — героическая летопись роста боевой мощи и оперативного искусства Красной Армии. «Красная Звезда», являясь органом Наркомата обороны, сыграла определенную роль в разработке и освещении важнейших вопросов тактики, оперативного искусства, организации взаимодействия родов войск, а также помощи офицерским кадрам в приобретении боевого опыта .

    На флоте центральным органом была газета «Красный флот». В сентябре 1941 г. вышла газета для личного состава ВВС «Сталинский сокол», а в октябре 1942 г. «Красный сокол» — для личного состава дальней авиации.

    В годы Великой Отечественной войны в армии и на флоте издано 20 журналов. Главное политуправление Советской Армии издавало «Агитатор и пропагандист Красной Армии», «Записную книжку агитатора», литературно-художественные журналы «Красноармеец», «Фронтовая иллюстрация».Журналы издавались в каждом роде войск: «Артиллерийский журнал», «Журнал бронетанковых войск», «Военно-инженерный журнал», «Сообщения Красной Армии» и др.

    «Доктор Живаго» издается в США

    Роман Бориса Пастернака, «Доктор Живаго» издается в США. Книга была запрещена в Советском Союзе, но все же получила Нобелевскую премию по литературе в 1958 году.

    Пастернак родился в России в 1890 году и ко времени русской революции был известным поэтом-авангардистом.Его творчество впало в немилость в 1920-х и 1930-х годах, когда коммунистический режим Иосифа Сталина ввел строгую цензуру в отношении русского искусства и литературы. В это время Пастернак зарабатывал на жизнь переводом. В 1956 году он закончил книгу, которая сделала его мировым именем. «Доктор Живаго » — это эпическая история любви, действие которой происходит в разгар русской революции и Первой мировой войны. Книга привела в ярость советских чиновников, особенно советского лидера Никиту Хрущева. Советы утверждали, что книга романтизирует дореволюционный российский высший класс и унижает крестьян и рабочих, которые боролись против царского режима.Официальная советская пресса отказалась публиковать книгу, и Пастернак стал объектом неослабевающей критики. Однако поклонники творчества Пастернака начали тайно вывозить рукопись из России по частям. К 1958 году книга начала появляться в многочисленных переводах по всему миру, в том числе издание в Соединенных Штатах, вышедшее 5 сентября 1958 года. Книга была провозглашена мгновенной классикой, а Пастернак был удостоен Нобелевской премии по литературе в 1958 году.

    Впрочем, признание книги не помогло Пастернаку.Советское правительство отказало ему в получении Нобелевской премии, и он был исключен из Союза советских писателей. Последнее действие положило конец писательской карьере Пастернака. Пастернак умер в мае 1960 года от сочетания рака и болезни сердца. Однако Доктор Живаго отказался умирать вместе с ним. В 1965 году по нему был снят популярный фильм с Омаром Шарифом в главной роли. В 1987 году в рамках демократических реформ советского лидера Михаила Горбачева Пастернак, хотя и умер почти 30 лет назад, был повторно принят в Союз, и его книга наконец была опубликована в России.

    История и гражданство Катара — Частные школы — 9 класс

    Сводка
    Мы рады представить нашим девятиклассникам этот научный источник под названием «История и гражданство». История и гражданственность представляют собой важный компонент умственного и нравственного роста учащихся. Это помогает им понять основные черты Катара и вселяет чувство принадлежности и гордости за его корни.Студенты имеют возможность позитивно взаимодействовать со своим обществом и с другими людьми вокруг них, что приводит к развитию их осознания и знаний о мире. Оценка окружающего мира позволит учащимся понять концепцию культурного разнообразия среди людей в мире.
    Авторское право:
    2012

    Информация о книге

    Качество книги:
    Отлично
    Размер книги:
    32 страницы
    Издатель:
    Группа Аль Мотахида
    Дата добавления:
    Защищено авторским правом:
    Группа Аль Мотахида
    Контент для взрослых:
    Язык:
    английский
    Имеет описания изображений:
    Категории:
    Учебники
    Прислал:
    Сьюзи Хейнс
    Вычитано:
    н/д
    Ограничения на использование:
    Это защищенная авторским правом книга.