7 класс рабочая тетрадь кочегаров по истории: ГДЗ по истории России 7 класс рабочая тетрадь Кочегаров. К учебнику Пчелова, Лукина еуроки ответы. Задание: стр. 20

Содержание

ГДЗ по истории 7 класс рабочая тетрадь Кочегаров к учебнику Пчелова

Авторы: К. А. Кочегаров

Издательство: Русское слово

Тип книги: Рабочая тетрадь

ГДЗ рабочая тетрадь История России. XVI – XVII века. 7 класс. ФГОС К. А. Кочегарова к учебнику Е. Пчелова, П. Лукина. Издательство Русское слово. Серия Инновационная школа. Состоит из одной части с 80 страницами.

Изучение истории своей страны воспитывает патриотизм, любовь к Родине, уважение к ее традициям, культуре, проживающим народам. Дети получат представление об основных событиях Отечественной истории периода XVI – XVII веков, поймут их неразрывную взаимосвязь, оценят их положительные и отрицательные стороны, оказавшие влияние на страну и людей. Представленный ЯГДЗ решебник ГДЗ к рабочей тетради поможет семиклассникам глубже окунуться в мир Истории, понять причины создания и укрепления Московского царства, оценить ужасы Смутного времени. Школьники смогут показать на карте и сформулировать условия заключения Столбовского мира и Деулинского перемирия, разобраться в процессе становления крепостного права, начертить схемы административного деления России в начале XVII века, получить представления о многих понятиях, знания по которым пригодятся по другим предметам.

Например, узнают, что пошлина – процент от стоимости товара, взымаемый при ввозе, а ярмарка – крупное место для регулярной торговли. Таким образом, ученики приобретут багаж знаний, необходимый для успешного изучения истории в старших классах. Многие смогут сделать историю приоритетным для изучения направлением для будущего поступления в Высшие учебные заведения.

Раздел I. Создание Московского царства

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37


Раздел II. Смутное время

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Раздел III. Россия при Первых Романовых

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51

ГДЗ по Истории для 7 класса рабочая тетрадь Кочегаров К.А. на 5

Автор: Кочегаров К.А..

Издательство: Русское слово 2017

«ГДЗ по истории 7 класс Рабочая тетрадь Кочегаров (Русское слово)» вселит в старшеклассников уверенность в правильности самостоятельной работы. Ребята захотят присутствовать на каждом классном часу, дабы оказаться перед преподавателемб и «изо дня в день» зарабатывать лёгкие положительные оценки. Пропадёт желание прогуливать уроки. Подобным способом удастся решить извечную проблему посещаемости занятий. Главное в этом деле – правильная мотивация.

Рабочая программа по истории для семиклассников

В этом году, «на экваторе» второй ступени образования, из уроков по истории России, и благодаря содержанию учебно-методического комплекта школьники узнают:
  • какими были предпосылки реформ Петра первого;
  • знакомство с внутренней политикой Екатерины второй;
  • как Минин и Пожарский организовали земское ополчение.

«ГДЗ по истории 7 класс Рабочая тетрадь Кочегаров К.А. (Русское слово)» поможет семиклассникам справиться со всеми «подводными камнями» образовательного процесса. Досконально разберёт содержание учебно-методического комплекта. Повысит качество подготовки к классным часам. Ребята всегда будут уверены в своих знаниях, вследствие чего начнут проявлять инициативу, чаще поднимать руку, радовать преподавателя превосходными ответами. Педагог, в свою очередь, вознаградит активность воспитанника «морем» положительных оценок.

Положительные качества ГДЗ по истории 7 класс Рабочая тетрадь Кочегаров

Решебник позволит справляться с домашними заданиями гораздо оперативнее, вследствие чего ребята не будут страдать переутомлением. Смогут «перезагрузиться», чтобы с новыми силами пойти в школу и удивлять педагога работоспособностью и любознательностью. Положительные свойства онлайн-самоучителя:

  • доходчиво объяснит любой вопрос из дидактического дополнения к учебнику, составлен простым языком, чтобы быть похожим на размышления самого ребёнка подросткового возраста, и не вызвать подозрений у учителя;
  • отпадает надобность таскать в сумке ещё одну тяжесть в виде печатного издания;
  • дислоцирован в интернет-пространстве, онлайн-версия продиктована необходимостью так как это удобно для современного школьника, использующего смартфон для поиска полезной информации.

Ребята при правильном применении ГДЗ смогут лучше запомнить материал, и успеть исправить все помарки и недочеты, чтобы перед преподавателем оказалась идеально выполненная работа, за которую у педагога не останется выбора, кроме как поставить пятёрку или четвёрку.

ГДЗ по Истории за 7 класс Рабочая тетрадь Инновационная школа Кочегаров Е.А.

История 7 класс Кочегаров Е.А. рабочая тетрадь история россии. xvii-xviii века

Авторы: Кочегаров Е.А.

На седьмом году обучения появляется много новых предметов, ученики порой откладывают на второй план такие науки, как география, литература, история. Семиклассники уделяют основное внимание точным дисциплинам, так как считают, что они больше пригодятся в недалеком будущем. Тем не менее, знание истории жизненно необходимо.

Ведь школьников ожидает экзамен по данной дисциплине. История развивает любовь к родине, обуславливает понимание политических событий. Этот предмет заставляет задуматься о прошлом и будущем, а также о настоящих исторических решениях. А с «ГДЗ по истории 7 класс Рабочая тетрадь Кочегаров (Русское слово)» ребятам проще будет готовиться к урокам.

Улучшить степень знаний с ГДЗ

Учебный процесс в 7 классе очень насыщенный и напряженный. Упражнений задают очень много по всем школьным дисциплинам. Ученики просто физически не в состоянии уделить большое количество времени на подготовку к урокам. А программа по истории предусматривает углубленное изучение науки. С пособием реально:

  • выполнить домашние упражнения;
  • повторить пройденные темы;
  • наверстать упущенное.

С решебником семиклассники смогут самостоятельно подготовиться к практическим занятиям и повысить уровень знаний по предмету.

Применение решебника по истории за 7 класс от Кочегарова целесообразно в любом случае

Бытует мнение, что вспомогательное пособие с готовыми ответами и выполненными заданиями негативно сказывается на успеваемости учеников. Конечно, перед школьниками имеется заманчивая идея обычного списывания. Но даже скопировав решение, ребята все равно запомнят его ход, применяемые знания, события и даты. Особенно поможет решебник тем ученикам, которые отсутствовали на уроке по причине болезни. Дома ребята всегда могут обратиться к онлайн-помощнику, чтобы самостоятельно прочитать тему.

ГДЗ – отличное подспорье для педагогов

Подготовить программу предстоящего урока – довольно трудоемкий и затратный по времени процесс. Поэтому многие педагоги-предметники успешно используют «ГДЗ по истории 7 класс Рабочая тетрадь К.А. Кочегаров (Русское слово)». С учебно-вспомогательным комплексом учителям:

  1. Легче подготовить план предстоящего урока.
  2. Составить уникальную собственную программу занятий.
  3. Уделить внимание каждому ученику.

С ГДЗ преподаватели привьют семиклассникам интерес к предмету и улучшат уровень знаний.

ГДЗ раздел 1 (номер) 27 история 7 класс рабочая тетрадь Кочегаров – Telegraph


>>> ПОДРОБНЕЕ ЖМИТЕ ЗДЕСЬ <<<

ГДЗ раздел 1 (номер) 27 история 7 класс рабочая тетрадь Кочегаров

Подробное решение раздел 1 (номер ) № 27 по истории рабочая тетрадь для учащихся 7 класса Инновационная школа , авторов Кочегаров 2019 .   Автор : Кочегаров К .А . Издательство: Русское слово 2019 . Серия: Инновационная школа . Тип книги: Рабочая тетрадь . 

ГДЗ рабочая тетрадь по истории россии 7 класс икс Кочегаров К учебнику Пчелова, Лукина Русское Слово . Решебник по истории для 7 классов поможет качественному усвоению информации по предмету, достижению эффективных результатов на уроках и экзаменах . . 

ГДЗ решебник рабочая тетрадь «История России . XVI – XVII века . 7 класс . ФГОС» К . А . Кочегарова к учебнику Е . Пчелова, П . Лукина .  Таким образом, ученики приобретут багаж знаний, необходимый для успешного изучения истории в старших классах . 

Подробный решебник (ГДЗ ) по Истории за 7 (седьмой ) класс рабочая тетрадь — готовый ответ раздел 1 (номер ) — 27 . Авторы учебника: Кочегаров . Издательство: Русское слово 2019 . 

Решебник к учебнику «История 7 класс Рабочая тетрадь История России Кочегаров Русское Слово» полностью соответствует Федеральному госстандарту . В данном решебнике содержатся ответы на вопросы и задания в точном соответствии со стандартом Готовых Домашних .

Всемирная История 7 класс . Решебник .  Всемирная История . Авторы . Кошелев В . С . Год . 2019 . Быстрая навигация: Введение Раздел I . Западная Европа . 

Не стоит также забывать выполнять домашние задания , делать все таблицы, контурные карты и прочее . Важно читать учебник, запоминать даты и словарные слова . А для дополнительной подготовки воспользоваться «ГДЗ по Истории 7 класс Рабочая тетрадь Кочегаров (Русское . . 

Рабочая тетрадь по истории .  Кочегаров К .А . Рабочая тетрадь по истории . 7 класс . История России . К учебнику: Пчелова Е . В . 

Рабочая тетрадь по истории за 7 класс автора Кочегаров К .А . года издания . В данном сборнике ГДЗ представлены полностью решенные упражнения из печатного издания для семиклассников . Задания рабочей тетради навлены на закрепление тем, посвященных . . 

Подробный решебник (ГДЗ ) по Истории за 7 (седьмой ) класс рабочая тетрадь — готовый ответ раздел 1 (номер ) — 14 . Авторы учебника: Кочегаров . Издательство: Русское слово 2019 . Читать еще . 

Coby . Рабочая тетрадь для 7 класса по истории авторов Кочегарова (Пчеловой) рекомендована для изучения этого курса школьной программы . Чтобы успешно справиться с чрезвычайно сложным предметом . .
Решебник и ГДЗ по предмету История за 7 класс . Готовые ответы на задания из учебника История 7 класс списывай онлайн .  Уважающий себя современный человек просто обязан знать историю своего государства . Очень приятно, если современный юноша или девушка . . 

Автор: К . А . Кочегаров Предмет (категория): Ответы к рабочей тетради по истории России Класс : 7 Читать онлайн: Да Скачать бесплатно: Да Формат книги: jpg .  Разделы Категории .  ГДЗ рабочая тетрадь к учебнику Е .В . Пчелова года: Самые популярные статьи 

Рабочая тетрадь ГДЗ история 7 класс Кочегаров к учебнику Пчелова Ответы, правильные ответы и решения, готовое  В седьмом классе школьники начинают изучать основные исторические моменты нашей страны и такой важный период как царствование Петра 1 . Это . . 

Кочегаров Кирилл Александрович . Рабочая тетрадь по истории 7 класс Кочегаров , ответы ൠ решения задач на, ГДЗ для рабочих тетрадей ЗДЕСЬ . .
Подробное решение раздел 1 (номер ) № 27 по истории рабочая тетрадь для учащихся 7 класса Инновационная школа , авторов Кочегаров 2019 .  Автор : Кочегаров К .А . Издательство: Русское слово 2019 . Серия: Инновационная школа . Тип книги: Рабочая тетрадь . 

ГДЗ рабочая тетрадь по истории россии 7 класс икс Кочегаров К учебнику Пчелова, Лукина Русское Слово . Решебник по истории для 7 классов поможет качественному усвоению информации по предмету, достижению эффективных результатов на уроках и экзаменах . . 

ГДЗ решебник рабочая тетрадь «История России . XVI – XVII века . 7 класс . ФГОС» К . А . Кочегарова к учебнику Е . Пчелова, П . Лукина .  Таким образом, ученики приобретут багаж знаний, необходимый для успешного изучения истории в старших классах . 

Подробный решебник (ГДЗ ) по Истории за 7 (седьмой ) класс рабочая тетрадь — готовый ответ раздел 1 (номер ) — 27 . Авторы учебника: Кочегаров . Издательство: Русское слово 2019 . 

Решебник к учебнику «История 7 класс Рабочая тетрадь История России Кочегаров Русское Слово» полностью соответствует Федеральному госстандарту . В данном решебнике содержатся ответы на вопросы и задания в точном соответствии со стандартом Готовых Домашних . . 

Всемирная История 7 класс . Решебник .  Всемирная История . Авторы . Кошелев В . С . Год . 2019 . Быстрая навигация: Введение Раздел I . Западная Европа . 

Не стоит также забывать выполнять домашние задания , делать все таблицы, контурные карты и прочее . Важно читать учебник, запоминать даты и словарные слова . А для дополнительной подготовки воспользоваться «ГДЗ по Истории 7 класс Рабочая тетрадь Кочегаров (Русское . . 

Рабочая тетрадь по истории .  Кочегаров К .А . Рабочая тетрадь по истории . 7 класс . История России . К учебнику: Пчелова Е . В . 

Рабочая тетрадь по истории за 7 класс автора Кочегаров К .А . года издания . В данном сборнике ГДЗ представлены полностью решенные упражнения из печатного издания для семиклассников . Задания рабочей тетради навлены на закрепление тем, посвященных . . 

Подробный решебник (ГДЗ ) по Истории за 7 (седьмой ) класс рабочая тетрадь — готовый ответ раздел 1 (номер ) — 14 . Авторы учебника: Кочегаров . Издательство: Русское слово 2019 . Читать еще . 

Coby . Рабочая тетрадь для 7 класса по истории авторов Кочегарова (Пчеловой) рекомендована для изучения этого курса школьной программы . Чтобы успешно справиться с чрезвычайно сложным предметом . .
Решебник и ГДЗ по предмету История за 7 класс . Готовые ответы на задания из учебника История 7 класс списывай онлайн .  Уважающий себя современный человек просто обязан знать историю своего государства . Очень приятно, если современный юноша или девушка . . 

Автор: К . А . Кочегаров Предмет (категория): Ответы к рабочей тетради по истории России Класс : 7 Читать онлайн: Да Скачать бесплатно: Да Формат книги: jpg .  Разделы Категории .  ГДЗ рабочая тетрадь к учебнику Е .В . Пчелова года: Самые популярные статьи 

Рабочая тетрадь ГДЗ история 7 класс Кочегаров к учебнику Пчелова Ответы, правильные ответы и решения, готовое  В седьмом классе школьники начинают изучать основные исторические моменты нашей страны и такой важный период как царствование Петра 1 . Это . . 

Кочегаров Кирилл Александрович . Рабочая тетрадь по истории 7 класс Кочегаров , ответы ൠ решения задач на, ГДЗ для рабочих тетрадей ЗДЕСЬ . .

ГДЗ самостоятельная работа / Вариант-2 3 геометрия 10 класс дидактические материалы Зив
ГДЗ задание 183 математика 6 класс рабочая тетрадь Бунимович, Кузнецова
ГДЗ часть 2. страница 24 математика 2 класс Дорофеев, Миракова
ГДЗ задание 910 математика 6 класс Никольский, Потапов
ГДЗ номер 23 математика 6 класс Дорофеев, Шарыгин
ГДЗ раздел №11 / урок 8 4 английский язык 6 класс Деревянко, Жаворонкова
ГДЗ unit 4 / section 1-5 91 английский язык 6 класс Enjoy English Биболетова, Денисенко
ГДЗ § 37. Идеология и культура 2 история 9 класс Данилов, Косулина
ГДЗ упражнение 360 русский язык 6 класс Разумовская, Львова
ГДЗ упражнение 496 алгебра 9 класс Мерзляк, Полонский
ГДЗ номер / § 3 10 алгебра 11 класс Никольский, Потапов
ГДЗ номер 583 математика 5 класс Дорофеев, Шарыгин
ГДЗ учебник 2015. упражнение 108 (108) математика 5 класс Виленкин, Жохов
ГДЗ упражнение 548 русский язык 5 класс Разумовская, Львова
ГДЗ упражнение 280 геометрия 7 класс рабочая тетрадь Мерзляк, Полонский
ГДЗ упражнение 190 биология 5 класс рабочая тетрадь Сонин
ГДЗ § 28 53 алгебра 7 класс Мерзляк, Поляков
ГДЗ тетрадь №1. страница 80 русский язык 2 класс рабочая тетрадь пишем грамотно Кузнецова
ГДЗ § 33 3 химия 8 класс рабочая тетрадь Еремина, Кузьменко
ГДЗ самостоятельная работа / вариант 2 / С-44 7 алгебра 8 класс дидактические материалы Жохов, Макарычев
ГДЗ номер 328 математика 5 класс Мерзляк, Полонский
ГДЗ § 4 4.18 алгебра 11 класс учебник, задачник Мордкович, Денищева
ГДЗ страница 34 английский язык 4 класс rainbow книга для чтения Афанасьева, Михеева
ГДЗ часть 2. упражнение 56 математика 4 класс рабочая тетрадь Рудницкая, Юдачева
ГДЗ часть 1 509 математика 6 класс задачник Бунимович, Кузнецова
ГДЗ контрольные вопросы §2 2 математика 6 класс Муравин, Муравина
ГДЗ unit 3 / section 1-9 65 английский язык 7 класс Enjoy English Биболетова, Трубанева
ГДЗ страница 39 русский язык 1 класс тетрадь для самостоятельной работы Гольфман, Чуракова
ГДЗ упражнение 212 русский язык 2 класс Бунеев, Бунеева
ГДЗ номер 753 алгебра 7 класс Макарычев, Миндюк
ГДЗ упражнение 101 биология 7 класс рабочая тетрадь Захаров, Сонин
ГДЗ unit 7 / section 1-4 50 английский язык 5‐6 класс Student’s book Биболетова, Денисенко
ГДЗ 10 класс / тема 3 / работа 2 2 химия 10‐11 класс дидактический материал Радецкий
ГДЗ Глава 4 48 химия 9 класс задачник Кузнецова, Левкин
ГДЗ упражнения 1357 алгебра 9 класс Макарычев, Миндюк
ГДЗ часть 1. страница 40 математика 4 класс дидактические материалы Рудницкая, Юдачева
ГДЗ С-25. вариант 3 алгебра 9 класс самостоятельные работы Александрова
ГДЗ unit 9 / grammar 4 английский язык 10 класс forward Вербицкая, Маккинли
ГДЗ страница 98 английский язык 7 класс Морська, Кучма
ГДЗ страница 87 физика 9 класс рабочая тетрадь Перышкин
ГДЗ упражнение 570 русский язык 6 класс Львова, Львов
ГДЗ Учебник 2019 / часть 2 190 (1039) математика 5 класс Виленкин, Жохов
ГДЗ параграф 10 10.7 геометрия 9 класс Мерзляк, Поляков
ГДЗ страница 124 английский язык 6 класс рабочая тетрадь Комарова, Ларионова
ГДЗ § / § 1 33 алгебра 10 класс задачник Мордкович, Денищева
ГДЗ упражнение 333 математика 5 класс сборник задач и упражнений Гамбарин, Зубарева
ГДЗ Страница 244 2 химия 8 класс Гузей, Суровцева
ГДЗ §20 22 алгебра 8 класс Задачник Мордкович, Александрова
ГДЗ часть 2. упражнение 96 русский язык 4 класс рабочая тетрадь Канакина, Горецкий
ГДЗ § 2 17 геометрия 10‐11 класс Погорелов

ГДЗ контрольные работы / К-8. вариант Б1 алгебра 10‐11 класс самостоятельные и контрольные работы Ершова, Голобородько

Гдз По Окружающему Миру Тетрадь

Скачать ГДЗ Геометрия 7 9 Класс

Алгебра 9 Класс Петерсон Решебник

Решебник По Математике Практикум По Математике


Брэм Стокер — Дракула, книги и цитаты

Ирландский писатель Брэм Стокер наиболее известен как автор классического романа ужасов 19-го века «Дракула».

Кем был Брэм Стокер?

Родившийся в Ирландии в 1847 году, Брэм Стокер изучал математику в Дублинском Тринити-колледже и в 1870-х годах начал свою давнюю работу помощником актера сэра Генри Ирвинга. Он также начал вторую карьеру писателя, опубликовав свой первый роман The Primrose Path, в 1875 году.Стокер опубликовал свою самую известную работу, Дракула , в 1897 году, хотя он умер до того, как вымышленный вампир обрел широкую популярность благодаря многочисленным кино- и литературным адаптациям в 20-м веке.

Молодость

Стокер родился Авраамом Стокером 8 ноября 1847 года в Дублине, Ирландия, в семье отца Авраама Стокера и матери Шарлотты Матильды Блейк Торнли Стокер. Один из семи детей, он страдал от болезней, из-за которых он был прикован к постели примерно до 7 лет, но полностью выздоровел.

В 1864 году Стокер поступил в Дублинский университет, основанный королевой Елизаветой I в 1592 году, и посещал единственный избирательный округ университета, Тринити-колледж. Он изучал математику в Тринити, которую окончил с отличием в 1870 году. 

Затем Стокер начал работать государственным служащим в Дублинском замке, резиденции британских королевских особ в Ирландии с начала 1800-х до начала 1920-х годов. (Отец Стокера также служил государственным служащим в замке и помог своему сыну получить там должность.В этот период Стокер начал жонглировать другой ролью: по вечерам он работал бесплатным писателем в местной газете Dublin Evening Mail (позже Evening Mail ), сочиняя обзоры различных театральных постановок. Стокер также находил время для своих рассказов, опубликовав в 1872 году «Хрустальный кубок». Примерно в то же время Стокер установил дружеские и рабочие отношения, которые вскоре оказались поворотным шагом в его карьере, вдохновив его литературное мастерство и, в конечном счете, его самую известную работу. Стокер познакомился с Ирвингом после просмотра постановки шекспировской пьесы «Гамлет » с участием Ирвинга, и они быстро подружились.

В конце 1870-х годов Ирвинг предложил Стокеру руководящую должность в его продюсерской компании/площадке в Англии, знаменитом Lyceum Theater в лондонском Вест-Энде. В его обязанности как менеджера входило написание писем — иногда до 50 в день — для Ирвинга, а также поездки по всему миру в рамках туров Ирвинга. В это время Стокер женился на начинающей актрисе по имени Флоренс Балкомб, которая родила им сына Ирвинга Ноэля Торнли в конце 1879 года.

«Дракула» и другие книги

В 1875 году Стокер опубликовал свой первый роман «Путь первоцвета» . Он продолжал публиковать произведения, руководя успешным Lyceum Theater, в том числе сборник рассказов «Под закатом » (1882 г.) и свой второй роман « Змеиный перевал » (1890 г.), получивший скромное признание. В частности, он получил признание публики за свои многочисленные роли, посвященные искусству.

В 1897 году Стокер опубликовал свой шедевр « Дракула ».Хотя книга получила успех у критиков после ее выпуска, она не достигла пика популярности до тех пор, пока не умер ее автор. После « Дракула » Стокер продолжал выпускать множество художественных и научно-популярных произведений. За свою жизнь он написал в общей сложности 12 романов, его более поздние работы включают « Мисс Бетти» (1898 г.), «Тайна моря» (1902 г.), «Жемчужина семи звезд» (1904 г.) и «Логово моря». White Worm (1911), который позже был опубликован под названием The Garden of Evil .

Последние годы, смерть и «не-мертвый»

Стокер был менеджером Лицея почти 30 лет, до смерти Ирвинга в 1905 году. Вскоре после этого он перенес инсульт и провел большую часть своих последних лет, борясь со слабым здоровьем и финансовая основа. Стокер умер в Лондоне, Англия, 20 апреля 1912 года, причем в различных сообщениях причиной смерти назывались осложнения от инсульта, истощения или сифилиса.

Наследие Стокера сохранилось в его самой известной работе « Дракула, », которая вдохновила на создание многочисленных театральных, литературных и киноадаптаций.Среди них фильм 1931 года « Дракула » с актером Белой Лугоши в главной роли и полнометражный фильм Ф. В. Мурнау « Носферату » 1922 года с Максом Шреком в главной роли, два первых успеха на экране, которые выдвинули миф о вампирах на передний план популярной культуры.

В 2009 году внучатый племянник автора, Дэйкр Стокер, вышел на поле с публикацией Дракула: не-мертвый, с соавтором Яном Холтом. Эти двое сказали, что они основали свою книгу на рукописных заметках Брэма Стокера и вырезанных сюжетных нитях, даже включив характер Стокера в свою историю как дань уважения первоисточнику.

«Дракула» поступил в продажу в Лондоне

Первые экземпляры классического романа о вампирах « Дракула » ирландского писателя Брэма Стокера появились в книжных магазинах Лондона 26 мая 1897 года. стать звездой футбола в Тринити-колледже в Дублине. После окончания учебы он устроился на государственную службу в Дублинский замок, где проработал следующие 10 лет, параллельно написав рецензии на драмы для Dublin Mail . Так Стокер познакомился с уважаемым актером сэром Генри Ирвингом, который нанял его своим менеджером.Стокер оставался на этом посту большую часть следующих трех десятилетий, переписывая для Ирвинга объемную корреспонденцию и сопровождая его в турах по Соединенным Штатам. Спустя годы Стокер начал писать ряд страшилок для журналов, а в 1890 году опубликовал свой первый роман « Змеиный перевал ».

Стокер опубликовал в общей сложности 17 романов, но именно его роман 1897 года « Дракула » в конечном итоге принес ему литературную славу и стал известен как шедевр готической литературы викторианской эпохи.Написанный в виде дневников и дневников главных героев, « Дракула » — это история вампира, который пробирается из Трансильвании — региона Восточной Европы, ныне находящегося в Румынии, — в Йоркшир, Англия, и охотится там на невинных людей, чтобы получить кровь, которая ему нужна для жизни. Первоначально Стокер назвал вампира «Граф Вампир». Он нашел имя Дракулы в книге о Валахии и Молдавии, написанной отставным дипломатом Уильямом Уилкинсоном, которую он позаимствовал в публичной библиотеке Йоркшира во время каникул его семьи.

Вампиры, которые ночью покидали свои захоронения, чтобы пить кровь людей, были популярными персонажами в народных сказках с древних времен, но роман Стокера катапультировал их в мейнстрим литературы 20-го века. После выпуска Дракула пользовался умеренным успехом, хотя, когда Стокер умер в 1912 году, ни в одном из его некрологов Дракула даже не упоминался по имени. Продажи начали расти в 1920-х годах, когда роман был адаптирован для Бродвея. Дракула-мания достигла еще более высокого уровня благодаря блокбастеру Universal 1931 года, снятому Тодом Браунингом с венгерским актером Белой Лугоши в главной роли.Затем последовали десятки фильмов на вампирскую тематику, телевизионных шоу и литературы, хотя Лугоши с его экзотическим акцентом остается типичным графом Дракулой. Примеры повального увлечения вампирами конца 20-го века включают бестселлеры американской писательницы Энн Райс и культовый сериал «Баффи, истребительница вампиров» . В 21 веке появилась невероятно популярная серия фильмов и книг « Сумерки ».

ПОДРОБНЕЕ: Вампиры: происхождение, легенды и истории 

Парижское обозрение – Происхождение «Дракулы» Брэма Стокера

Чтобы отпраздновать самый жуткий праздник, мы публикуем подборку отрывков из книги Дэвида Дж.Skal’s Something in the Blood , биография Брэма Стокера , , опубликованная в этом месяце издательством Liveright. Сначала: происхождение Дракулы .

Кристофер Ли в роли Дракулы, 1958 год.

Есть много историй о том, как Брэм Стокер пришел к написанию Дракулы , но лишь некоторые из них правдивы. По словам его сына, Стокер всегда утверждал, что вдохновением для книги послужил кошмар, вызванный «слишком щедрой порцией тушеных крабов за ужином» — немного клеветы, которую писатель с удовольствием выдавал, когда его спрашивали, но никто не воспринимал всерьез ( это может звучать слишком похоже на Эбенезера Скруджа, который, как известно, отверг призрак Марли как «непереваренный кусок говядины, пятно горчицы, крошку сыра»).

Но это не помешало полуночной закуске из разделанного краба, которую на самом деле подавали бесчисленное количество людей в бесчисленных случаях. В то время как аспект кошмара вполне может иметь некоторое значение — заметки Стокера, по крайней мере, предполагают, что история могла
иметь свое происхождение в тревожном видении или грезах — это пример того, как правда, ложь и домыслы всегда сговаривались, чтобы исказить Дракулу . стипендия. Необычайно вызывающая воспоминания часть повествования, Дракула всегда вызывала больше повествования — как в бесконечно приукрашенных инсценировках, так и в столь же приукрашенных описаниях собственного процесса рождения.

В некоторые мифы о сотворении Дракулы легче поверить, потому что они содержат частичную правду, хотя они быстро начинают допускать невероятности и невозможности. Например, это неоспоримый факт, что Стокер потратил не менее семи лет, работая над Дракулой , от замысла до публикации, но это приводит к ряду неподтвержденных предположений. Во-первых, это был его шедевр в значительной степени , потому что он потратил на него семь лет, и что книга известна бесконечной тщательностью, с которой Стокер занимался ее созданием.Во-вторых, семилетний период работы указывает ipso facto на необычайно кропотливое и авторитетное исследование, в ходе которого, среди прочего, была раскрыта ужасная правдивая история кровожадного военачальника Валахии XV века Влада Цепеша, «Цеша», который был также известный как Дракула. Это имя не было широко известно за пределами Румынии, но Стокер сделал его всемирно известным как исторический источник и воплощение мифов о вампирах. На самом деле связь Влада с персонажем Стокера была скорее случайной, чем вдохновенной, и исследования автора были на удивление тонкими, но со временем, и особенно с выходом на экраны в 1992 году фильма Фрэнсиса Форда Копполы с вводящим в заблуждение названием «Дракула » Брэма Стокера, история Влада стала общепризнанной. неправильно понятый как центральный источник и движущая сила Стокера, а сам роман — как перегретый роман о многовековых поисках Дракулы реинкарнации его давно потерянной любви. Этот мотив нигде не встречается ни в книге Стокера, ни в его основополагающих заметках.

Подобно нескончаемому ряду драматургов и режиссеров, которые не смогли устоять перед тем, чтобы переделать, изменить и «улучшить» свою историю, Стокер поначалу с трудом распознавал основные элементы, которые должны были заставить его рассказ щелкнуть. Причина, по которой Дракула писался семь лет, заключалась в том, что Стокеру было очень трудно писать его, особенно преодолевая перегрузку собственного воображаемого беспорядка.Процесс был извилистым, трудным и постоянно прерывался. Он перестал писать другие книги. Он задал себе вопрос. Он подверг себя цензуре. У него были вторые, даже третьи мысли почти обо всем. В конце концов, он задался вопросом, запомнят ли книгу вообще.

*

Со времен Стокера вампиры уверенно следуют меняющейся моде в отношении сексуальных и социальных нарушений. В фольклоре простого существования вне племени каким-либо заметным или раздражающим образом может быть достаточно, чтобы вызвать подозрения в вампиризме или колдовстве. Деревенский идиот, деревенский пьяница, деревенская шлюха — все они были отличными кандидатами на сверхъестественную проверку и поиск козла отпущения, особенно когда неурожай или обнаруживались таинственные болезни. Стокер сказал интервьюеру, что его всегда интересовала легенда о вампирах, потому что «она касается как тайн, так и фактов». Он продолжал объяснять плохо изученные природные явления. «Человек мог впасть в смертельный транс и быть погребенным раньше времени. Впоследствии тело, возможно, выкопали и нашли живым, и от этого на людей напал ужас, и они по неведению своему вообразили, что поблизости находится упырь.Те, кто склонен к истерии, «из-за чрезмерного страха могут сами впасть в транс таким же образом; и так росла история о том, что один вампир может поработить многих других и сделать их такими же, как он сам».

Почти в каждой культуре есть те или иные вариации мифа о голодных мертвецах, а правила, по которым создаются и убиваются эти существа, настолько разнообразны и разнообразны, что ни одно художественное произведение не может использовать их все и оставаться последовательным или правдоподобным, даже принимая во внимание тяжелая доза взвешенного неверия. Стокер мудро избегал некоторых из наиболее нелепых верований (например, что вампиров, движимых обсессивно-компульсивным расстройством в той же степени, что и жаждой крови, можно остановить, посыпав на своем пути семена мака, которые они будут вынуждены считать индивидуально). — трудоемкий процесс, который обязательно продлится до рассвета).

Чтобы создать хотя бы некоторую правдоподобность, Стокер разумно адаптировал основы вампиризма, изложенные в отчетах о панике вампиров в Восточной Европе французским библеистом Домом Огюстеном Кальме в Dissertations sur les apparitions des esprits et sur les вампиры . Здесь он нашел проверенные временем методы избавления от вампиров, которые действительно применялись к подозрительным трупам: пронзание острым колом сердца, обезглавливание и кремация. Варианты методов включали удаление сердца, а не его ставку. Все это были физические меры, принятые против физической угрозы. По большей части Стокер предполагал, что его вампиры будут реанимированными трупами, а не (как считалось в некоторых традициях) астральной проекцией тела своего призрачного двойника, который в своих ночных блужданиях собирал кровь, которая каким-то образом дематериализовалась и физически воссоздалась в могильном трупе. .

Издание 1888 года Британской энциклопедии представило эту точку зрения, но Стокер пошел своим путем; он сохранил вампирскую способность к дематериализации, но никогда не поднимал загадку переноса крови. Он дал Дракуле способность превращаться в летучую мышь (или птицу, похожую на летучую мышь), черта, которой нет в сказках, и дополнительную способность принимать форму волка, которую он нашел в книге Сабины Бэринг-Гулд «». оборотней . Бэринг-Гулд описал сербский vlokslak , гибрид вампира и оборотня, и связал греческое поверье, что оборотни становятся вампирами после смерти.Стокер был настолько впечатлен некоторыми описаниями черт оборотня Бэринг-Гулдом, что почти дословно включил их в свое описание Дракулы. Бэринг-Гулд, например, говорит, что у оборотня «руки широкие, а пальцы короткие, а в ладонях всегда есть несколько волосков»; Руки Дракулы «довольно грубые — широкие, с приземистыми пальцами. Как ни странно, в центре ладони были волосы». Бэринг-Гулд также дал Стокеру описание бровей оборотня, сходящихся над носом, и острых белых зубов, выступающих над губами. Размытая граница между человеческими и животными формами была особенно резонансной для поздневикторианских читателей, все еще не оправившихся от тревожных теорий Дарвина.

Поскольку так много экранизаций Дракулы изображали вампира, сожженного солнечным светом, читатели часто удивляются, что в романе Стокера граф ходит по улицам Лондона днем, невредимый, хотя его силы уменьшаются при свете. В фольклоре вампир, как и другие злые духи, скрывается днем, но никогда не уничтожается солнцем.

Отрывок из Что-то в крови: нерассказанная история Брэма Стокера, человека, написавшего «Дракулу» Дэвида Дж. Скала. Copyright © 2016 Дэвид Дж. Скэл. С разрешения издателя, Liveright Publishing Corporation. Все права защищены .

Дракула Брэма Стокера: отражение и упрек викторианскому обществу

Теперь уже легендарный роман Брэма Стокера « Дракула, » — это не просто культовая фантастика, а скорее капсула времени, содержащая популярные мысли, идеи и верования викторианской эпохи, которая рисует сложную картину того, на что было похоже общество. для поколения Брэма Стокера.

Устаревшие идеи, отраженные в Дракуле , сосредоточены в первую очередь на концепциях похоти, секса и зла, как они рассматривались в конце 19-го и 20-го веков в обществе, которое можно рассматривать как сильно консервативное. В то время секс и гомосексуальность были спорными темами, при этом постоянно подчеркивалась важность осторожности и осознанности при рассмотрении таких вопросов и поощрения целомудренного и скромного образа жизни. Такие верования смело представлены на протяжении всей книги и часто сосредотачиваются на прославлении сопротивления искушению, одновременно советуя против неизбежного искушения «вкусить запретный плод».

Тем не менее, важно изучить взгляды и атмосферу периода времени, когда Дракула писал , чтобы лучше понять, как появилось легендарное «зло», которым является Дракула. В результате общих страхов викторианской эпохи и личных взглядов Стокера на секс и гомосексуальность, Дракула — это чудо, проистекающее из многих источников.

Дракула был написан и опубликован до того, как суфражистское движение «взлетело» (Левин 14) в начале-середине 20-го века, оставив ожидания и стандарты для женщин крайне ограниченными.Хотя общество поддерживало строгие социальные стандарты и ожидания для обоих полов, мужчинам было разрешено гораздо больше свобод и удовольствий, чем их коллегам-женщинам. Патриархальные тенденции и взгляды викторианского общества еще больше усиливали мужское превосходство и господство над женщинами (тем самым автоматически предоставляя им большую часть свобод), что, в свою очередь, также давало бесчисленные оправдания мужской сексуальности и плотских побуждений; особенно те, которые женщины должны были подавлять и постоянно воздерживаться от выражения.Для женщины было неслыханно быть сексуально настойчивым в любом случае, и такая идея, вероятно, была бы очень тревожной и пугающей концепцией для консервативного общества, поскольку считалось неестественным для порядочной женщины вести себя таким образом. . Теория, оправдывающая ненормальность женского полового влечения, заключается в том, что «мужское сексуальное удовольствие (необходимо) для размножения, а женское (не является) нет, (следовательно) сексуальное удовольствие (является) единственным провидением мужчин» (Weiman and Dionisapoulas 34). ; Линдон 202; Бон 25).Менталитет в конечном итоге поддерживал вывод о том, что женское половое влечение не имеет цели и, следовательно, не должно существовать. Если бы это было на самом деле очевидно, можно предположить, что женщин наказывали бы за «неестественность», а большинство «неестественных» явлений викторианской эпохи можно было бы объяснить только действиями «злых» сил (главным образом сатанинских сил). Три вампирши-госпожи, встреченные в замке Дракулы, «олицетворяют собой все качества, какими женщина не должна быть; сладострастная и сексуально агрессивная» (Пектас 1).

Главный сторонник романа Стокера резюмирует и воплощает смешанные чувства и эмоции, которые потенциально могут возникнуть в ситуации, когда мужчина сталкивается с женщиной:

«Белокурая девушка встала на колени и склонилась надо мной, изрядно злорадствуя. В ней было нарочитое сладострастие, одновременно волнующее и отталкивающее, и, выгибая шею, она фактически облизывала губы, как животное, пока я не увидел в лунном свете влагу, сияющую на алых губах и на красном языке, когда он лакал белые, острые зубы» (Стокер 50).

Этот конкретный отрывок описывает смешанные чувства, которые мужчины испытывали к напористым женщинам; искушение делало желанным «неестественное» возникновение женских сексуальных домогательств (поскольку это было «запретным плодом»), однако с точки зрения боговерующего джентльмена оно было чисто злым и почти животным. Ссылаясь на тот факт, что, опять же, сексуальное влечение мужчины не было полностью его собственной ошибкой или «ответственностью» (скажем так), этот отрывок также намекает на то, что женщины могут быть соблазнительно привлекательными только тогда, когда намеренно соблазняют мужчину «взять запретный плод». сам; еще одна ссылка на связь зла с женской сексуальностью.Даже если женщина соблазнила мужчину, и он принял на себя удар, это все равно будет считаться виной женщины за то, что она бросила вызов установленным социальным ожиданиям в отношении приличных дам, поскольку мужчины не могли легко контролировать то, что было для них естественно.

Ожидания и стандарты в отношении женственного поведения были очень ограничивающими и ограничивали выражение многих естественных эмоций и свобод:

«Женщина не могла ни показать ноги, ни даже сказать «нога». Даже у фортепиано были «конечности», и те (носили) пушистые чехлы, чтобы их не было видно.(Ни) «нога», ни «грудь» не могли быть (произнесены) в приличном обществе» (Левин 103).

Правила, подобные изложенным выше, показывают, насколько нелепыми и жесткими могут стать викторианские стандарты для женщин. Важность этих «правил», скорее всего, можно объяснить тем фактом, что для своих коллег-мужчин женщины были репутацией чистоты, уязвимости, слабости и наивной невинности. Если бы женщина когда-либо поменяла роли и стала «сексуально агрессивной» (Пектас 1) и напористой в своих желаниях, ее образ целомудренной хрупкости и покорной зависимости от мужчин был бы разрушен, ослабляя образ превосходящего, доминирующего мужчины, а также .Можно предположить, что женщины, которые на самом деле были более сексуально открытыми и напористыми, были заклеймены как «запятнавшие» свою невинность смертным грехом «похоти» и, несомненно, идущие по нечестивому пути к проклятию. Когда Люси Вестерна становится «испорченной» злом Дракулы (таким образом становясь «похотливым» представлением женской фигуры), ее общие манеры описываются как «хладнокровные» (Стокер 240) по отношению к ним, что сильно контрастирует с предыдущие описания ее любящего и добродетельного поведения, когда она была целомудренной и консервативной.

Понятие «зло», связанное с агрессивным сексуальным поведением и сексуальными искушениями, очень сильно влияет на злое и отвратительное поведение Дракулы. Убеждения поколения Стокера усиливали и без того непристойные наклонности самого персонажа, неблагоприятно вызывая шок среди викторианской аудитории, внося эпический вклад в противоречивые взгляды на секс и сексуальность в обществе.

Права женщин в гетеросексуальных отношениях были не такой серьезной проблемой, как непрекращающиеся конфликты вокруг концепции гомосексуализма, свидетелем которых Стокер был не понаслышке.Это был очень серьезный вопрос, особенно в эпоху, когда все необычное считалось «неестественным» и, опять же, «неестественным» означало противоречащее воле Бога (то, что было «нормальным»), поэтому зло и неправильно. На самом деле гомосексуальность был настолько серьезным вопросом в обществе, что даже считался преступлением, наказуемым тюремным заключением, если его судили и признали виновным в участии в гомоэротическом поведении. Некоторые из тех, кто был «(признан) виновным» в «совершении грубых непристойных действий» (там же 83; Пектас 7), могли быть «осуждены максимум на два года тюремного заключения с каторжными работами (там же 83; Пекатс 7).

В дополнение к шоковому фактору и противоречиям романа Стокер тщательно излагает лежащую в его основе гомоэротическую тему с помощью множества гомосексуальных отсылок, инсинуаций и символики на протяжении всей книги. Как будто играя непосредственно на страхах общества перед «неестественным», подсчет кажется преувеличенным представлением концепции о «злах» ненормальности и о том, как они могут исходить из одного источника и заражать окружающее общество разладом и несчастьем. .Отражая социальные страхи и отвращение к гомосексуализму, граф воплощает концепцию «ненормального», смешавшегося с «нормальным» обществом, в основном изображая из себя «сексуальную угрозу, которая угрожает разрушить моральный порядок и превратить (свое окружение) в развратил общество своим насилием над людьми» (Пектас 2). Самым заметным среди его преступлений является то, что граф насилует мужчин, «проникая и высасывая кровь», что рассматривается как «кодирование гомосексуальных действий» (Пектас 2). Это усиливает игру на тревожных чувствах по отношению к принятию того, что «другое», поскольку является примером того, как одно зло, брошенное в «чистое» общество, может вызвать масштабный натиск хаоса и коррупции.

 Основным скрытым сексуальным подтекстом, который Стокер использует для обозначения гомосексуализма, является чрезмерное использование крови на протяжении всего романа. Кровь и сексуальность в Дракуле были очень тесно связаны между собой, «отражая веру викторианцев в то, что кровь — это сперма», поэтому при питании кровью и обмене телесными жидкостями «(это) может быть связано с половым актом» (Пектас 2). Скорее всего, викторианцы пришли к выводу, что кровь действительно имела столь тесную связь со семенной жидкостью в результате общих биологических характеристик самих двух веществ. Болезни, передающиеся половым путем, такие как сифилис, были обнаружены совсем недавно и все еще оставались относительно загадочными для напуганного общества. Обнаружив, что кровь может передавать болезнь (в то время идентифицированную как «плохая кровь») от одного существа к другому, а затем обнаружив, что семенные жидкости обладают той же способностью (относительно ЗППП), связь между ними была неизбежно установлена, например, «(связывая) сексуальность с сифилисом и (также) с кровью» (Анттонен 9). Это было «время, когда венерические заболевания (стали) частью повседневной жизни (Анттонен 9) в результате одного из новейших и самых тревожных научных открытий, сделанных в то время.Таким образом, это стало популярной темой для разговоров и дискуссий среди интеллектуалов, усиливая ценность веры посредством повторения и случайного неправильного толкования (что искажало ее серьезность и вызывало более сильный страх).

Акцент на пороках плотской сексуальности и похотливого поведения в Дракуле был получен из различных влиятельных источников в самой жизни автора. Создавая персонажа Дракулу по образцу реальной исторической личности, роман Брэма Стокера увеличил известность румынского тирана Владислава Дракулы.Увлечение Стокера жестокостью Дракулы началось, когда он «обнаружил (Влада Дракулу) во время исследования своего романа в библиотеке Северного Йоркшира» (Бон, 14) и определенно был достаточно вдохновлен, чтобы назвать главного героя и даже саму книгу после принц. Можно предположить, что Стокер, проявлявший большой интерес и любопытство ко всему сексуальному, был очарован не экономическими или политическими достижениями Дракулы во время его правления, а ужасающими методами пыток, которые он использовал, чтобы превратить сексуальность в понятие, прочно связанное с болью и злом. в сознании своих подданных.«Влад Дракула (представил) садистскую сексуальность в наказании за моральные преступления, такие как неверность» (Бон 14), и часто наказание включало в себя повреждение половых органов или посадку на кол. Используя загадочные подходы для поддержания власти и контроля над умами своего народа, Влад Дракула (также известный как «Влад Цепеш») наказывал за такие незначительные грехи, как неверная жена, «(отрезая) ее половые органы» и «(снимая кожу с ) ее живой» (Бон 14). Наказанием для девушек, которые не оставались девственницами до замужества, было «отрезание сосков от () женской груди или проталкивание раскаленного железа во влагалище до тех пор, пока инструмент не выйдет изо рта» (Бон 14), последний содержал несколько сексуальные коннотации, связанные с проникновением и очищением от сексуального зла через рот (оральный секс) или влагалище (вагинальный секс).В целом Влад Цепеш подчеркивал важность сохранения чистоты и целомудрия, хотя и придерживался гораздо более экстремистского подхода, чем викторианцы. Опять же, эти гнусные акты «возмездия» еще больше усилили зло неуправляемой похоти, продемонстрировав, как эти качества приносят боль и несчастье тем, кто совершает такие грехи. Невероятно иронично, что Стокер использовал такого экстремиста в качестве вдохновения для своего садистского персонажа, хотя это усиливает эффект, который он намеревался создать, добавляя еще более зловещий поворот к контрасту между тем, что было «хорошим и чистым» (по викторианскому стилю). стандарты), и то, что считалось «мерзким и нечестивым».«Продолжение на следующей странице»

Когда Брэм встретил Уолта | Национальный фонд гуманитарных наук

Джонни Депп и Тим Бертон, несгибаемые фанаты Dark Shadows , реанимировали двухсотлетнего вампира Барнабаса Коллинза и его неблагополучную семью из телешоу 1960-х годов. В « Авраам Линкольн: Охотник на вампиров, » президент не дает Конфедерации, возглавляемой вампирами, разрушить Союз. Затем было возвращение «Настоящая кровь», кровавого праздника южной готики HBO, в котором рассказывается о любовном треугольнике между веселой официанткой Сьюки и ее женихами-вампирами, Биллом и Эриком.А в ноябре этого года десятки тысяч молодых девушек и их матерей выстроятся в очередь на полуночные показы заключительного фильма Стефани Майер из серии « Сумерки ».

Если бы Стокер выбрался из могилы, он, вероятно, был бы удивлен пантеоном вампиров, порожденным его книгой, и фандомом, который развился вокруг них. В его время фанаты не заявляли о своей верности персонажам в футболках с надписью «Team Dracula» или «Team Harker», как это было с Twilight и True Blood .Также не было веб-сайтов и досок объявлений, на которых можно было бы круглосуточно и без выходных следить за последними новостями о своей блестящей любви к вампирам.

Но Стокер не был застрахован от соблазна фэндома. Он очень хорошо это понимал. Предметом его обожания было не кровососущее существо ночи, а стареющий американский поэт, скандализировавший Америку. Когда ему было двадцать два года, Стокер прочитал и влюбился в поэзию Уолта Уитмена, найдя утешение и радость между обложками « листьев травы». И, как и многие поклонники, он хотел, чтобы связь, которую он чувствовал с Уитменом, была реальной.Однажды поздно ночью, укутанный в комфортную темноту, Стокер излил свою душу Уитмену в шокирующе честном письме, в котором описал себя и свой характер. Это письмо, когда Стокер, наконец, набрался смелости отправить его по почте, положило начало неожиданной литературной дружбе, которая продлилась до самой смерти Уитмена.

 

Вентилятор

Брэм Стокер, взявший перо на бумаге, был молодым человеком, который за предыдущее десятилетие вырос из болезненного мальчика в мускулистого спортсмена.Родившийся 8 ноября 1847 года, он был третьим из семи детей Шарлотты и Авраама Стокеров. «В детстве я, как я понимаю, часто был на грани смерти», — пишет Стокер в своих мемуарах. «Конечно, до семи лет я никогда не знал, что значит стоять прямо». Его самые ранние воспоминания были о том, как его куда-то несли — на кушетку, на кровать, на лужайку снаружи. Спустя десятилетия Стокер предположил, что его болезнь, природа которой до сих пор остается загадкой, способствовала развитию его интереса к писательству.«От природы я был вдумчивым, и досуг во время продолжительной болезни дал повод для многих мыслей, которые в последующие годы оказались плодотворными в зависимости от их рода».

Стокеры жили в скромном трехэтажном доме в георгианском стиле на Марино-Кресент, 15 в Клонтарфе, приятном прибрежном пригороде Дублина, известном как место победы короля Брайана Бору над викингами в 1014 году. в Дублинском замке, резиденции британского правления в Ирландии, его мать позаботилась о его образовании.В возрасте двенадцати лет он начал часть дня заниматься с преподобным Уильямом Вудсом, который руководил небольшой подготовительной школой. Наряду с освоением классики и математики Стокер сосредоточился на улучшении своего здоровья и выносливости. Маленький мальчик, которого приходилось повсюду носить на себе, постепенно превратился в высокого рослого парня, который наслаждался долгими прогулками и всем, что связано со спортом на природе.

В 1864 году Стокер поступил в Тринити-колледж, лучший университет Ирландии и оплот протестантизма. Его трансформация продолжалась, поскольку он использовал свою физическую форму, чтобы «преодолеть мою естественную застенчивость.Став самым высоким в своей семье, он стал спортсменом университета в 1867 году, завоевав награды за поднятие тяжестей и ходьбу на выносливость. И Стокер был великолепен не только на поле для регби. Он стал яростным спорщиком, оттачивая свои навыки в качестве члена Университетского философского общества, самого престижного клуба Тринити, и Исторического общества колледжа. Он также получил хорошие оценки по своим курсам, получив степень в области естественных наук в 1871 году, а затем степень магистра по математике.

 

Рединг Уолт

По его собственным воспоминаниям, первая встреча Стокера с Уолтом Уитменом произошла в рецензии на книгу.Октябрьский выпуск Temple Bar: A London Magazine for Town and Country Readers за октябрь 1869 г. содержал бурную оценку стихотворений Уолта Уитмена . Рецензент не согласился с тем, что Уитмен постоянно вмешивается в свою работу. Он заявил, что интерпретация Уитменом его четырех тем — Америки, демократии, личности и материализма — поверхностна. «Неспособный, как и многие из его несколько менее шумных современников, понять огромную проблему, представленную прошлым, настоящим и будущим мира, он, как и они, воображает, что решил ее неуклюжим применением bene quodcunque est».  [говорить обо всем хорошее] учение.Рецензент также счел описание тел Уитменом неприятным, а его стиль — ужасным. «Его стиль не имеет ничего общего ни с Библией, ни с Шекспиром, ни с Платоном, ни с любым другим до сих пор почитаемым именем в литературе; но что его гротескные, неграмотные и отвратительные рапсодии можно сравнить только с болезненным бредом маньяков». В завершение рецензент добавил антиамериканскую остроту. «О мистере Уитмене один из его самых горячих поклонников сказал: «Он — демократия». Мы действительно так думаем — по крайней мере, в своих сочинениях; будучи таким же невежественным, оптимистичным, шумным, грубым и хаотичным!»

Стихи Уолта Уитмена, номер , опубликованный в 1868 году, был первым британским изданием произведений Уитмена.До тех пор, если вы хотели читать Уитмена, вам нужно было найти кого-нибудь, кто одолжил бы вам один из немногих экземпляров «Листья травы », которые пересекли Атлантику, или вы должны были знать кого-то в Америке, кто мог бы прислать вам том. . Британские издатели отказались браться за британское издание, опасаясь нарушить законы викторианской эпохи о порнографии.

Однако были и те, кто чувствовал, что Уитмена должна читать более широкая аудитория, среди них Уильям Майкл Россетти, брат Данте и Кристины и ведущая сила в движении прерафаэлитов.Получив от друга издание 1867 года « Листья травы », Россетти сильно влюбился в Уитмена, которого он считал «самым звучным поэтическим голосом осязаемости реальной и будущей демократии». Проблема заключалась в том, как донести этот голос демократии до британской читающей публики. Россетти решил разрезать листьев травы пополам. «Уитмен, хотя и подал в отставку, не очень доволен публикацией простой подборки его стихов», — писал Россетти в своем дневнике в ноябре 1867 года.

Издание

Россетти содержало предисловие на 27 страницах, в котором Уитмен венчался как основоположник американской поэзии и излагалось обоснование выбранных стихотворений. «Мой выбор основывался на двух простых правилах: во-первых, полностью исключить каждое стихотворение, которое можно было бы с достаточной справедливостью признать оскорбительным для чувства морали или приличия в этот особенно нервный век; и, во-вторых, включить все оставшиеся стихотворения, которые показались мне особенно красивыми или интересными». Предисловие Уитмена к изданию 1867 года было очищено от нежелательных выражений.Зная о европоцентристских вкусах своего круга, Россетти добавил эпиграфы Микеланджело, Томаса Карлейля, Эмануэля Сведенборга и Максимилиана Робеспьера.

Именно этот испорченный том и обзор, а не «Листья травы », заставили Стокера и его друзей-литераторов говорить и смеяться над Уитменом. «Излишне говорить, что среди молодых людей выискивали нежелательные ходы и ожидали более пагубных», — писал Стокер.

Однако более чем через год после появления обзора у Стокера произошла конверсия.Слушая, как два приятеля по колледжу читают вслух стихи Уитмена и насмехаются над ними, он начал задаваться вопросом, не поспешно ли он судил Уитмена. Вскоре после этого он принял копию Листьев от человека, которого встретил в Тринити-Квад, который очень хотел с ней расстаться. «Я взял книгу с собой в парк и в тени вяза стал ее читать. Очень скоро начало формироваться мое собственное мнение; это было диаметрально противоположно тому, что я слышал. С этого часа я стал любовником Уолта Уитмена.

 

Полуночное признание

Влюбившись в Уитмена, Стокер не стеснялся пропагандировать достоинства своего труда, даже заступившись за него в дебатах Философского общества Тринити. Однако поклонник жаждал более близких отношений. В ночь на 18 февраля 1872 года он написал Уитмену письмо, насчитывающее почти две тысячи слов.

Стокер начал с того, что сказал Уитмену, что он может сжечь письмо, но надеется, что тот будет сопротивляться.«Я не думаю, что найдется на свете человек, даже вы, стоящий выше предрассудков сословия мелочных людей, который не хотел бы получить письмо от человека помоложе, от чужака, с другой стороны света — от человек, живущий в атмосфере, предвзятой к истинам, которые вы поете, и к вашей манере их петь». Он очень ценил искренность Уитмена, считая его отличным от других людей, и надеялся, что они смогут стать друзьями. «Если бы я был перед твоим лицом, я хотел бы пожать тебе руку, потому что я чувствую, что ты мне нравишься. Я хотел бы называть вас товарищем и говорить с вами так, как не часто говорят люди, не являющиеся поэтами». Затем Стокер объявил Уитмена «настоящим человеком», признавшись, что он сам стремился им стать, «и поэтому я буду относиться к вам как брат и как ученик его учителя».

Выразив свое восхищение, Стокер описал свою жизнь: Ему было двадцать четыре года, он был назван в честь своего отца; друзья звали его Брэм, и он получал небольшую зарплату, работая клерком в правительстве. Далее шли его личность и манера поведения:

Ростом я шесть футов два дюйма, голым весом в двенадцать стоунов и обхватом груди сорок один или сорок два дюйма.Я некрасивая, но сильная и решительная, и у меня большая шишка над бровями. У меня тяжелая челюсть, большой рот и толстые губы, чувствительные ноздри, курносый нос и прямые волосы. У меня уравновешенный характер, хладнокровный нрав, я хорошо владею собой и от природы скрытен от мира. Я получаю удовольствие от того, что позволяю людям, которые мне не нравятся, — людям подлым, жестоким, подлым или трусливым — увидеть мою худшую сторону.

Стокер включил его описание внешности, так как по работам Уитмена и его фотографии он предположил, что ему будет интересно узнать «внешний вид ваших корреспондентов».Стокер писал: «Вы, я знаю, проницательный физиогномист».

Стокер попытался передать, что значила для него поэзия Уитмена. «Я должен поблагодарить вас за многие счастливые часы, потому что я читал ваши стихи, запирая дверь поздно ночью, и я читал их на берегу моря, где я мог оглядеться вокруг и увидеть не больше признаков человеческой жизни, чем корабли в море: и здесь я часто просыпался от задумчивости с книгой, лежащей передо мной открытой». Стихи Уитмена изменили жизнь самопровозглашенного консерватора из консервативной страны.- Но будьте уверены, Уолт Уитмен, что человек… . . кто всегда слышал ваше имя, выкрикиваемое огромной массой людей, которые упоминают его, здесь почувствовал, как его сердце подскочило к вам через Атлантику, и его душа набухла от слов или, скорее, от мыслей».

В заключение Стокер признал его откровенность. — Я был с вами более откровенен — сказал вам о себе больше, чем когда-либо говорил кому-либо прежде. Вы не будете сердиться на меня, если вы дочитали до этого места. Вы не будете смеяться надо мной за то, что я пишу это вам.С немалым усилием я начал писать, и мне не хочется останавливаться, но я не должен больше утомлять вас».

То, что казалось таким настойчивым и чистым посреди ночи, должно было казаться опрометчивым и откровенным при дневном свете. Стокер не отправил письмо. Вместо этого он спрятал его в ящик стола.

В течение следующих нескольких лет Стокер продолжал обсуждать поэзию Уитмена со своими друзьями. Еще работая клерком, он начал постепенно делать себе имя как драматический критик.Когда Стокер был маленьким мальчиком, его отец возвращался из театра и потчевал его яркими описаниями увиденного: экзотические декорации, актер, который перестарался, актриса, которая убедительно плакала, подробное изложение сюжета. Когда он стал старше, Стокер присоединился к своему отцу на театральных прогулках и немного пробовал себя в актерском мастерстве. Недовольный тем, как дублинские газеты освещали театр — штатным репортерам, не имеющим опыта, часто поручали писать рецензии, — Стокер обратился к владельцу Mail с просьбой освещать спектакли.Узнав, что дополнительных денег для критиков нет, Стокер предложил писать бесплатно, начав свою карьеру критика. «Таким образом, я мог направлять общественное внимание, насколько моя газета могла на это повлиять, там, где, по моему мнению, это требовалось», — писал он.

Наряду с театральными обзорами Стокер публиковал рассказы, поместив свой первый рассказ в Лондонское общество в 1872 году. «Это было хорошее время для авторов рассказов, которым было что сказать; но Стокер, все еще приближавшийся к зрелости, продолжал перерабатывать избитые сюжеты и темы.Никто бы не назвал его оригинальным писателем», — пишет Барбара Белфорд в своей биографии Bram Stoker, , поддерживаемой NEH. Пройдет три года, прежде чем он снова нанесет удар. Весной 1875 года Трилистник опубликовал три его рассказа, каждый из которых был наполнен романтикой и подлостью.

В День святого Валентина 1876 года Стокер снова оказался на защите Уитмена. На этот раз это было во время собрания клуба «Двухнедельник», который был известен своими вольными дебатами. Человек «некоторого социального положения» с хорошей успеваемостью в университете оспорил сборник стихов Уитмена на том основании, что в нем не было «упоминания об одной порядочной женщине».По мнению Стокера, он зашел «слишком далеко», потому что «Уолт Уитмен чтил женщин».

В ту ночь перед сном Стокер еще раз написал Уитмену, выразив свое восхищение. «Вечерний стресс придал мне смелости, — писал он в своих мемуарах. Вместе с новым письмом он приложил то, что лежало в ящике стола. «Это говорит само за себя и не нуждается в комментариях», — сказал Стокер Уитмену. «Это так же верно, как я хотел сказать, что свет есть свет. Прошедшие четыре года заставили меня вчетверо полюбить вашу работу, и я могу с уверенностью сказать, что всегда говорил как ваш друг.Он также выразил желание, чтобы однажды он встретился с Уитменом в Ирландии.

Через три недели в его почтовом ящике появилось письмо, адресованное Стокеру характерным паучьим почерком поэта. Уитмен благодарил его за письма и как человека, и как автора. «Вы хорошо поступили, что написали мне так необычно, так свежо, так мужественно и так нежно. Я тоже надеюсь (хотя это маловероятно), что мы когда-нибудь встретимся. А пока посылаю вам свою дружбу и благодарность».

Годы спустя Уитмен поделился перепиской со своим другом Горацием Траубелем, который записал их разговор в С Уолтом Уитменом в Камдене .«Он был дерзким юношей, — сказал Уитмен о Стокере. «[Что касается] того, чтобы сжечь послание или нет, мне никогда не приходило в голову что-либо делать вообще: какое мне, черт возьми, дело, уместен он или дерзок? он был свежим, жизнерадостным, ирландцем: такова была плата за вход — и этого достаточно: он был желанным гостем!» Уитмен также заметил, что Стокер писал больше себе, чем поэту. «Я не мог не тепло отозваться о том, что на самом деле личное: я делаю это от всего сердца».

 

Поэт, вдохновивший множество людей

Уолту Уитмену, написавшему Стокера, было почти шестьдесят лет, и его здоровье ухудшалось.«Мое тело полностью разрушено — несомненно, навсегда из-за паралича и других болезней», — сказал Уитмен Стокеру. — Но я одет и каждый день понемногу выхожу из дома. Поэт перенес первый из серии инсультов в 1873 году, в результате чего его левая рука и нога остались слабыми. В том же году он переехал в Камден, штат Нью-Джерси, где его брат владел бизнесом по производству трубок. В Камдене не было суеты его любимого Бруклина или военного Вашингтона, округ Колумбия, но он был расположен через реку Делавэр от Филадельфии, легкий путь для поклонников Уитмена, а к 1870-м годам их было легион.

Уитмен был наборщиком, печатником, учителем и газетчиком до публикации « Листьев травы » в 1855 году. В течение многих лет он строчил стихи и наблюдения о том, что он видел, бродя по улицам Нью-Йорка. , большинство из которых ничем не примечательны по стилю и форме. В конце 1840-х годов Уитмен начал менять традиционную поэтическую структуру на что-то более свободное и новаторское. Уитменовские ученые пытались объяснить причину резкого сдвига, предполагая, что он мог быть вызван религиозным опытом или решением поэта принять свой гомосексуальность.Однако Уитмен, возможно, дал ответ, когда сказал, что поэт должен «затопить себя ближайшим возрастом, как огромными океанскими волнами». Еще одним фактором было чтение Ральфа Уолдо Эмерсона. «Я кипел, кипел, кипел; Эмерсон довел меня до кипения», — сказал он Джону Таунсенду Троубриджу.

Дэвид Рейнольдс, биограф Уитмена, называет «Листья » «ослепительным литературным попурри». «Под одной поэтической крышей он собрал разрозненные образы природы, городской жизни, ораторского искусства, исполнительского искусства, науки, религии и сексуальных нравов», — пишет Рейнольдс.Рецензенты того времени не разделяли его энтузиазма, проявляя вежливый интерес или откровенное презрение к сексуальному содержанию книги и эгоизму Уитмена. «В его бессвязном лепете нет ни остроумия, ни метода, и нам кажется, что он, должно быть, какой-то сбежавший сумасшедший, бредящий в жалком бреду», — писал Boston Intelligencer . Уитмена, однако, не могло не радовать то, что Эмерсон, которому он отправил копию, думал иначе. «Я немного протер глаза, чтобы убедиться, что этот солнечный луч не иллюзия; но твердый смысл книги — это трезвая уверенность», — писал Эмерсон Уитмену.

Листья вряд ли был бестселлером, что побудило Уитмена поработать над его композицией. Издание 1856 года выросло с двенадцати до тридцати двух стихотворений, и у каждого стихотворения было название, чего не хватало в первом издании. Уитмен также включил письмо Эмерсона, восхваляющее его, к большому ужасу Эмерсона и его собственной выгоде. Люди начали замечать. Вскоре после появления второго издания Уитмена посетил Бронсон Олкотт, ведущий трансценденталист и отец Луизы Мэй. Он вернулся еще раз, взяв с собой Сару Тиндейл, известного аболициониста, и Генри Дэвида Торо. Олкотт писал, что Уитмен и Торо смотрели друг на друга «как два зверя, каждый из которых задавался вопросом, что сделает другой, сорвется или убежит». Тем не менее Торо продолжал звонить.

Гражданская война укрепила репутацию Уитмена как человека и как поэта. Во время войны Уитмен оказал помощь более чем десяткам тысяч солдат в госпиталях Вашингтона, округ Колумбия, за что получил прозвище «Добрый Серый Поэт». В январе 1865 года он устроился на работу в Департамент по делам индейцев, но через несколько месяцев был уволен.Часто рассказывают историю о том, что Джеймс Харлан, министр внутренних дел, возражал против того, чтобы автор «грязной книги» работал в штате. К изданию « листьев » 1860 года Уитмен добавил сто сорок шесть стихотворений и разбил их на тематические группы. Кластер «Calamus», который исследовал романтическую дружбу между мужчинами, отодвигал условности эпохи и заставлял таких мужчин, как Харлан, чувствовать себя некомфортно.

Увольнение Уитмена оказалось удачей — по крайней мере, в грандиозной схеме авторского лести. На следующий день после увольнения Уитмен с помощью своего друга Уильяма Дугласа О’Коннора устроился клерком в прокуратуру. Возмущенный действиями Харлана, О’Коннор написал брошюру на 46 страницах «Добрый серый поэт: оправдание» (1866 г.), в которой был нарисован портрет Уитмена, превосходящий натуры. Год спустя Джон Берроуз, молодой начинающий автор, написал « Заметок об Уолте Уитмене» , несколько агиографический отчет о жизни и творчестве Уитмена. Как и у Стокера, у Берроуза был собственный опыт обращения, когда он читал « Листья травы »; в его случае друг поделился стихами из тома во время прогулки по лесу.На титульном листе книги Берроуз указан как автор, но Уитмен сыграл важную роль в формировании ее содержания.

Слава Уитмена еще больше возросла после публикации в 1865 году « Барабанные удары », сборника из сорока трех стихотворений, в которых рассказывается о его физическом и духовном опыте во время Гражданской войны. Поэт первоначально считал, что войну нельзя передать стихами, но постепенно изменил свое мнение, поскольку виды и запахи битвы и смерти производили впечатление. После убийства Линкольна Уитмен опубликовал Sequel to Drum-Taps , в который вошли дополнительные стихотворения, четыре из которых посвящены Линкольну, которого он боготворил. «О капитан! Мой капитан!», в котором оплакивается смерть президента, стало самым известным стихотворением Уитмена при его жизни.

На заре 1870-х число поклонников Уитмена продолжало расти, чему способствовали усилия О’Коннора, Берроуза и других. «Уитмен грелся во внимании своих учеников», — пишет Майкл Робертсон в книге «Поклонение Уолту: Ученики Уитмена» , поддерживаемой NEH.« Листья травы » так и не завоевал широкой аудитории при жизни, и это приносило лишь скромный доход. Однако в качестве компенсации это принесло [Уитмену] ярых последователей».

Письма от фанатов заполнили его почтовый ящик. Чтение их помогло облегчить одиночество, которое Уитмен испытывал после переезда в Камден, и ограничения, наложенные его инсультом. Он больше не мог прохаживаться по окрестностям или бродить по городу, впитывая его виды и звуки, как это было у него с юных лет. Его поклонники покупали копии каждого нового издания Leaves (все семь изданий можно увидеть онлайн в архиве Уолта Уитмена, поддерживаемом NEH) и поддерживали его, когда он попадал в беду.Они встали на защиту Уитмена, когда в 1876 году он развязал трансатлантическую словесную войну после того, как написал озорное эссе для британского журнала, в котором утверждалось — с некоторым преувеличением — что его американские литературные коллеги пренебрегали им. Они также объединились вокруг него в 1881 году, когда окружной прокурор Бостона попытался запретить публикацию нового издания « Листьев » на том основании, что оно было непристойным.

 

Другой человек в жизни Стокера

В исповедальном письме Стокер написал, что надеется когда-нибудь вскоре встретиться с Уитменом.«Шелли написала Уильяму Годвину, и они стали друзьями. Я не Шелли, а вы не Годвин, и поэтому я буду только надеяться, что когда-нибудь встречусь с вами лицом к лицу и, возможно, пожму вам руку. Если я когда-нибудь это сделаю, это будет одним из величайших удовольствий в моей жизни». Здоровье Уитмена сорвало планы привезти его в Англию и Ирландию. По иронии судьбы именно другой человек в жизни Стокера, Генри Ирвинг, наконец-то позволил Стокеру осуществить свою мечту.

Карьера Стокера резко изменилась, когда в 1878 году Ирвинг, самый известный актер Англии, попросил его возглавить лондонский театр «Лицеум».Стокер был очарован Ирвингом с того момента, как впервые увидел его на сцене в 1867 году в постановке «Соперники ». Описывая ту ночь сорок лет спустя, Стокер все еще помнил движения, выражение лица и тон голоса Ирвинга. «То, что я увидел, к моему изумлению и восторгу, было патрицианской фигурой, столь же реальной, как люди из чьей-то мечты, и наделенной той же поэтической грацией. Молодой солдат, красивый, выдающийся, самостоятельный, компактный из грации и дремлющей энергии».

В облике Стокера было что-то такое, что располагало его к лести — к тому, чтобы быть ярым фанатом, — и он пристально следил за карьерой Ирвинга. Отсутствие освещения в прессе поворота Ирвинга в 1871 году в « Две розы » вдохновило Стокера на решение стать драматическим критиком. Когда Ирвинг привез свою легендарную постановку « Гамлет » в Дублин в декабре 1876 года, Стокер присутствовал на трех представлениях. Последовал восторженный отзыв, и Ирвинг, восхищённый благодарностью Стокера за то, что он пытался сделать с раздражительным датским принцем, пригласил Стокера отобедать с ним в его номере в отеле «Шелбурн». Они проговорили до поздней ночи, чему способствовала выпивка и взаимная любовь к театру.Ирвинг продекламировал «Сон Юджина Арама» Томаса Гуда и даже потерял сознание в конце. «Этот опыт я никогда — никогда — не забуду», — писал Стокер. «Чтение отличалось как по характеру, так и по степени от всего, что я когда-либо слышал».

Дружба, возникшая в ту ночь, будет укрепляться каждый раз, когда Ирвинг возвращается в Дублин. В тихие минуты между репетициями и пьяными ужинами мужчины обсуждали мечту Ирвинга о собственном театре и то, что нужно для ее реализации. В ноябре 1878 года Ирвинг телеграфировал Стокеру и попросил его приехать в Глазго; Стокер прибыл на следующий вечер. «Он сказал мне, что договорился взять управление лицеем в свои руки, — пишет Стокер. «Он спросил меня, не брошу ли я государственную службу и присоединюсь к нему; Я возьму на себя ответственность за его бизнес в качестве исполняющего обязанности управляющего. Ответ Стокера был однозначным «да».

Работа на Ирвинга означала переезд в Лондон, но Стокер начал эту новую главу своей жизни не один. В декабре 1878 года Стокер, которому тогда был тридцать один год, женился на Флоренс Балкомб, девятнадцатилетней дочери армейского полковника.Балкомб известна в литературных анналах тем, что была объектом серьезной влюбленности Оскара Уайльда, который тяжело воспринял известие о ее браке со Стокером. К сожалению, ни Стокер, ни Балкомб не оставили никаких сведений о характере их ухаживаний или даже о том, как они познакомились.

Пока Ирвинг придумывал новые постановки и терроризировал актеров своим раздутым эго, Стокер занимался своими делами. Партнерство продлилось двадцать пять лет и сильно повлияло на жизнь Стокера. Ирвинг обладал властным характером, и Стокер был ему обязан.Степень, в которой Стокер определил себя с точки зрения Ирвинга, можно увидеть в личных воспоминаниях Генри Ирвинга , двухтомном отчете об отношениях Стокера с актером, который является отчасти мемуарами, отчасти поклонением знаменитости.

Но работа на Ирвинга и нахождение в эпицентре лондонской театральной культуры имели некоторые преимущества. Он был частью лондонских литераторов, общался с Чарльзом Диккенсом и Артуром Конан Дойлем — и даже с Уайльдом, когда драматург простил его. Стокер установил отношения с британскими литературными журналами и издателями, которые были восприимчивы к его художественной литературе.У него также была возможность побывать в Соединенных Штатах, стране Уитмена и его демократических идеалов. Когда Ирвинг решил представить Lyceum Theatre американской публике, для тура требовалось перевезти большой состав актеров, роскошные декорации и объемные костюмы, и Стокер сделал все приготовления.

 

Встреча со своим кумиром

В марте 1884 года тур по Лицею остановился в Филадельфии, что позволило Стокеру наконец-то встретиться со своим литературным кумиром.Стокер предполагал ускользнуть, чтобы навестить своего героя, но когда Ирвинг узнал о его плане, он попросился с ним. Ирвинг был в лучшем случае случайным поклонником, но он не мог упустить шанс встретиться со знаменитым Уолтом Уитменом. Днем 20 марта они посетили дом Томаса Дональдсона, одного из друзей и благотворителей Уитмена. Как и многие в кругу поэта, Дональдсон написал мемуары об их дружбе « Уолт Уитмен: Человек » (1896), в которых мы по-другому рассказываем об этой встрече.

Они нашли поэта сидящим в гостиной Дональдсона. «На противоположной стороне комнаты сидел старик львиного вида», — писал Стокер. «Он был дородным, с большой головой и высоким лбом, слегка лысым. Большие лохматые массы седо-белых волос падали ему на воротник. Его усы были большими и густыми и падали на рот так, что сливались с вершиной густой развевающейся бороды». Сначала Дональдсон представил Ирвинга, затем Стокера. Уитмен наклонился вперед в своем кресле и протянул руку.— Брэм Стокер — это Авраам Стокер? Стокер сказал «да», и они обменялись рукопожатием, как два старых друга. Стокеру придется подождать, чтобы поговорить с Уитменом, поскольку честь разговора с глазу на глаз выпала на долю Ирвинга. Поэт и актер говорили «долгое время и, казалось, сильно прониклись друг другом». Ирвинг осмелился предположить, что Уитмен напомнил ему Теннисона, и поэт искренне принял это сравнение. Со своей стороны, Уитмен был поражен манерой поведения Ирвинга — «его мягкими и непринужденными манерами и его очевидной интеллектуальной силой и сердцем.

Когда Стокер, наконец, получил свой шанс, Уитмен не разочаровал. «Я нашел в нем все, о чем я когда-либо мечтал или желал в нем: великодушный, широкий взгляд, терпимый до последней степени; воплощенная симпатия; понимание с проницательностью, которая казалась более чем человеческой». Они разговаривали как старые друзья и обменивались сплетнями об общих знакомых в Дублине. «Перед тем, как мы расстались, он попросил меня приехать к нему домой в Кэмден, когда я смогу это сделать. Нужно ли говорить, что я обещал. Уитмен тоже очень любил Стокера, называя его «ловким парнем.«Он как глоток хорошего, здорового, свежего морского воздуха, — сказал он Дональдсону.

Прошло два года, прежде чем Стокер смог совершить поездку в Камден. Осенью 1886 года он отправился в Нью-Йорк, чтобы организовать предстоящее турне Ликея по Фаусту. 2 ноября он сел на поезд до Филадельфии и встретился с Дональдсоном, который сопровождал его во время визита. Дом Уитмена на Микл-стрит, 328 был «небольшим, обычным домом в ряду, построенным из обычного тонкого красного кирпича, который отличает Филадельфию и придает ей такой своеобразный голландский вид.Они прибыли и обнаружили Уитмена сидящим в большом кресле-качалке, подаренном детьми Дональдсона. «Он казался более слабым, и когда он вставал со стула или двигался по комнате, делал это с трудом. Теперь я мог лучше разглядеть его глаза. Они не были такими быстрыми и ищущими, как раньше».

Уитмен оставался острым, и их беседа колебалась от лондонских литературных сплетен до последних сценических триумфов Ирвинга и Авраама Линкольна. Когда Стокер признался в своем восхищении Линкольном, Уитмен заявил: «Никто никогда не узнает настоящего Авраама Линкольна и его место в истории!» Стокер спросил Уитмена о его «поразительно ярком» описании убийства Линкольна руками Джона Уилкса Бута.Эссе было опубликовано в автобиографии поэта « Образцовые дни ». Уитмен сказал, что, хотя он и не присутствовал при расстреле президента, он «провел большую часть ночи, беседуя со многими из присутствовавших». Рассказ Уитмена был чистым вымыслом — он находился в Нью-Йорке во время убийства. Но Стокер был очарован. «Память об этой комнате никогда не покинет меня», — писал он.

Разговор Стокера с Уитменом сыграл главную роль в лекции, которую он начал писать и которую собирался прочитать в Лондонском институте.Стокер включил прокламацию Уитмена — значительно приукрасив — в лекцию: «Не так давно Уолт Уитмен сказал мне: «Никто не знает — никто в будущем никогда не сможет узнать Авраама Линкольна». Он был намного больше — настолько обширнее даже его окружение — то, что о нем не известно, настолько больше того, что есть, что настоящего человека никогда нельзя узнать на земле».

У Стокера была последняя встреча с Уитменом в декабре 1887 года, когда Театр «Лицеум» отправился в Соединенные Штаты для очередного турне.Он снова встретился с Дональдсоном, чтобы совершить паломничество на Микл-стрит, где нашел Уитмена «здоровым и здоровым». «Его волосы были более снежно-белыми, чем когда-либо, и более живописными. Он был похож на короля Лира на картине Форда Мэдокса Брауна», — написал Стокер.

После того, как старые друзья обменялись нежными приветствиями, Стокер заговорил с Уитменом о весьма деликатном вопросе: о редактировании некоторых его стихов. Стокер обсуждал эту идею с их общим другом Толкоттом Уильямсом, редактором Philadelphia Press.Если бы Уитмен позволил им сократить около ста строк, его книги могли бы войти в каждый дом в Америке. — Разве это не стоит жертв? — спросил Стокер. По словам Стокера, Уитмен дал быстрый ответ:

«Это не будет жертвой. Насколько я знаю, они могут сократить тысячу. Дело не в том — дело совсем в другом: — тут и лицо, и голос стали довольно торжественными, — когда я писал так, я думал, что поступаю правильно, а правильное ведет к добру. Я так думаю до сих пор. Я думаю, что все, что Бог сотворил, предназначено ко благу, что дело Его рук чисто во всех отношениях, если оно используется так, как Он задумал! Если я был неправ, я причинил вред.И за это я заслуживаю наказания забвением! Это было и не может не быть. Нет, я никогда не перережу ни строчки, пока жив!

Несмотря на напряженную дискуссию, Уитмен и Стокер расстались друзьями. Уитмен даже отослал Стокера с подарком на память: изданием 1872 года «Листья травы » с автографом и фотографией самого себя.

«Это был последний раз, когда я видел человека, который на протяжении почти двадцати лет хранил мое сердце как дорогой друг, — писал Стокер. Уитмен скончался в марте 1892 года, его тело окончательно сдалось после приступа пневмонии. Когда Стокер проезжал через Филадельфию в 1894 году, он был потрясен, узнав, что Уитмен оставил кое-что для него на попечение Дональдсона: оригинальные записи из лекции, которую Уитмен прочитал о Линкольне в Оперном театре на Честнат-стрит 15 апреля 1886 года.

«Это было мое Послание из мертвых», — написал Стокер.

 

Нежить

Летом 1896 года, спрятавшись в отеле Kilmarnock Arms в Круден-Бей, Шотландия, Стокер завершил работу над Дракулой .В отличие от других своих рассказов и романов, которые он обычно писал, он работал над « Дракула » в течение семи лет, формируя и перекраивая персонажей, а также эпистолярную структуру книги. «Генезис романа был процессом, в котором участвовали образование и интересы Стокера, его страхи и фантазии, а также страхи и фантазии его викторианских коллег. Он бросил указатели своей жизни в сверхъестественный котел и назвал его Дракула », — писал Белфорд. Выяснилась история Джонатана Харкера, начинающего адвоката, который сражается с гнусным вампиром графом Дракулой в Трансильвании и Лондоне.Харкеру в его борьбе помогают таинственный доктор Авраам Ван Хельсинг, лорд Годалминг, техасский стрелок Куинси Моррис и доктор Джон Сьюард. Вместе они спасают Мину, невесту Харкера, ставшую жертвой вампира, и убивают Дракулу.

Стокер не был первым, кто написал о вампирах. Народные сказки о кровососущих ночных созданиях веками гуляли по Европе и постепенно проникали в популярную культуру. В 1819 году Джон Полидори, врач лорда Байрона, опубликовал первую сказку о вампирах на английском языке в New Monthly Magazine .История возникла из той же задачи, выданной накануне лета 1816 года, которая побудила Мэри Уоллстонкрафт Шелли написать « Франкенштейн ». Несколькими десятилетиями позже Вампир Варни , наполненный готикой и кровью, появился в пенсовых ужастиках между 1845 и 1847 годами. Серийный рассказ из 667 000 слов о террористической кампании сэра Фрэнсиса Варни против семьи Баннервортов представил многие черты мы стали ассоциироваться с вампирами, в том числе с колотыми ранами и сверхчеловеческой силой. Однако история Стокера о вампирах была чем-то другим. Хотя он основан на готическом ужасе и романтике — двух любимых темах Стокера — он также отражает нравы и тревоги британского общества конца девятнадцатого века.

Дракула дебютировал весной 1897 года и получил неоднозначные отзывы. Газета Daily Mail заявила, что «воспоминание о его странной и призрачной истории, несомненно, будет преследовать нас еще какое-то время». У Атенеума были оговорки: «» Дракула» очень сенсационна, но недостаточна как в конструктивном искусстве, так и в высшем литературном смысле.« Зритель » подумал, что, хотя Стокер замечательно использовал «вампирологию», история могла бы быть лучше, если бы ее действие происходило в более ранний период. «Современность книги — фонограф, дневники, пишущие машинки и т. д. — вряд ли согласуется со средневековыми методами, которые в конечном итоге обеспечивают победу врагам графа Дракулы». (Осторожно, спойлер: Дракула убит охотничьим ножом в сердце. )

Дракула имел небольшой издательский успех. Первый тираж составил скромные три тысячи экземпляров, а издание в мягкой обложке появилось только в 1901 году.Потребовалось два года и публикация в New York Sun и других газетах, прежде чем Doubleday & McClure напечатала американское издание в 1899 году. Однако скромные продажи помогли Стокеру сделать себе имя как автору по обе стороны Атлантики. Он даже получил запись в Who’s Who .

Учитывая героическое поклонение Стокера Уитмену, литературоведы искали доказательства влияния поэта на Дракулу . Целая толпа критиков провела конец 1980-х и 1990-е годы, зацикливаясь на болезненной чувственности романа и на том, что он говорит о гомосексуализме.Именно по этому вопросу они часто обнаруживали отпечатки пальцев Уитмена. Белфорд считает влияние Уитмена «глубоким», отмечая, что граф и Уитмен имеют общие физические черты. «У каждого длинные белые волосы, густые усы, большой рост и сила, львиная осанка. Поэзия Уитмена воспевает сладострастие смерти и смертоносность любви».

Стокер не оставил никаких подсказок, чтобы предположить, кого он смоделировал графом Дракулой. Но учитывая, что Уитмен был не прочь немного поклоняться героям, ему, возможно, нравилось превращаться в бессмертное существо с похотливой фанатской базой.

Когда Стокер умер в 1912 году, Sotheby’s продал с аукциона его библиотеку. Лекция Уитмена о Линкольне, которую он завещал Стокеру, была продана за 25 долларов.

Дракула Брэма Стокера (1897) против Влада Цепеша (15 век).

Напечатано в Нюрнберге в 1499 году. Библиофилия

См. предыдущий пост, где Влад III был освобожден после смерти своей семьи и начал использовать имя Влад Дракула  т.е. сын дракона. Вернувшись в Валахию  (теперь Румыния), он стал жестоким правителем, заслужив свое имя Влад Цепеш Цепеш : будучи правителем Валахии C15, он совершал очень ужасные поступки.

Жестокость Влада III была реальной, но его репутация злодея распространилась по ВСЕЙ C15-й Европе благодаря своевременному прибытию печатного станка . Атакующие брошюры, написанные его врагами, стали бестселлерами. И жестокость Влада распространилась повсюду, как это изображено на современных гравюрах .

Так почему же большая часть христианской Европы поддержала его решительную, хотя и жестокую защиту Валахии от различных мусульманских османских вторжений ? И почему Влад III до сих пор остается национальным героем Румынии за защиту своего народа от иностранного вторжения в середине 1400-х годов? Ясно, что злодеяния, совершенные Владом Цепешем, остаются такими же ужасающими и сегодня, как и 550 лет назад.

Несмотря на все это, Влад III мог бы остаться лишь кратким отрывком из средневековой истории, если бы не важная книга 19-го века. Книга Уильяма Уилкинсона , британского консула в Валахии, «Отчет о княжествах Валахии и Молдавии 1820 года», посвящена истории региона и упоминает печально известного военачальника Влада Цепеша. Это помогло популяризировать настоящую историю Дракулы по всей Европе.

Из Дакра Стокера мы знаем, что 45-летний ирландец Брэм Стокер (1847–1912) никогда не посещал родину Влада III. В 1890 году в Lyceum Theater в Лондоне друг Брэма Стокера рассказал ему о книге Уилкинсона. И сказал ему посетить библиотеку Уитби. Вскоре Стокер вошел в Подписную библиотеку Уитби и запросил книгу Уильяма Уилкинсона. Библиотека даже не сообщила, что у них есть эта редкая книга, и доступ к ней был предоставлен неохотно. Поэтому Стокер быстро открыл страницы определенного раздела, сделал множество заметок в своем дневнике и вернул книгу библиотекарю.


Затем он остановился в Whitby Museum , где нанес на карту маршрут из Лондона в дебри Румынии с указанием широты и долготы.Из музея Брэм отправился в Уитби-Харбор , где поговорил с Королевской береговой охраной . Они сообщили ему о парусном судне «Дмитрий », которое несколько лет назад село на мель в защитной гавани, и в живых осталась лишь горстка членов экипажа. Судно, пришедшее из порта Варна в Восточной Европе, перевозило загадочный груз. [Книга Стокера в конце концов рассказала историю вампира, который переехал из своей родной Трансильвании в Великобританию в поисках жертв своего проклятия нежити].

Медленно вырисовывался последний фрагмент старой головоломки. На 1 странице его заметок Граф Вампир имя, которое он изначально намеревался использовать для своего злодея, было вычеркнуто. Его заменили на Граф Дракула , и для Брэма это наконец-то обрело смысл. Он нашел размытое место между фактом и вымыслом.

Роман Стокера «Дракула», опубликованный в Великобритании с этой обложкой в ​​1916 году. Wiki

Когда Стокер писал свой культовый роман « Дракула» (1897 ), первоначальное предисловие включало такой отрывок: «Я совершенно убежден, что нет никаких сомнений в том, что описываемые здесь события действительно имели место, какими бы невероятными и непонятными они ни казались на первый взгляд.Далее он утверждал, что персонажи его романа были реальными людьми. Ясно, что Стокер НЕ хотел, чтобы Дракула был выдумкой, а скорее предупреждением об очень реальном зле. Обеспокоенные последствиями представления такой истории как правды, редакторы Archibald Constable вернули рукопись со словами: «Нет!


Лондон все еще оправлялся от ужасного Убийства в Уайтчепеле (1888-91), и поскольку убийца все еще неизвестен, они не могли опубликовать историю Стокера, не вызвав массовую панику. Потребуются изменения, и это будет ТОЛЬКО опубликовано как художественная литература. Когда роман был наконец выпущен в мае 1897 года, первые 100 страниц были вырезаны, в текст были внесены изменения, эпилог был сокращен, а окончательная судьба Дракулы была изменена. Сообщение Стокера, когда-то краткое и ясное, теперь стало размытым.

Мифический персонаж Дракула, Князь Тьмы, появился в воображении Стокера в 1897 году. Его роман представляет собой классическую историю о вампире по имени граф Дракула, который питается человеческой кровью, охотится на своих жертв и хоронит их еще живыми.Говорили, что самый леденящий кровь роман века был творением самого Стокера. Но многие считают, что прототипом кровожадного злодея был Влад Цепеш, отвратительный правитель Валахии-Румынии середины 1400-х годов. На самом деле истинная история Влада Цепеша была намного страшнее, чем мог предположить Стокер.

Связь между историей и вымыслом лежит через кровавые рассказы о подвигах кровожадного человека. Независимо от того, насколько он был вдохновлен Уилкинсоном, «Дракула» Стокера стал одной из самых адаптированных историй ужасов.Возможно, автор также использовал элементы чудовищной эпидемии холеры Слайго, Ирландия или других катастроф.

 актер Бела Лугоши в роли графа Дракулы

1931 Universal Pictures


Что было слишком реальным или слишком пугающим для публикации? Обратите внимание на первую исландскую публикацию о Дракуле под названием Power of Darkness (1900 г.). В том первом издании Брэм не только оставил нетронутым свое первоначальное предисловие, но и сохранил части своего оригинального рассказа.Потом были записи Стокера.

Первым немым фильмом, в котором снимался вампир, была 1921 Смерть Дракулы . 10 лет спустя американская постановка с гипнотизирующим венгерским актером Бела Лугоши в главной роли стала очень популярной адаптацией в 1931 году. С тех пор последовали фильмы, телешоу и книги, в том числе сериал Netflix 2020 года «Дракула». Места, связанные с легендой, являются популярными туристическими направлениями, например, румынский замок Влада III Поенари был важной крепостью для губернатора.Румынский замок Бран широко ассоциируется у туристов с книгой Стокера и Владом III, но связь менее ясна.

Так называемый замок Дракулы Бран, недалеко от Брашова, Румыния

«Гость Дракулы» Брэма Стокера: сводка и анализ — видео и стенограмма урока

»Гость Дракулы» Резюме

Основной сюжет »Гостья Дракулы» состоит в том, что путешественник находится в путешествии возле дома Дракулы, хотя мы не слышим имени Дракулы до подписи в телеграмме по адресу конец.

В Вальпургиеву ночь джентльмен-путешественник отправляется в карете. Хозяин гостиницы предупреждает его, что это может быть опасный план. Судя по всему, Вальпургиева ночь считается временем, когда ведьмы активны, а духи покидают свои могилы, чтобы преследовать живых.

Вскоре после того, как повозка тронулась в путь, они проезжают по боковой дороге, которая, кажется, завораживает рассказчика, несмотря на явный страх возницы. Они слышат крик волка, и лошади в страхе встают на дыбы.

В конце концов, рассказчик отправляется пешком, несмотря на предупреждения водителя.Когда рассказчик бродит по пустынному лесу, начинается метель. В конце концов, он приходит к развалинам заброшенной деревни, а затем к большому мраморному мавзолею. Чтобы найти убежище, рассказчик заходит внутрь гробницы, где видит мертвую женщину, имеющую цвет живого человека. Он также чувствует угрожающее присутствие духа.

Мертвая женщина поражена молнией во время грозы и кричит от боли, выбрасывая бедного испуганного путника в снег в дезориентированном состоянии. Когда он лежит на снегу, почти без сознания, он замечает волка на себе.

Но вместо того, чтобы напасть на него, волк, кажется, защищает его, пока не прибудут спасатели.

К счастью, вскоре прибывают спасатели, и мужчину в целости и сохранности доставляют в гостиницу. Капитан отряда, спасший нашего путешественника, настаивает на том, чтобы о герое происшествия говорили как о крупной собаке, а не как о волке. Вскоре мы увидим, почему (если вы еще не догадались).

Самый конец истории наступает, когда выясняется, что трактирщик получил сообщение от хозяина путешественника, призывающего его уберечь рассказчика от вреда.Это сообщение от Дракулы является причиной того, что спасательная команда была отправлена ​​​​немедленно, когда возница и его встревоженные лошади вернулись в гостиницу. Судя по всему, у графа Дракулы на этого человека большие планы.

Анализ

Взятый как короткий рассказ без какого-либо знания всего романа, из которого он изначально был взят, «Гость Дракулы» все же представляет собой довольно эффективную страшную историю. Существует элемент опасности, связанный с изоляцией путешественника в снежную бурю и присутствием волков в городе, и это еще до того, как мы рассмотрим сверхъестественные аспекты.

Добавить вампирское существо в гробницу: мертвое и погребенное, но с живым видом и способностью чувствовать боль и кричать. Если вы знакомы с вампирами, то знаете, что эти существа часто описываются как нежить , ни живые, ни мертвые. Поскольку действие истории происходит в Вальпургиеву ночь, кажется вполне разумным, что женщина бодрствует и осознает, чтобы напугать рассказчика и читателя.

А как насчет волка, который, как ни странно, защищает человека в полубессознательном состоянии, пока не прибудет помощь? Возможно, вы слышали о превращении вампиров в летучих мышей. Ну, волк — еще одна распространенная форма вампира.Возможно, этот волк и есть сам Дракула. В конце концов, наш главный герой из самого названия назван «гостем Дракулы». Хотя мы не знаем точно, почему только в рассказе, все же правдоподобно, что вампир в волчьей форме не хочет терять человека к простой метели.

А почему капитан солдат настаивает на том, чтобы не привлекать волка к своему докладу? Возможно, он не хочет тревожить суеверных жителей трактира и окрестностей. Или, может быть, он хочет избежать любого личного контакта со страшным графом.

Резюме урока

»Гость Дракулы» изначально был частью Дракула , но был удален для краткости.