Гдз мир глазами историка 4 класс окружающий мир: Мир глазами историка. 4 класс Окружающий мир Рабочая тетрадь-какие ответы?

Урок 3. мир глазами историка — Окружающий мир — 4 класс

Окружающий мир, 4 класс

Урок 3. Мир глазами историка.

Перечень вопросов, рассматриваемых на уроке:

  1. Что изучает история и археология?
  2. Что такое исторические источники?
  3. Как ведут счёт лет в истории?

Глоссарий по теме:

История – наука, которая изучает прошлое людей.

Архив – хранилище документов.

Исторические источники — всё то, что может рассказать нам о прошлом людей.

Археология – наука, которая узнаёт о прошлом, изучая древние предметы, сооружения.

Век, столетие – 100 лет.

Тысячелетие – тысяча лет, или 10 веков.

Летоисчисление – счёт лет.

Ключевые слова:

История, историк, исторический источник, архив, летопись, археология, археолог.

Основная и дополнительная литература по теме урока:

Обязательная литература:

  1. Окружающий мир.
    Учебник для общеобразовательных школ. 4 кл.: В 2 ч. / А. А. Плешаков. — М.: Просвещение, 2016.

Дополнительная литература:

  1. Окружающий мир. Тетрадь учебных достижений. 4 кл.: учеб.пособие для общеобразоват. организаций / А. А. Плешаков, З. Д. Назарова. — М.: Просвещение, 2016.
  2. Окружающий мир. Рабочая тетрадь. 4 кл.: учеб.пособие для общеобразоват. организаций. В 2 ч. / А. А. Плешаков. — М.: Просвещение, 2016.

От земли до неба. Атлас-определитель: кн.для учащихся нач.кл./А.А. Плешаков.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

В жизни каждого человека происходит множество событий. Многие из них мы помним потом очень долго, а некоторые, особенно важные для нас, не забываем в течение всей жизни. Эти события нашей жизни, как бы собранные в «цепочку» одно за другим, составляют биографию каждого из нас. Мы, живущие сегодня, – и те, кто жил задолго до нас, и те, кто будет жить через много-много лет после нас, – все вместе составляем человечество.

У человечества тоже есть биография – это история. История – очень древнее слово. В переводе с греческого языка оно означает «исследование, рассказ о событиях прошлого». У всех народов мира есть свое настоящее и прошлое. Каждый человек хочет знать, откуда взялись и как жили его предки.

Что же изучает история?

Что такое исторический источник?

Как ведут счёт лет в истории?

История – наука, изучающая прошлое человеческого общества. Ученые-историки кропотливо изучают все, что осталось от минувших эпох. Они трудятся в архивах, музеях, библиотеках. Здесь собраны исторические источники, то есть всё то, что может рассказать нам о прошлом людей.

Слово «архив» в переводе с греческого означает «дворец правителя». Но мы этим словом обозначим хранилище документов. Документ – письменное свидетельство событий, происходивших в ту или иную историческую эпоху. Архивы появились у людей с возникновением письменности. Древнейшие архивы – это хранилища глиняных табличек, которые ученые-археологи обнаружили при раскопках древних городов.

Современный архив – научное учреждение, которое собирает и хранит документы.

Слово «музей» имеет свою историю. У главного греческого бога Зевса и Мнемосины (богини памяти) было девять дочерей. Называли их музами, и были они покровительницами наук, поэзии и искусств. Для своих богов греки строили жилища – храмы. А храм муз по-гречески назывался «мусейон» – отсюда и произошло слово «музей». Сейчас мы называем этим словом учреждение, где хранятся памятные для людей вещи. Эти предметы называют экспонатами.

Один из наиболее посещаемых музеев мирового искусства находится во Франции. Лувр – большой музей с самой ценной коллекцией экспонатов.

Первым российским музеем была Кунсткамера (в переводе – «кабинет редкостей»), открытая по приказу Петра I в Петербурге в 1710 году. Экспонаты этого музея рассказывают о том, как выглядят люди разных стран, каковы их занятия и обычаи.

В Кунсткамере хранились и экспонаты будущего музея – Эрмитажа. Датой основания Эрмитажа принято считать 1764 год.

Вся человеческая мудрость хранится в книгах, а книги хранятся в библиотеках. «Библион» по-гречески значит «книга», а библиотека – книгохранилище. Библиотеки бывают разные: личные и государственные, школьные и городские. Есть библиотеки специальные, посвященные какой-нибудь отрасли знаний: исторические, медицинские, педагогические и др.

Около тысячи лет назад на Руси появились летописи. Год за годом летописцы вели записи о событиях своего времени. Учёные историки, изучая русские летописи, много узнали о прошлом нашей Родины.

Многим экспонатам попасть в музей помогают археологи. Ученые определяют место, где в далекие времена жили люди, а потом производят раскопки – извлекают из земли вещи древних людей, их кости, и вообще все, на чем сохранились следы деятельности древнего человека. Этих ученых называют археологами, а науку о древности – археологией.

В календаре можно найти даты важных исторических событий. Например, 12 апреля 1961 года. Ю. А. Гагарин стал первым человеком, побывавшим в космосе; 9 мая 1945 года – День Победы в Великой Отечественной войне.

В истории принято римскими цифрами обозначать века, а арабскими – годы.

У разных народов был разный счет лет – летосчисление. Древние египтяне начинали отсчет лет заново каждый раз с правления нового фараона. Древние римляне вели отсчет лет от основания Рима. В жизни древних греков очень важное место занимали Олимпийские игры, поэтому греки вели свое летосчисление по олимпиадам. Время от рождения Христа до наших дней мы называем «нашей эрой», а если какое-то событие произошло раньше рождения Христа, мы говорим «до нашей эры».

Постепенно такой счет лет приняли в большинстве стран мира. В России он принят с 1700 года по указу Петра I.

Представить где происходило то или иное событие поможет историческая карта. Чтобы её прочитать, нужно обращать внимание на цвет, изучать условные знаки. Например, границы государств даны специальной пунктирной линией, места битв отмечены скрещёнными мечами.

История – наука о прошлом людей. Свои выводы учёные-историки делают, изучая исторические источники. Археология – одна из наук помощниц истории.

Помощницей при изучении истории является историческая карта.

Разбор типового тренировочного задания

  1. Текст вопроса: Какая карта помогает узнать о произошедших событиях? Выберите один вариант ответа.

Правильный ответ:

Разбор типового тренировочного задания

  1. Текст вопроса: Напишите века римскими цифрами.

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

Правильный ответ:

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

I

II

III

IV

V

VI

VII

VIII

IX

X

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

XI

XII

XIII

XIV

XV

XVI

XVII

XVIII

XIX

XX

Мир глазами историка.

Исторические источники 

С. 28 Вспомни, что такое настоящее, прошлое и будущее С какими памятниками истории и культуры вы знакомы.

Ответ. «Дерево сильно корнями», — утверждает пословица. Наши корни — это наше прошлое, история и национальная культура. Без них дерево не может жить, они держат его в почве и питают.

Настоящее это то, в чем мы живем сегодня. Или – это ствол, ветви, листья, цветы. Будущее – это те плоды, которые мы получим через какое-то время.

Один из главных памятников нашей страны — Моско́вский Кремль — крепость в центре Москвы и древнейшая её часть.

Расположен на высоком левом берегу Москвы-реки — Боровицком холме, при впадении в неё реки Неглинной. В плане Кремль — неправильный треугольник площадью 27,5 гектара (га). Южная стена обращена к Москве-реке, северо-западная — к Александровскому саду, восточная — к Красной площади.

С. 30 Попробуй рассказать о мире с точки зрения историка, используй для этого слова: прошлое, настоящее, будущее, памятник, музей, библиотека, былина. Выслушай других ребят. Всем классом составьте наиболее полный рассказ.

Ответ. Мир – это постоянное развитие человеческого общества. В нем сплелись прошлое, настоящее и будущее. История – это то, что было в прошлом. Не зная прошлого нельзя жить в настоящем и строить планы на будущее. История — это наука, которая изучает прошлое.

В далеком прошлом наши предки научились разным ремеслам, строительству, искусствам и созданию книг, благодаря чему мы можем изучать историю. Самой крупной библиотекой считалась Александрийская, там хранились былины и множество других исторических сведений, а так же сведения различных наук. В настоящие время в нашем мире очень много памятников культуры и музеев. Скульпторы памятников, создатели музеев являются патриотами своей Родины.

С. 34. Обсудим!

1. Что вы хотели бы узнать, изучая историю.

Ответ. Я хотел бы узнать историю происхождения человека, основные достижения науки, культуры, взаимоотношений людей разных национальностей. Я хотел бы познакомиться с памятниками старины, биографиями великих людей. И еще я хотел бы знать историю нашего государства — от ее зарождения до сегодняшнего дня.

2. Какие исторические источники расскажут о нашем времени?

Ответ. Исторические источники: документы, фотографии, фильмы, карты памяти, одежда, произведения искусства. К историческим источникам относятся воспоминания людей, мемуары, рассказы. Также историю можно изучать при помощи старинных газет, журналов и пр.

3. Что могут узнать археологи с помощью авиаразведки?

Ответ. Авиаразведка поможет археологам находить старинные объекты, так как поверхность земли часто повторяет контуры того, что находится под землей.

4. Какие науки помогают археологам в их работе?

Ответ. Главные науки помощницы – география и история. Кроме того, возраст находок помогают установить физика и химия. Биология помогает установить возраст ископаемых останков растений и животных, живших в то время.

5. Сохранились ли в твоем доме предметы, которые могли бы заинтересовать историков? Чем интересны эти предметы.

Ответ. Дома у нас сохранились старинные лапти, которые сплел наш прапрадед. Они, по мнению бабушки и дедушки, помогут лучше узнать о культуре наших предков. Они очень красивые и очень аккуратно сделаны.

С. 35. Проверь себя

1.Что изучает история?

Ответ. История — наука, которая изучает прошлое, это наука, изучающая всевозможные источники о прошлом для того, чтобы установить последовательность событий, исторический процесс и сделать выводы о причинах событий.

2. Что такое исторический источник?

Ответ. Исторический источник — это всё, что может рассказать нам о прошлом.

3. Приведи примеры исторических источников.

Ответ. Книги, одежда, предметы быта, деньги.

4. Что такое археология?

Ответ. Археология — наука, которая изучает прошлое по наёденным древним предметам и сооружениям.

5. Почему археологию называют помощницей истории?

Ответ. Археология помогает воссоздавать предметы быта, украшения, здания даже тех времён, о которых не сохранились письменные свидетельства.

Задания для домашней работы

1. Запиши в словарик: история, историк, исторический источник, архив, летопись, археология, археолог.

Ответ. История — это наука, изучающая всевозможные источники о прошлом для того, чтобы установить последовательность событий, исторический процесс и сделать выводы о причинах событий.

Историк – человек, изучающий историю.

Исторический источник — любой материал прошлого, из которого историки могут получить фактический материал для изучения.

Архив – хранилище исторических документов.

Летопись – записи о событиях своего времени.

Археология – наука, изучающая древние предметы, сооружения.

Археолог – ученый, занимающийся археологией.

2. Вспомни или узнай у взрослых, какие исторические музеи есть в твоем городе. Побывай на одном из них и напиши небольшое сочинение о том, что запомнилось тебе больше всего.

Ответ. Челябинский краеведческий музей – самый интересный и современный на Южном Урале (а может быть и на всем Урале). Эта самая настоящая историко-культурная сокровищница, которая мало кого оставляет равнодушным.

Обычно музеи располагаются в старинных, исторически значимых, но, как правило, небольших зданиях. В Челябинске же музей находится в современном, красивом и просторном здании. По нему можно ходить часами, рассматривая огромное количество интереснейших, зачастую уникальных экспонатов. Всего в фондах музея более 250 тысяч экспонатов.

Датой создания Челябинского областного краеведческого музея считается 1 июля 1923 года. В этот день он впервые открыл свои двери для посетителей. При этом формирование коллекции началось еще в 1918 году. Созданию музея мы обязаны краеведу И.Г. Горохову. Он же стал первым директором краеведческого музея, отдав ему более 40 лет жизни.

Первое время музей размещался в бывшем купеческом особняке, затем переехал в здание бывшей Свято-Троицкой церкви.

В новое, специально выстроенное для него здание, музей переехал в апреле 2006 года. Это здание считается одним из самых красивых в Челябинске, стало одной из его визитных карточек. Гордиться действительно есть чем. Огромные площади, современное оборудование, соответствие требованиям всех ведущих музеев России. Не говоря уже о самих экспонатах.

Здание музея стоит на набережной реки Миасс. Как считается, именно с этого места началась вся история Челябинска. Именно здесь была построена крепость, с которой начался город. Случилось это в 1736 году. Так что не случайно здание музея напоминает по форме крепость.

Вспомни какие исторические события ты знаешь. Когда и где они происходили.

Ответ. 1812 г. – начало первой Отечественной войны; 1917 г. — Великая Октябрьская социалистическая революция, 1941 г. – начало Великой отечественной войны, 1945 г. – победа в Великой Отечественной войне, 1961 г. – полет первого человека в космос.

Конспект урока по окружающему миру «Мир глазами историка» (4 класс)

Тема: МИР ГЛАЗАМИ ИСТОРИКА

Цели:

1. Познакомить учащихся с наукой историей.

2. Сформировать у учащихся представление об окружающем нас мире с точки зрения историков.

3. Развивать любознательность, умение наблюдать, рассуждать и обобщать, опираясь на полученные знания и собственные наблюдения.

О б о р у д о в а н и е: фотографии или открытки с изображением музеев; схема «Исторические источники»; карточки со словами.

Ход урока

I. Организационный момент. Сообщение темы и целей урока.

Звенит звонок,

Начинаем наш урок.

Нам надо многое понять,

Чтобы историками стать.

Учитель. Ребята, сегодня мы познакомимся с такой наукой, как история. Узнаем, какие у нее есть «помощницы». И тогда мы сможем посмотреть на окружающий мир глазами историка.

II. Проверка домашнего задания.

Учитель проводит ф р о н т а л ь н ы й о п р о с:

– Почему Солнце неодинаково нагревает разные участки Земли?

– Какие тепловые пояса выделяют на Земле?

– Как влияет распределение тепла на Земле на растительный и животный мир?

– Какие страны расположены в умеренных поясах?

– Какие страны расположены в полярных поясах?

Учащиеся работают с тестом «Тепловые пояса».

Учитель. Выберите верное высказывание.

1. Солнце освещает и нагревает разные участки Земли:

а) одинаково;

б) по-разному.

2. В районе экватора солнечные лучи падают на Землю:

а) отвесно;

б) наклонно.

3. В районе Южного и Северного полюсов солнечные лучи падают на Землю:

а) отвесно;

б) наклонно.

4. Тропический пояс проходит через:

а) экватор;

б) Южный тропик;

в) Южный полярный круг.

5. Большая часть России лежит:

а) в умеренном поясе;

б) тропическом поясе;

в) полярном поясе.

6. Полярные пояса ограничены:

а) экватором;

б) Северным и Южным тропиками;

в) Северным и Южным полярными кругами.

О т в е т к тексту: 1(б), 2(а), 3(б), 4(а), 5(а), 6(в).

III. Изучение нового материала.

Учитель. Запишите тему урока «Мир глазами историка».

В жизни каждого человека происходит множество событий. Многие из них мы помним потом очень долго, а некоторые, особенно важные для нас, не забываем в течение всей жизни. Мы знаем, когда родились, когда пошли в школу. Все события нашей жизни, как бы собранные в «цепочку» одно за другим, составляют биографию (жизнеописание) каждого из нас. Мы, живущие сегодня, – и те, кто жил задолго до нас, и те, кто будет жить через много-много лет после нас, – все вместе составляем человечество. У человечества тоже есть биография – это история.

История – очень древнее слово. В переводе с греческого языка оно означает «исследование, рассказ о событиях прошлого». Грек по имени Геродот стал первым ученым-историком. Его называют «отцом истории».

У всех народов мира есть свое настоящее и прошлое. Каждый человек хочет знать, откуда взялись и как жили его предки.

Что же изучает история?

Ученики. История изучает, как жили различные народы, какие события происходили в их жизни.

Учитель. История – это дорога во времени. Она уходит в глубь веков, в седую древность. Запишите определение: «История – наука, изучающая прошлое человеческого общества».

Ученые-историки кропотливо изучают все, что осталось от минувших эпох. Они трудятся в архивах, музеях, библиотеках. Здесь собраны исторические источники, то есть все то, что может рассказать нам о прошлом людей.

Учитель предлагает рассмотреть схему:

Учитель. Назовите учреждения, в которых хранятся исторические источники.

Ученики. Библиотеки, музеи, архивы.

Учитель. Давайте поближе познакомимся с этими учреждениями и узнаем, какие исторические источники хранятся в них.

Заранее подготовленные ученики рассказывают, что такое архив, музей, библиотека.

Ученик (рассказывает, что такое архивы). Слово «архив» в переводе с греческого означает «дворец правителя». Но мы этим словом обозначим хранилище документов. Документ – письменное свидетельство событий, происходивших в ту или иную историческую эпоху. Архивы появились у людей с возникновением письменности. Древнейшие архивы – это хранилища глиняных табличек, которые ученые-археологи обнаружили при раскопках древних городов. Современный архив – научное учреждение, которое собирает и хранит документы.

Учитель. В нашем городе тоже есть архив. А исторические документы мы можем увидеть в городском краеведческом музее.

Ученик (рассказывает, что такое музеи). Слово «музей» имеет свою историю. У главного греческого бога Зевса и Мнемосины (богини памяти) было девять дочерей. Называли их музами, и были они покровительницами наук, поэзии и искусств. Для своих богов греки строили жилища – храмы. А храм муз по-гречески назывался «мусейон» – отсюда и произошло слово «музей». Сейчас мы называем этим словом учреждение, где хранятся памятные для людей вещи. Эти предметы называют экспонатами.

Первым российским музеем была Кунсткамера (в переводе – «кабинет редкостей»), открытая по приказу Петра I в Петербурге в 1710 году. Почти 300 лет первому российскому музею. За это время в нем собрано огромное количество «диковинок» с разных концов света. Эти экспонаты рассказывают о том, как выглядят люди разных стран, каковы их занятия и обычаи.

В этом музее хранились и экспонаты будущего музея – Эрмитажа. Датой основания Эрмитажа принято считать 1764 год.

Учитель. В нашем городе тоже есть музеи. Назовите их.

Учитель предлагает учащимся рассказать о том, в каких музеях они были, какие экспонаты им больше всего запомнились.

Во многих музеях хранятся старинные книги. Но и современные книги рассказывают нам о прошлом человечества. А где хранятся современные книги?

Ученик. Вся человеческая мудрость хранится в книгах, а книги хранятся в библиотеках. «Библион» по-гречески значит «книга», а библиотека – книгохранилище. Библиотеки бывают разные: личные и государственные, школьные и городские. Есть библиотеки специальные, посвященные какой-нибудь отрасли знаний: исторические, медицинские, педагогические и др.

Учащиеся повторяют упражнения за учителем.

Звенит звонок,

Начинаем наш урок.

Нам надо многое понять,

Чтобы историками стать.

Раз – читаем летопись,

Два – идем в музей,

Узнаем о прошлом времени

И станем мы мудрей!

Учитель. Многим экспонатам попасть в музей помогают археологи. Вы, наверное, замечали, что, если дома несколько дней не протирать мебель, на ней образуется тонкий слой пыли. А за тысячи лет толстый слой земли, песка и пыли покрыл все, что осталось от древних людей, на нем выросли трава, лес, а иногда расположились села и города. Ученые определяют место, где в далекие времена жили люди, а потом производят раскопки – извлекают из земли вещи древних людей, их кости, и вообще все, на чем сохранились следы деятельности древнего человека. Этих ученых называют археологами, а науку о древности – археологией.

IV. Работа по учебнику.

Учитель. О работе археологов прочитайте статью учебника «Ключи от заветной двери» на с. 37–40.

Учащиеся читают, рассматривают иллюстрации на с. 39, 40.

Учитель предлагает учащимся рассказать о том, как ведутся раскопки.

V. Закрепление.

Учитель. Что вы хотели бы узнать, изучая историю?

Учащиеся высказывают свои пожелания.

Учитель. Подумайте, может быть, в вашем доме или в доме ваших дедушек и бабушек сохранились старинные вещи. Какую историю они могут рассказать?

Учащиеся дают ответы.

Далее учитель проводит дидактическую игру «Исторические источники». Учитель предлагает набор карточек, на которых написаны те или иные источники. Задача учеников: правильно их распределить по группам.

Карточки: мяч, былина, остатки жилищ, утварь, летопись, монеты, одежда, надпись на камне, украшения, щит, сказания.

Учитель поочередно приглашает к доске учащихся, дает карточку. Ученик прикрепляет ее к доске, объясняя свой выбор.

VI. Итоги урока.

Выставление оценок.

Учитель. Запишите в словарик новые определения (учебник, с. 35–41).

Что такое история?

Ученики. История – это наука о прошлом людей.

Учитель. Какую науку в шутку называют «историей, вооруженной лопатой»?

Ученики. Археологию.

Учитель. Приведите примеры исторических источников.

Учащиеся читают вывод в учебнике на с. 41.

Домашнее задание.

С. 35–41.

Ответы на вопросы «Проверь себя».

Выполнить задания 1, 2.

Ответы к вопросам по теме: Страница 16-18. Мир глазами историка из Окружающий мир рабочая тетрадь Плешаков 1 класс 1 часть

1. Интересно ли тебе прошлое родной страны, всего человечества? Если да, то почему? Напиши.

Потому что изучая историю мы узнаем о том, кем были наши предки, как они жили, откуда пошли наши корни.

2. С помощью учебника сформулируй и запиши определения.

История – это рассказ о прошлом.
Исторический источник – это все, что может рассказать о прошлом человечества.
Археология – это наука, которая узнает о прошлом, изучая древние предметы, сооружения.

3. Прочитай предложения. В каких из них говорится об исторических источниках? Отметь эти предложения.

Отмеченные предложения:

Помогая бабушке копать землю под посадку картошки, десятилетний Тимур нашел старинную монетку.
В конце ХVIII века в Москве появилось прекрасное здание – Пашков дом. Сейчас здесь находится Российская государственная библиотека.
В библиотеке у дедушки Надя нашла книгу кулинарных рецептов, изданную в XIX веке.
В краеведческом музее школьники с интересом разглядывали старинные предметы домашнего обихода: фарфоровую посуду, мебель, одежду.

4. Приведите свои примеры исторических источников. (Не менее трех примеров.)

Церковь была построена в начале XVIII века, службы в ней проходят до сего дня.
Ваза у бабушки в серванте переходит по наследству от матери к старшей дочери, ей уже более 150 лет.
При строительстве новой трассы были обнаружены захоронения древних скифов.

5. Рассмотри картину, написанную на исторический сюжет. Чтобы узнать, что изображено на картине, можно обратиться за помощью к ученому-историку. Какие вопросы ты ему задашь? Запиши эти вопросы. (М. И. Авилов. Поединок на Куликовом поле)

Почему дерутся только два воина, когда все остальные наблюдают?
Где находится Куликово поле?
Кто победил в битве на Куликовом поле?
В каком году было сражение?

Кроссворд по теме «Мир глазами историка» к уроку окружающего мира в 4 классе

Кроссворд по теме «Мир глазами историка»

Окружающий мир, 4 класс

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3

 

 

 

 

5

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

6

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

7

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

4

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

8

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

9

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вопросы

  1. Исторический жанр, представляющий собой погодовую  запись исторических событий.
  2. Вещественный источник в форме денежного знака.
  3. Счёт лет.
  4. Учёный, который изучает человеческую историю по вещественным источникам.
  5. Наука, изучающая прошлое и настоящее человечества.
  6. Единица измерения времени.
  7. Хранилище документов.
  8. Первый российский музей.
  9. Хранилище книг.

 

Ответы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3

 

 

м

 

5

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1

л

е

т

о

п

и

с

ь

 

 

 

 

 

 

 

6

 

 

е

 

 

н

 

с

 

 

 

 

 

 

7

 

 

в

 

 

т

 

 

е

 

т

 

 

 

 

 

4

а

р

х

е

о

л

о

г

 

т

 

о

 

 

 

 

 

 

р

 

 

к

 

 

с

 

 

а

 

р

 

 

 

 

 

 

х

 

 

 

 

 

ч

 

 

 

 

и

 

 

 

 

 

 

и

 

 

 

 

 

и

 

 

 

 

я

 

 

 

 

 

 

в

 

 

 

 

 

с

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

л

 

 

 

 

 

 

 

 

8

к

у

н

т

с

к

а

м

е

р

а

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

н

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

9

б

и

б

л

и

о

т

е

к

а

 

 

 

 

 

 

 

 

 

е

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Критическая теория гонки: борьба за то, что дети изучают историю

В течение 15-минутного периода наблюдения после того, как в марте этого года ему сделали прививку от COVID-19, Терри Харрис вытащил свой телефон. Там, в спортзале старшей школы Вашон, во время акции по вакцинации учителей Сент-Луиса, исполнительный директор студенческой службы пригородного школьного округа Роквуд в штате Миссури заметил электронное письмо, адресованное ему самому и окружному суперинтенданту Марку Майлзу. Тема письма выделялась: «Защити своих людей.”

Родитель прислал скриншоты из группы Facebook под названием «Обеспокоенные родители школьного округа Роквуд». Комментаторы назвали чернокожего Харриса «самым расистским парнем по отношению к белым, которого вы когда-либо встречали» и сказали, что он «должен быть первым». Харрис увидел, что была размещена фотография его и его дочери, и началась самая ужасная паническая атака в его жизни. «Я попытался встать и споткнулся, — говорит он. Сидя в своей гостиной в Сент-Луисе два с половиной месяца спустя, одетый в футболку с надписью LOVE, 39-летний Харрис вспоминает, что был настолько потрясен, что к нему подошел национальный гвардеец, чтобы предложить воды.

В тот момент, когда восточноевропейские историки Холокоста находятся под угрозой со стороны националистических правительств, а страны с колониальным прошлым сносят статуи и переименовывают улицы, дебаты о том, как преподавать историю расы в Америке, запутывают местные школьные советы и поглощают национальная политика. Это разговор, который предшествовал суматохе 2020 года: проект New York Times ’ 1619, выпущенный в ознаменование 400-летия прибытия первых порабощенных африканцев в Вирджинию, направлен на то, чтобы переосмыслить историю происхождения Америки вокруг наследия рабства; проект способствовал развитию научных дискуссий о влиянии расизма на У.С. истории в мейнстрим.

 

Купите принт с обложки TIME для выпуска «Война за историю» здесь

Это также воодушевило тех, кто беспокоится, что применение этой линзы научит детей ненавидеть Америку или разделит нацию, подчеркнув наши различия.Эта точка зрения вышла на первый план на фоне всплеска споров по поводу критической расовой теории (КРТ) — академической концепции с многолетней историей, которую ученые используют для изучения того, как правовые системы — а также другие элементы общества — увековечивают расизм и изоляцию. Противники CRT теперь используют его как универсальный термин для любого обсуждения системного расизма. Внезапно эта когда-то малоизвестная часть педагогики стала самой горячей темой в консервативной политике. В последние недели губернаторы-республиканцы в Айдахо, Айове, Оклахоме, Теннесси и Техасе подписали законопроекты, призванные ограничить способы преподавания истории или запретить использование ЭЛТ.В юридически обязывающем заключении генеральный прокурор Монтаны назвал критическую расовую теорию и антирасистское обучение «дискриминационными» и незаконными «во многих случаях». 10 июня совет по образованию Флориды утвердил правило, согласно которому обучение «не может определять американскую историю как нечто иное, чем создание новой нации, основанное в значительной степени на универсальных принципах, изложенных в Декларации независимости». По данным Education Week, по меньшей мере 25 штатов предложили или приняли меры, направленные на ограничение того, как учителя обсуждают расизм и сексизм. Одна группа в Неваде призывает учителей носить нательные камеры; согласно законопроекту, который был предложен в Аризоне, учителя могли быть оштрафованы на 5000 долларов за то, что учили учеников чувствовать «вину» за свою расу.

«Мы должны говорить о том, что раса и расизм реальны.Терри Харрис, исполнительный директор службы поддержки студентов Rockwood

Дэвид Касник для TIME

Все это не случайно. Консервативные группы защиты интересов, юридические организации и законодательные собрания штатов развернули кампанию по превращению преподавания критической расовой теории в оружие, движимые верой в то, что борьба с ней будет победным предвыборным посланием. Трудно предсказать силу вопроса в избирательной урне. Но опрос журнала Economist /YouGov, проведенный в июне года, показал, что, хотя лишь около трети респондентов имели хорошее представление о том, что такое ЭЛТ, большинство людей, которые знали об этом, имели неблагоприятное мнение.

Короче говоря, «Сделаем Америку снова великой» превратилась в «Учим Америку снова быть великой». Кандидатов в местные школьные советы, которые, как правило, имеют власть над такими вопросами, как используемые учебники, допрашивают о том, как они относятся к историческим фактам.Как и почти все разногласия, связанные с расой после убийства Джорджа Флойда, американцы присоединяются к Team 1776 или Team 1619 по партийной линии. Прошлой осенью Американская историческая ассоциация и Университет Фэрли Дикинсона при поддержке Национального фонда гуманитарных наук провели общенациональный опрос о том, что американцы думают об истории. В предварительных результатах, которыми поделились с TIME, они обнаружили, что 70% демократов заявили, что изучение истории должно «ставить под сомнение» прошлое, в то время как 84% респондентов-республиканцев заявили, что цель состоит в том, чтобы прославить его.

Это дискуссия между людьми, считающими, что детей не следует обременять прошлым, и теми, кто хочет, чтобы дети узнали, как наследие того прошлого формирует американское общество сегодня. Является ли наша национальная история просто инструментом для внушения патриотизма или, как утверждают историки, это ценный урок хорошего, плохого и безобразного? Как показывает этот новый фронт культурных войн, наше понимание прошлого является ключевым фактором в том, как мы представляем себе наше будущее. Это история об истории и мифах, которые Америка рассказывает о себе.

«Как согражданин я обеспокоен тем, что некоторые утратили способность по-настоящему учитывать точку зрения другого. Это признак образованного гражданина.» Марк Майлз, суперинтендант Роквуда

Дэвид Касник для TIME

Как и во многих сообществах , где критическая расовая теория была предметом ожесточенных споров, школьный округ Роквуд даже не преподает ее. Настоящая критическая расовая теория редко преподается ниже уровня выпускника. Тем не менее, такие педагоги, как Харрис, подвергаются критике за их растущие усилия по обеспечению того, чтобы школы преподавали более разнообразную учебную программу с упором на равенство. Тем мартовским днем ​​школьный округ подал заявление в полицию и связался с ФБР. Охранник был отправлен в дом Харриса и в соседний дом его коллеги Бриттани Хоган, которая также является чернокожей и занимала должность директора школьного округа по вопросам справедливости и разнообразия в образовании, эта должность была создана на 2020–2021 учебный год.С тех пор округ подал три заявления в полицию из-за сообщений в социальных сетях о сотрудниках; по крайней мере четыре сотрудника и один новый помощник директора — все, кроме одного, чернокожие — получили голосовые сообщения, электронные письма или сообщения в социальных сетях с угрозами.

Харрис неустрашим. «Мы должны говорить о том, что раса и расизм реальны и составляют такую ​​же ткань Америки, как яблочный пирог, Четвертое июля или Вторая поправка», — говорит он. «То, что мы здесь, не означает, что мы должны быть там.

«Последние восемь лет я посвятил тому, чтобы все наши дети чувствовали себя желанными и любимыми в наших зданиях — и ненавистная реакция была душераздирающей». Бриттани Хоган, бывший директор Rockwood по образовательной справедливости и разнообразию

Дэвид Касник для TIME

Но не оглядываться назад — тоже американская традиция.«В наших силах, — писал Томас Пейн в брошюре 1776 года Здравый смысл, , — начать мир заново». В этом духе города Новой Англии увековечили миф о том, что коренные американцы вымерли, как отследила индейский историк Джин О’Брайен. В трехтомной истории Вирджинии Джона Бёрка, опубликованной в начале 19 века, рабство почти не упоминалось. «Не было более крупных историков-ревизионистов, чем само поколение основателей», — утверждает историк Майкл Хаттем, автор книги « Прошлое и пролог: политика и память в американской революции». Обеспокоенные тем, что дети читают «ложь длинноногих янки» в учебниках, написанных на Севере после Гражданской войны, Объединенные дочери Конфедерации сыграли ключевую роль в распространении мифа о «безнадежном деле» о том, что Юг благородно боролся за права штатов, не для рабства.

Когда в конце 19 века в американских школах K-12 было формализовано преподавание истории, в период нативизма и ностальгии идея о том, что такие уроки должны вдохновлять патриотизм, стала более распространенной.Во время Первой мировой войны закон штата Нью-Йорк запрещал государственным школам использовать учебники, содержащие материалы, «нелояльные Соединенным Штатам». В 1920-х годах, во время возрождения Ку-клукс-клана, штат Орегон запретил государственным школам преподавать по учебникам, в которых «пренебрежительно говорится об основателях республики». На фоне повышенного страха перед коммунизмом в 1930-х и 1950-х годах некоторые штаты требовали, чтобы учителя приносили клятвы верности. «Между вспышкой консервативного гнева или страха перед тем, что происходит в школах, и более масштабными политическими волнениями всегда существует связь», — говорит историк Наталья Мельман Петржела, автор книги « классных войн: язык, секс и создание современной политической культуры». .

С тех пор, как в 1962 году Верховный суд постановил, что обязательная школьная молитва является неконституционной, борьба только усилилась, во многом благодаря консервативным активистам, которые обеспокоены тем, что государственные школы являются питательной средой для социальных изменений. В 1969 году комитет губернатора Калифорнии Рональда Рейгана по моральным принципам предупредил, что люди, проводящие «обучение чувствительности», «примыкают к революционным группам», которые «намерены использовать школы для уничтожения американской культуры и традиций». Шум становился все громче по мере того, как в 1970-х годах активизировались школьные интеграционные программы, и продолжился в 21-м веке из-за ссор по всему, от Раздела IX и Common Core до счетов за туалет и закрытия COVID-19.

«Вы можете проследить многолетнюю программу консервативных аналитических центров по подрыву государственного образования, будь то с помощью ваучеров или чартерных школ или атак на профсоюзы учителей», — говорит Суми Чо, директор по стратегическим инициативам Афроамериканского политического форума, который более 25 лет преподавал критическую расовую теорию в юридическом колледже Университета ДеПола.«Критическая расовая теория — это просто последнее пугало».

Но последний раунд битвы действительно содержит новый элемент: Дональд Трамп. В День Конституции в сентябре прошлого года тогдашний президент объявил в Библиотеке Конгресса, что создает «Комиссию 1776 года» для «содействия патриотическому воспитанию».

Трамп почувствовал, что проблема набирает обороты справа. Его объявление последовало за появлением 1 сентября Tucker Carlson Tonight 36-летнего Кристофера Руфо, ныне старшего научного сотрудника Манхэттенского института, которому приписывают большую часть шума.Прошлым летом Руфо начал открыто заявлять, что усилия по интеграции в финансируемых государством учреждениях заходят слишком далеко, обучая участников применять в своей жизни то, что он назвал «критической расовой теорией». По словам Руфо, после этого появления на шоу Карлсона глава администрации Трампа Марк Медоуз связался с ним, чтобы поговорить. Вскоре администрация Трампа запретила использование ЭЛТ в федеральных учреждениях. Сразу после этого появилась Президентская консультативная комиссия 1776 года, и движение против CRT начало расширять свое внимание за пределы корпоративных тренингов по разнообразию в классе.

Опубликованный в этом году в День Мартина Лютера Кинга-младшего — предпоследний день пребывания Трампа у власти — отчет Комиссии 1776 года не имел силы заставить школьные округа что-либо предпринять. Он не особенно заботился об исторической точности; заявление Американской исторической ассоциации, подписанное 47 академическими организациями, осудило его как «упрощенную интерпретацию, основанную на лжи, неточностях, упущениях и вводящих в заблуждение заявлениях» и «опровержение полувековой исторической науки».Но документ был ранним взглядом на то, как правые попытаются сплотить свою базу по этому вопросу. Он призвал сосредоточить обсуждения в классе эпохи основания США на Декларации независимости и Конституции, а не на «модных идеологиях», таких как «утверждения о системном расизме», которые угрожают национальному единству.

«Особенно после президентских выборов 2020 года напряженность между студентами действительно возросла, и я чувствую, что это было своего рода катализатором того, что внезапно никто не боялся сообщать людям, во что они верят, а затем все пошло под откос. Морган Браун, выпускник средней школы Эврика

Дэвид Касник для TIME

Комиссия 1776 года просуществовала недолго. Одним из первых действий президента Джо Байдена в день инаугурации было его прекращение. Этот шаг только подстегнул консерваторов. «Упразднение комиссии, я думаю, действительно способствовало вкладу этого отчета, потому что привлекло к нему внимание», — говорит Мэтью Сполдинг, исполнительный директор Комиссии 1776 года.

Менее чем через 12 часов после того, как Трамп покинул свой пост, Руфо объявил, что у него есть компания в его поисках. «Консервативное юридическое движение и сеть частных адвокатов готовятся к войне против критической расовой теории», — написал он в Твиттере. «Мы будем сражаться и победим».

Адам Вальдек был одним из тех, кто расценил решение Байдена отказаться от Комиссии 1776 года как «серьезную пощечину». Вальдек, 36-летний бывший директор штата Южная Каролина и директор коалиций Ньюта Гингрича, работает в новой группе по защите интересов под названием 1776 Action.Он вырос из консервативной организации под названием «Центр американского наследия», связанной с Беном Карсоном, бывшим министром жилищного строительства и городского развития Трампа. «Мы, консерваторы, проигрываем, пожалуй, самую фундаментальную культурную битву в нашей стране», — написал Карсон в электронном письме от 15 марта консервативным донорам и активистам. «В классах во всех 50 штатах наши дети и внуки становятся жертвами скоординированного нападения на нашу историю, наших героев и само наше наследие».

«На самом деле, нежелание знать чью-либо историю вызывает больше разногласий. Лорен Пикетт, выпускница средней школы Маркетт

Дэвид Касник для TIME

6 апреля группа выпустила онлайн-видео и платную радиорекламу в поддержку законопроекта штата Нью-Гэмпшир, запрещающего преподавание «раскольнических концепций» в школах. «В прошлом году радикалы разрушили статуи и сожгли города.Теперь во многих школах Нью-Гэмпшира нашим детям промывают мозги, чтобы они ненавидели Америку и друг друга», — произносит повествование. Аспекты законопроекта стали частью предлагаемого бюджета Нью-Гэмпшира, в котором по состоянию на 23 июня говорится, что учителя не могут учить учащихся тому, что чья-либо личность делает их по своей природе угнетающими, даже бессознательно, хотя они могут учить «историческому существованию» этой идеи. . (Противники такого правила могут возразить, что, хотя идентичность не определяет, предвзят ли человек, детям важно понимать, как некоторые группы в целом извлекают выгоду из дискриминационных систем, которые вполне живы и здоровы. )

Группа также запустила «Клятву 1776 года о спасении наших школ», прося кандидатов на должность поклясться «восстановить честное, патриотическое воспитание, которое воспитывает в наших детях глубокую любовь к нашей стране». Подобно тому, как «Клятва защиты налогоплательщиков» Гровера Норквиста на протяжении десятилетий формировала консервативную доктрину, Вальдек надеется, что эта присяга станет лакмусовой бумажкой для политиков. (Губернатор Южной Дакоты Кристи Ноэм, баллотирующаяся на переизбрание в 2022 году и рассматриваемая как потенциальный кандидат в президенты, объявила, что поддерживает его.) Но Вальдек, который является белым, также представляет себе общество, в котором противостояние 1619 и 1776 годов станет политическим вопросом, столь же фундаментальным, как право на оружие или аборт. «Мы хотим, чтобы в конечном итоге люди проголосовали за это», — говорит он.

19 апреля начался период общественного обсуждения предложения Департамента образования, в котором приоритетное внимание уделяется грантовому финансированию проектов американской истории и гражданского образования, которые предусматривают разнообразие и инклюзивность, включая учебные программы, которые «принимают во внимание системную маргинализацию, предубеждения, неравенство и дискриминационная политика и практика в американской истории. Это относительно малоизвестное предложение вызвало национальный пожар. В Вашингтоне против этого выступил лидер республиканцев в Сенате Митч Макконнелл. В Айдахо 28 апреля губернатор Республиканской партии Брэд Литтл подписал законопроект, призванный удержать школы от подачи заявок на гранты. В следующем месяце вице-губернатор Айдахо от республиканцев Дженис МакГичин объявила о своем баллотировании на пост губернатора в 2022 году после создания «Целевой группы по изучению идеологической обработки в образовании Айдахо на основе теории критической расы, социализма, коммунизма и марксизма».”

Даже законопроекты против CRT, которые провалились, послужили цели, говорят авторы. «Я думаю, что окончательный успех заключается в том, чтобы дать родителям понять, что это происходит не только на западном или восточном побережье», — говорит представитель штата Арканзас Марк Лоури, который представил два законопроекта об ограничении учебных программ в штате. В итоге он отозвал оба, но по-прежнему считает их победой по связям с общественностью. «Это на самом деле приходит в ваш местный школьный округ».

Обеспокоенные родители школьного округа Роквуд были охвачены этой тенденцией.Как и многие другие, обеспокоенные критической расовой теорией, родители Роквуда обратились к двум основным организациям, пытающимся мобилизовать семьи по всей стране, чтобы высказаться об инициативах разнообразия в школе: Фонду против нетерпимости и расизма (FAIR) и Parents Defending Education, обе из которых сформирована в январе и публично запущена в марте.

Parents Defending Education приглашает людей анонимно отправлять материалы, которые они находят касающимися, говорит Эрика Санзи, директор по работе с общественностью, — ссылки на слайды с тренингов для учителей; скриншоты заданий; электронные письма, которые предполагают «активность в классе.Затем группа использует линию подсказок для подачи жалоб в Управление по гражданским правам Министерства образования США, как это было сделано на основании приглашения одного школьного округа на собрание Zoom, которое было описано после стрельбы 16 марта в Атланте. районные спа-центры, как «безопасное место для наших азиатских / азиатско-американских и цветных студентов, * не * для студентов, которые идентифицируют себя только как белые». (В приглашении отмечалось, что белые студенты все еще могут поговорить с организаторами мероприятия.) Санзи сказал, что группа была «засыпана» предложениями.

«Существует дезинформация, которая вызывает страх, а затем заставляет людей действовать иррационально. Но если бы мы все могли просто сесть и поговорить, я искренне верю, что 99% этого исчезло бы.» Натали Фаллерт, бывший координатор по обучению грамоте в Роквуде

Дэвид Касник для TIME

Николь Нейли, основатель группы, говорит, что цель состоит не в том, чтобы исключить определенные темы из класса, а в том, чтобы изменить способ ведения беседы. «Я либертарианец; слово бан вызывает у меня крапивницу», — говорит Нейли. Но ее бабушка и дедушка встретились в японо-американском лагере для заключенных, добавляет она, и она чувствительна к упражнениям, которые подчеркивают различия между людьми. «Это когда мы начинаем разлучать детей, заставлять их чувствовать себя плохо и записывать все разные способы, которыми у вас есть привилегии — вы натурал, вы белый, вы женщина», — говорит она. «Для меня это убедительная речь, и вы по-другому относитесь к детям. Меня беспокоит реализация, а не фактическое содержание урока.

FAIR, между тем, говорит, что у нее более 40 отделений по всей стране, в том числе одно в районе Сент-Луиса. «Я не думаю, что школа должна учить наших детей расовому сознанию», — объясняет соучредитель FAIR Бион Бартнинг.

И FAIR, и Parents Defending Education позиционируют себя как некоммерческую организацию, которая не обязана публично раскрывать информацию о своих донорах. Поскольку они были образованы совсем недавно, налоговые декларации отсутствуют. Но анализ общедоступных документов дает некоторое представление о силе, стоящей за кулисами. Бывшая ведущая Fox News Мегин Келли, которая назвала элитные манхэттенские школы своих детей «крайне левыми», и Александр Ллойд, венчурный капиталист и республиканский донор, вместе с Руфо входят в совет консультантов FAIR. Нейли, основатель Parents Defending Education, является бывшим сотрудником Института Катона, либертарианского аналитического центра, соучредителем которого является известный республиканский донор Чарльз Кох, и президент Speech First, некоммерческой организации, которая поддерживает свободу слова в кампусе посредством судебных разбирательств. и защита.Двумя самыми высокооплачиваемыми независимыми подрядчиками этой группы в 2018 году, согласно налоговым декларациям, были Консовой Маккарти, чей партнер-основатель Уильям Консовой был адвокатом Трампа, и CRC Public Relations, сторонник консервативных идей с хорошими связями.

«Я просто думаю, что [критическая расовая теория] игнорирует идею о том, что все люди созданы равными. Шона Поджо, родительница Роквуда, со своей семьей

Дэвид Касник для TIME

Бывший президент тоже все еще в деле. В статье от 18 июня на RealClearPolitics, , Трамп призвал к созданию комиссии 1776 в каждом штате, созданию корпуса патриотического воспитания а-ля Teach for America и программе ваучеров, чтобы вывести детей из школ, обучающих CRT.

Эта тактика открывает новую главу в культурных войнах за образование, говорят эксперты. «Консервативные активисты всегда беспокоились о том, что невинные белые американские дети могут пострадать от травматического воздействия идей о расе, классе и американской исключительности», — объясняет историк Адам Лаатс, автор книги «Другие школьные реформаторы: консервативный активизм в американском образовании». «Но в ХХ веке не обвиняли прогрессистов в проповедовании расистских идей.

На самом деле им это было не нужно. Уже более века во многом преобладает патриотическое воспитание. Студенты, по большей части, не получают углубленной истории системного расизма, если они не поступают в колледж. Согласно исследованию Южного юридического центра по борьбе с бедностью, в 2018 году только 8% старшеклассников могли назвать рабство основной причиной гражданской войны. Хотя некоторые преподаватели преподают эту тему новаторскими или спорными способами, их не большинство, хотя это может измениться, поскольку социальные сети позволяют обмениваться ресурсами, чтобы помочь учителям отвечать на вопросы учеников, которые смотрят новости.

Ибрам Х. Кенди, автор книги Как быть антирасистом, считает ироничным то, что изучение расизма в классе вызывает разногласия. «Если мы не учим студентов тому, что причиной существования расового неравенства является расизм, то какой вывод они сделают относительно того, почему существует расовое неравенство? Они придут к выводу, что это должно быть потому, что у этих чернокожих должно быть меньше, потому что они меньше», — говорит Кенди. «Это единственный другой вывод. Не учить наших детей расизму на самом деле вызывает разногласия.

Роквуд созрел для столкновения культур. Это пригород и 75% белых, с одними из лучших государственных школ в Миссури. Хотя большая часть округа находится в округе Сент-Луис, который подавляющим большинством голосов проголосовал за Байдена, он также включает части округа Джефферсон, подавляющее большинство которых проголосовало за Трампа. Соседний Сент-Луис регулярно фигурирует в списках самых сегрегированных городов Америки, а Роквуд — крупнейший участник школьно-интеграционной автобусной программы, которая постепенно сворачивается.

Лорен Пикетт, 18 лет, только что окончила среднюю школу Маркетт в Роквуде и за последний год освещала школьную программу разнообразия для студенческой газеты. Она говорит, что местные разногласия начали разгораться во время протестов Black Lives Matter прошлым летом, когда она почувствовала нежелание белых жителей слышать о негативном опыте чернокожих в отношениях с полицией. «На самом деле еще больше разногласий вызывает нежелание знать чью-либо историю, которая отличается от вашей собственной», — говорит Пикетт, чернокожий.«Я очень испугался, когда впервые услышал о законе, пытающемся запретить преподавание критической расовой теории и убрать преподавание рабства и расизма, потому что кажется, что он стирает то, кто я есть, и мою историю».

Когда в июле 2020 года в Facebook была создана группа «Обеспокоенные родители школьного округа Роквуд» для обсуждения протоколов безопасности в связи с COVID-19, ее участники сначала представляли собой идеологически смешанную группу. Но тенор повернулся вправо, особенно после поражения Трампа на выборах 2020 года.Те же самые силы, которые разделили граждан, которые были за и против масок, разделили тех, кто за и против идеи преподавания ЭЛТ в школах, независимо от того, происходило ли это на самом деле.

Когда Шона Поджио увидела болтовню в Facebook о законопроекте в законодательном органе штата Миссури, запрещающем проект 1619, 46-летний школьный психолог решил, что пришло время высказаться. Ее сын в девятом классе, который посещает среднюю школу Лафайет в Уайлдвуде, штат Миссури, начал жаловаться на обсуждение культурной идентичности на уроках английского языка.Поджо поделился с TIME фотографиями домашнего задания, в котором его просили подумать о «предположениях, которые люди делают о людях из разных групп, к которым вы принадлежите». (В задании сын Поджо назвал себя белым республиканцем, играющим в гольф, и сказал, что «крайне левые» люди, вероятно, сочтут его расистом.) Поджо услышал о CRT в новостях — она слушает Такера Карлсона. подкаст — но это не казалось ей важным. Однако сейчас она была начеку.

18 апреля Поджо стал одним из по крайней мере дюжины родителей Роквуда, которые представили публичный комментарий в поддержку запрета Проекта 1619, утверждая, что «эта идеология уже проникла в наш район и вызвала огромное расовое и политическое разделение.Двенадцать дней спустя она посетила информационную сессию, посвященную CRT, которая проходила в Brookdale Farms, месте проведения мероприятий с синей вывеской на спине у входа. Его организовал Кеннет Роза, местный активист, связанный с Движением за права отцов, организацией, которая выступает против систем, которые, по мнению группы, отдают предпочтение матерям, а не отцам. Хотя некоторые присутствующие высказались в пользу учебной программы, которая делает упор на инклюзивность, вирусным стало видео, на котором задыхающаяся мать говорит, что «только потому, что я не хочу, чтобы критическую расовую теорию преподавали моим детям в школе, не означает, что я расист». , блин.(С момента публикации 1 мая он набрал почти миллион просмотров в Твиттере.)

«Мое понимание критической расовой теории сводится к следующему: «Белые люди основали эту страну для рабства, и они угнетателей», — говорит Поджо о своих впечатлениях от этой встречи. «А если ты черный, то ты угнетенный, ты жертва», и это просто оставляет всех в том месте, где это конец истории». Поджо начинает плакать, поскольку считает, что дети не узнают о национальных идеалах, за которые сражались ее деды во Второй мировой войне. «Я просто думаю, что это игнорирует идею о том, что все люди созданы равными и по образу и подобию Бога, и мы можем сами творить свою судьбу».

Проект 1619 привлекает внимание к тому, как белые ветераны Второй мировой войны могли покупать дома в соответствии с Законом о правах военнослужащих, в то время как многие из их чернокожих коллег были лишены возможности сделать это — факт, который способствовал сохранению расового разрыва в уровне благосостояния. сегодня. Но Поджо говорит, что, по ее мнению, важнее сосредоточиться на том, чтобы учить детей тому, что, хотя несправедливость сохраняется — для людей всех рас — в Америке все же можно преодолевать препятствия, если упорно работать.

«Я никогда в жизни не голосовал на выборах в школьный совет до этого года, потому что не было срочности». Джоэл Вандерхейден, родитель Роквуда, со своей семьей

Дэвид Касник для TIME

По мере того как весна тянулась, район все больше втягивался в войну, выходящую за рамки групповых сообщений и комментариев в Facebook.Во время местной школьной гонки в апреле кандидат Джеки Кёрнер получила несколько электронных писем с вопросами о том, какое место она занимает на ЭЛТ. (Действующие кандидаты, не выступавшие против ЭЛТ, победили с небольшим отрывом.) Электронное письмо от 22 апреля от районного координатора по распространению грамотности Натали Фаллерт, белой женщины, советует учителям, как не привлекать внимание родителей, охотящихся за «ЭЛТ». материалы. Информация об этом просочилась на консервативный новостной сайт Daily Wire. Примерно через месяц Фаллерт, которая больше не работает в округе, получила смертельную угрозу, назвав ее «антиамериканской». Терри Харрис, администратор, получивший предупреждение еще в марте, начал менять свой рабочий график в качестве меры предосторожности.

На одной из встреч белый родитель трех мальчиков, посещающих школу в Роквуде, назвал критическую расовую теорию «психологическим насилием над детьми». Другой белый родитель прочитал письмо от своей дочери, старшеклассницы средней школы Эврика, в которой она призвала к обновленной учебной программе по истории, которая была бы «не просто драматизацией успехов белых людей», назвав «трагическим» то, что ей пришлось ждать до AP U.С. История «узнать правду». Когда 6 мая собрался школьный совет, группа родителей стояла снаружи, держа плакаты с благодарностью учителям за их многообразие, справедливость и инклюзивность (DEI). Джоэл Вандерхейден, 40 лет, придерживался мнения, что понимание несправедливости необходимо для создания справедливости. Раньше он никогда не уделял много внимания проблемам разнообразия в школах, но теперь он был прикован к дебатам кандидатов в школьный совет. «Я никогда в жизни не голосовал на выборах в школьный совет до этого года, потому что не было срочности», — говорит он.В следующем году Вандерхейден станет сокоординатором DEI в начальной школе своего сына.

В самый последний день учебного года в столовой старшей школы Эврика произошла стычка. Некоторые студенты пришли с флагами Трампа и «тонкой синей линией»; у других были радужные, чтобы отпраздновать Месяц Гордости. Две группы начали утро, просто демонстрируя свою приверженность, но вскоре противостояние переросло в нечто более конфронтационное. К концу дня помощник директора школы Эврика Хай Джордж Калхун, чернокожий, получал голосовые сообщения с угрозами, в которых его ложно обвиняли в конфискации американского флага, сообщили в округе.

В то время как обеспокоенные родители Rockwood представляют тех, кто считает, что попытки сделать учебную программу более инклюзивной зашли слишком далеко, родители в таких группах, как Rockwood REAL, Rockwood Ahead и MO Equity Education Support Group, считают, что инклюзивные инициативы учебной программы — это именно то, что необходимо для понимания их детьми. американское общество. 39-летняя Шемия Риз, одна из руководителей Rockwood REAL, выросла в 1990-х годах, когда ее возили на автобусе в ближайший школьный округ, а теперь и ее собственных детей.Ей надоело, как много не изменилось с тех пор. Ее дети до сих пор говорят ей, что слышат слово N в школе. «Как родитель, я делаю все возможное, чтобы они получали лучшее образование, и статистика показывает, что самое лучшее образование в Миссури — в Роквуде», — говорит она. «Как взрослые, если мы не можем вести эти трудные разговоры, как мы можем ожидать этого от наших детей?»

«Я хочу помочь замедлить безумие, в котором мы сейчас находимся.Эми Райан, родитель Роквуда, с дочерью

Дэвид Касник для TIME

В первые выходные июня родители Роквуда собрались в фонде Pillar Foundation в Эллисвилле, штат Миссури, на встречу под названием «Разоблачение критической расовой теории». Перед презентацией участники взяли копии раздаточных материалов, в которых говорилось, что они могут идентифицировать CRT, используя такие термины, как расовая справедливость, и нарушение, , и направляли их на сайт для информационно-пропагандистской деятельности Руфо против CRT.

Организатор мероприятия, Бев Элен, директор организации «Обеспокоенные женщины Америки» штата Миссури, открыла мероприятие молитвой о том, чтобы США повернулись к Богу. Затем, во время презентации, которая длилась более двух часов, Мэри Бирн из Heartland Institute, крупного консервативного аналитического центра, выступавшего против Common Core, рассказала более чем 100 участникам, что тренинги разнообразия в образовательных учреждениях являются «повторениями маоистских сессий борьбы» и что черные Lives Matter была формой «марксистской идеологической обработки».(Существует долгая история клеветы на черных активистов за гражданские права как на коммунистов.) «Очень мало людей, которые честны в отношении истории», — сказал Бирн.

«Думайте о системе государственных школ, как о Титанике , собирающемся столкнуться с айсбергом», — крикнула Зина Хакворт, 56 лет, чернокожая, когда презентация закончилась. «Снимите своих детей с Титаника

Эми Сволопулос, 44 года, из Боллуина, штат Миссури, сидела в первом ряду, слишком подавленная, чтобы делать записи.Белая мать троих детей, она пришла на встречу, полагая, что не должно быть ничего спорного в идее, что Black Lives Matter. В конце она начала плакать, когда поделилась своими опасениями, что люди со скрытыми мотивами используют BLM, чтобы «обманывать» детей. По ее словам, теперь она обеспокоена тем, что критическая расовая теория «разделит нашу молодежь, а не объединит ее».

«Меня больше всего беспокоит ЭЛТ [это] . … что это разделит нашу молодежь, а не объединит ее». Эми Сволопулос, родительница из Болвина, штат Миссури,

.

Дэвид Касник для TIME

Не у всех были одинаковые выводы. 44-летняя Эми Райан, усыновленная из Южной Кореи в белую семью и пережившая антиазиатский расизм в Индиане, наблюдала со спины.По ее словам, то, что она услышала, отражает «страх белых американцев, что с ними будут обращаться так же, как люди обращаются с маргинализованными группами». После посещения бесчисленных собраний школьного совета и общественных форумов в этом году Райан хочет баллотироваться в государственный офис, «чтобы помочь замедлить безумие, в котором мы сейчас находимся».

Терри Харрис сохраняет оптимизм в отношении того, что разделенный Роквуд может объединиться. «Я думаю, что следующие шаги — это действительно выяснить, где мы находимся как округ, почти как, давайте проведем аудит капитала», — говорит он. «Насколько комфортно вы говорите о некоторых из этих сложных ситуаций?» Он отмечает, что ученики часто лучше понимают ставки, чем их родители. Они могут не во всем соглашаться, но они хотят знать правду о том, как США оказались там, где они находятся сегодня.

Когда студенты вернутся осенью, готовые снова услышать историю Америки, суперинтенданта Майлза с ними не будет. Он уходит в отставку после всего двух лет работы, ссылаясь на влияние родительского восстания из-за критической расовой теории на управление школьным округом во время глобальной пандемии.«Как согражданин я обеспокоен тем, что некоторые утратили способность по-настоящему учитывать точку зрения другого», — говорит 50-летний бывший учитель обществознания. «Это признак образованного гражданина». — По сообщениям Аланы Абрамсон/Вашингтон, округ Колумбия, и Алехандро де ла Гарса/Нью-Йорк обязаны публично раскрывать информацию о своих донорах.Некоторые типы некоммерческих групп должны это делать.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Пишите Оливии Б. Ваксман по адресу [email protected]

историков сталкиваются с проектом 1619

Эта статья была обновлена ​​в 19:35. ET, 23 декабря 2019 г.

Когда в августе The New York Times Magazine опубликовал свой проект 1619, люди выстроились в очередь на улицах Нью-Йорка, чтобы получить копии.С тех пор этот проект — исторический анализ того, как рабство повлияло на американские политические, социальные и экономические институты — породил подкаст, учебную программу для старших классов и готовящуюся книгу. Николь Ханна-Джонс, репортер, придумавший этот проект, очень обрадовалась отклику.

Чтобы узнать больше тематических статей, просмотрите наш полный список или скачайте приложение Audm для iPhone.

«Такого спроса на печатную продукцию The New York Times они не видели с 2008 года, когда людям были нужны экземпляры исторического издания президентства Обамы», — сказала мне Ханна-Джонс. «Я знаю, когда разговариваю с людьми, они говорят, что чувствуют, что понимают архитектуру своей страны не так, как раньше».

Историю США часто преподают и широко понимают глазами ее великих людей, которые рассматриваются как героические или трагические фигуры в глобальной борьбе за человеческую свободу. Проект 1619 года, названный в честь даты первого прибытия африканцев на американскую землю, стремился поставить «последствия рабства и вклад чернокожих американцев в самый центр нашего национального повествования.С точки зрения тех, кому исторически отказывали в правах, перечисленных в учредительных документах Америки, история великих людей страны неизбежно выглядит совершенно по-другому.

Реакция на проект была неоднозначной. Несколько недель назад историк из Принстона Шон Виленц, раскритиковавший «цинизм» проекта 1619 в ноябрьской лекции, начал тихо распространять письмо с возражениями против проекта и, в частности, некоторых работ Ханны-Джонс. Под письмом подписались четыре человека — Джеймс Макферсон, Гордон Вуд, Виктория Байнум и Джеймс Оукс, ведущие ученые в своей области. 4 декабря они отправили свое письмо трем ведущим редакторам Times и издателю А. Г. Сульцбергеру. Версия этого письма была опубликована в пятницу вместе с подробным опровержением Джейка Сильверстайна, редактора Times Magazine .

В письме, отправленном в Times , говорится: «Мы приветствуем все усилия, направленные на то, чтобы обратить внимание на основополагающее значение рабства и расизма в нашей истории», но затем переходит к резкой критике Проекта 1619. В письме говорится о «вопросах поддающихся проверке фактов», которые «не могут быть описаны как интерпретация или «обрамление»», и говорится, что проект отражает «замещение исторического понимания идеологией».Виленц и его коллеги-подписавшиеся не просто оспаривали интерпретацию прошлых событий журналом Times Magazine , но и требовали внесения исправлений.

В век оскорблений в социальных сетях сильно сформулированное письмо может показаться не особенно важным. Но, учитывая статус вовлеченных историков, письмо представляет собой серьезный вызов авторитету проекта 1619 года, который привлек не только поклонников, но и критиков.

Тем не менее, некоторые историки, которые отказались подписать письмо, задались вопросом, было ли письмо предназначено не столько для разрешения фактических споров, сколько для дискредитации непрофессионалов, которые бросили вызов толкованию американской национальной идентичности, которое лелеют как либералы, так и консерваторы.

«Я думаю, что если бы кто-нибудь из ученых, подписавших письмо, связался со мной или связался с Times с проблемами [перед отправкой письма], мы очень серьезно отнеслись бы к этим проблемам», — сказала Ханна-Джонс. «И вместо этого была своего рода кампания, чтобы заставить людей подписаться под письмом, которое действительно пыталось дискредитировать весь проект без беседы».

В основе каждого из разногласий в письме лежит не только вопрос исторического факта, но и конфликт по поводу того, привержены ли американцы от Основателей до наших дней идеалам, которые, по их утверждению, они почитают.И хотя на некоторые критические замечания можно ответить, опираясь на исторические факты, другие представляют собой вопросы интерпретации, основанные на точке зрения и опыте.

На самом деле резкость письма Виленца может скрыть то, в какой степени его авторы и создатели Проекта 1619 разделяют широкое историческое видение. Обе стороны согласны, в отличие от многих правых критиков проекта, что наследие рабства по-прежнему определяет американскую жизнь — аргумент, который менее радикален, чем может показаться на первый взгляд.Если вы считаете, что античерный расизм все еще формирует американское общество, то вы согласны с направлением Проекта 1619 года, хотя и не обязательно со всеми его отдельными аргументами.

Столкновение между авторами Times и их историками-критиками представляет собой фундаментальное разногласие по поводу траектории развития американского общества. Была ли Америка основана как славянократия, и является ли нынешнее расовое неравенство естественным следствием этого? Или Америка была зачата свободной, нацией, неуверенно искупающей себя посредством своих основополагающих принципов? На эти вопросы не просто ответить, потому что рабовладельческие и антирабовладельческие тенденции в стране тесно переплетены.

Письмо основано на видении американской истории как медленного, неуверенного движения к более совершенному союзу. Проект 1619 года и, в частности, вступительное эссе Ханны-Джонс предлагают более мрачное видение нации, в которой американцы добились меньшего прогресса, чем они думают, и в которой чернокожие продолжают бесконечно бороться за права, которые они, возможно, никогда полностью не реализуют. Этому видению присущ своего рода пессимизм не в отношении борьбы черных, а в отношении искренности и жизнеспособности белого антирасизма.Это суровый вердикт, и одна из причин, по которой Проект 1619 вызвал острую критику наряду с похвалой.

Американцы должны верить, что, как сказал Мартин Лютер Кинг-младший, дуга истории склоняется к справедливости. И они редко добры к тем, кто сомневается, так ли это.

Большинство американцев до сих пор очень мало знают о жизни порабощенных или о том, как борьба за рабство сформировала молодую нацию. В прошлом году Южный юридический центр по борьбе с бедностью обнаружил, что немногие американские старшеклассники знают, что рабство было причиной гражданской войны, что Конституция защищает рабство без явного упоминания о нем или что для прекращения рабства требуется поправка к конституции.

«Самым большим препятствием для эффективного преподавания рабства в Америке является глубокая, непреходящая потребность американцев воспринимать и понимать нашу историю как «прогресс», как историю народа и нации, которые всегда стремились к совершенствованию человечества, прогрессу свободы и справедливости, расширение стремления к счастью для всех», — написал историк из Йельского университета Дэвид Блайт во введении к докладу. «Хотя в этой истории есть много реальных нитей — об иммиграции, о наших верованиях и идеологиях, о расе, эмансипации и гражданских правах, — есть и широкая, неопрятная изнанка.

Совместно с Пулитцеровским центром газета Times подготовила учебные материалы на основе проекта 1619 для студентов — одна из причин, по которой Виленц сказал мне, что он и его коллеги написали письмо. Но материалы предназначены для улучшения традиционных учебных программ, а не для их замены. «Я думаю, что существует неправильное понимание того, что эта учебная программа предназначена для замены всей истории США», — сказал мне Сильверштейн. «Он используется в качестве дополнительного материала для преподавания американской истории.» Учитывая состояние американского образования по вопросам рабства, крайне необходима какая-то корректировка.

Проект, опубликованный через 400 лет после того, как первые африканцы были привезены в Вирджинию, попросил читателей задуматься, «что значит считать 1619 г. год рождения.» В специальный выпуск Times Magazine были включены очерки принстонского историка Кевина Крузе, который утверждал, что разрастание Атланты является следствием сегрегации и бегства белых; обозревателя Times Джамеля Буи, которая утверждала, что американский контрмажоритаризм был сформирован сторонниками -политики-рабовладельцы, стремящиеся сохранить своеобразный институт, и журналистка Линда Виллароса, проследившая расистские стереотипы о более высокой терпимости к боли у чернокожих с 18 века до наших дней.Тем не менее, статьи, которые привлекли наибольшее внимание и критику, были вступительным эссе Ханны-Джонс, в котором рассказывается о борьбе чернокожих американцев за «воплощение демократии», и эссе социолога Мэтью Десмонда, связывающего более жестокие аспекты американского капитализма с практикой труда, возникшей в условиях рабства. .

Подписавшие письмо признают проблему, которую Times намеревался решить, сказал мне Виленц. «Каждый из нас, все мы считаем, что идея проекта 1619 фантастична.Я имею в виду, это просто срочно необходимо. Идея привлечь внимание не только к науке, но и ко всему, что связано с центральной ролью рабства и расизма в американской истории, — замечательная идея», — сказал он. В последующем интервью он сказал: «Наше письмо вовсе не является попыткой дискредитировать проект 1619, оно призвано помочь ему».

В письме оспаривается отрывок из вступительного эссе Ханны-Джонс, в котором восхваляется вклад чернокожих в превращение Америки в полноценную демократию и говорится, что «одна из основных причин, по которой колонисты решили провозгласить свою независимость от Великобритании, заключалась в том, что они хотели защищать институт рабства», когда в Британии начали расти аболиционистские настроения.

Этот аргумент взрывоопасен. От отмены рабства до движения за гражданские права активисты обратились к риторике и документам эпохи основания, чтобы представить свои претензии на равное гражданство как созвучные американской традиции. В письме Виленца утверждается, что аргументация Проекта 1619 года слишком много уступает защитникам рабства, и сравнивается с утверждением сенатора от Южной Каролины Джона К. Кэлхуна о том, что «нет ни слова правды» в знаменитой фразе Декларации независимости о том, что «все люди созданы равный.В то время как Виленц и его коллеги рассматривают растущее движение против рабства в колониях и его влияние на революцию как радикальный разрыв с тысячелетиями, когда человеческое рабство было принято во всем мире, в эссе Ханны-Джонс описывается, как идеология превосходства белых что устойчивое рабство все еще существует сегодня.

«Учить детей тому, что Американская революция велась отчасти ради обеспечения рабства, означало бы фундаментальное непонимание не только сути Американской революции, но и того, за что Америка выступала и отстаивает с момента основания», — сказал мне Виленц. .Идеология против рабства была «совершенно новой вещью в мире в 18 веке», сказал он, и «в колониях было больше действий против рабства, чем в Британии».

Ханна-Джонс не отступила от своего убеждения, что рабство способствовало разжиганию революции. «Я все еще поддерживаю это утверждение», — сказала она мне на прошлой неделе — до того, как опровержение Сильверстайна было опубликовано, — хотя она говорит, что сформулировала это в своем эссе слишком резко, что может ввести читателей в заблуждение, заставив их думать, что поддержка рабства была универсальной.«Я думаю, что кто-то, читающий это, предположит, что это так: все 13 колоний и большинство людей. И я принимаю эту критику, конечно». Она сказала, что по мере того, как «Проект 1619» будет преобразован в учебную программу по истории и опубликован в виде книги, текст будет изменен, чтобы утверждения были должным образом контекстуализированы.

В этом вопросе критики Проекта 1619 занимают твердую позицию. Хотя некоторые южные рабовладельцы, вероятно, боролись с британцами за сохранение рабства, как пишет Сильверстайн в своем опровержении, революция вспыхнула в Новой Англии, где довоенные настроения против рабства были наиболее сильными. Ранние патриоты, такие как Джеймс Отис, Джон Адамс и Томас Пейн, выступали против рабства, а революция способствовала разжиганию аболиционизма на Севере.

Историки, которые не принадлежат ни к лагерю Виленца, ни к Проекту 1619, говорят, что и то, и другое правы. «Я не согласен с тем, что американская революция была всего лишь восстанием рабовладельцев, — сказала мне Маниша Синха, профессор истории Коннектикутского университета и автор книги «Рабское дело: история отмены »*. поймите, что первоначальная Конституция действительно давала некоторую железную защиту рабству, не упоминая об этом.

Самая радикальная нить в Проекте 1619 — это не его утверждение о том, что наследие рабства продолжает формировать американские институты; это пессимизм авторов, что большинство белых людей откажутся от расизма и будут работать с черными американцами над более совершенным союзом. Каждое эссе, прослеживающее расовую несправедливость от рабства до наших дней, говорит о живучести расовой касты. И именно этот глубокий пессимизм в отношении белой Америки больше всего раздражает многих критиков Проекта 1619 года.

Ньют Гингрич назвал проект 1619 «ложью», утверждая, что «было несколько сотен тысяч белых американцев, которые погибли в Гражданской войне, чтобы освободить рабов». Проект журнала Times Magazine как «теория заговора» развился из «кресла высшей культурной привилегии в Америке, потому что ни в одном человеческом обществе порабощенный народ не оказывался внезапно на столь привилегированное положение, и с согласия — даже одобрения — из тех, кто когда-то был поработителями.Консервативный эксперт Эрик Эриксон зашел так далеко, что обвинил Times в принятии «неоконфедеративного мировоззрения», согласно которому «Юг на самом деле выиграл Гражданскую войну, вплевшись в ткань послевоенного общества, чтобы затем дискредитировать его». все американское предприятие». Причудливая ловкость рук Эриксона превращает критику «Проекта 1619» продолжающейся расовой несправедливости в призыв к превосходству белых.

Пессимизм проекта вызвал критику как слева, так и справа.Утверждение Ханны-Джонс о том, что «анти-черный расизм заложен в самой ДНК этой страны», вызвало упрек со стороны Джеймса Оукса, одного из лиц, подписавших письмо Виленца. В интервью Всемирному социалистическому веб-сайту Оукс сказал: «Функция этих тропов — отрицать изменения с течением времени… Хуже всего то, что они ведут к политическому параличу. Это всегда было здесь. Мы ничего не можем сделать, чтобы выбраться из него. Если это ДНК, вы ничего не можете сделать. Что вы делаете? Изменить свою ДНК?

Это возражения не против искажения исторических фактов, а против аргумента о том, что античерный расизм является более сложной проблемой, чем большинство американцев готовы признать.Основная тема Проекта 1619 года заключается в том, что достигнутый прогресс был хрупким и обратимым — и был достигнут вопреки истинным основополагающим принципам нации, которые не являются высокими идеалами, в которые искренне верят лишь немногие американцы. что вы думаете о Проекте 1619, зависит от того, верите ли вы, что кто-то может разумно прийти к такому безнадежному заключению — согласны вы с этим или нет.

Виленц обратился к большей группе историков, но в конечном итоге отправил письмо, подписанное пятью историками, публично раскритиковавшими проект 1619 в интервью Всемирному социалистическому веб-сайту . Он сказал мне, что идея сплотить большую группу была «неправильной», сославшись, среди прочего, на сезон отпусков и конец семестра. (Другое письмо, написанное Виленцем и призывающее к импичменту президента Дональда Трампа, быстро собрало сотни подписей на прошлой неделе.) Отказ других историков подписать его, несмотря на их опасения по поводу некоторых заявлений, сделанных Проектом 1619, говорит о разделились по поводу того, было ли письмо направлено на исправление конкретных фактических неточностей или на дискредитацию проекта в более широком смысле.

Синха увидел раннюю версию письма, которая была распространена среди большой группы историков. Но, несмотря на свое несогласие с некоторыми утверждениями в проекте 1619 года, она сказала, что не подписала бы его, если бы ее об этом попросили. «Есть законные критические замечания, с которыми можно вступить в дискуссию, но для них просто отклонить весь проект таким образом, я думаю, было действительно неразумно», — сказала она. «Это была достойная вещь, чтобы на самом деле пролить свет на тему, о которой средний человек на улице мало что знает.

Хотя авторы письма отрицают, что их возражения являются просто вопросами «интерпретации или «формирования», вопрос о том, боролись ли чернокожие американцы в своей борьбе за свободу «в основном в одиночку», как выразилась Ханна-Джонс в своем эссе, остается открытым. подлежат бурному обсуждению. Если рассматривать через призму крупных исторических событий — от выступающих против рабства квакеров, организующих бойкот товаров, произведенных с помощью рабского труда, до аболиционистов, освобождающих беглых рабов из тюрем, до профсоюзных рабочих, собравшихся на Марш на Вашингтон, — борьба за свободу чернокожих была межрасовой. борьба.У Фредерика Дугласа был Уильям Гаррисон; У У. Э. Б. Дюбуа был Мурфилд-стори; У Мартина Лютера Кинга-младшего был Стэнли Левисон.

«Борьба за свободу черных — всеобщая борьба; это борьба для всех. В конце концов, это повлияло на борьбу за права женщин — на все. В этом вся прелесть», — сказал мне Виленц. «Минимизировать это каким-либо образом, я думаю, плохо для понимания радикальной традиции в Америке».

Но, оглядываясь назад на долгие отрезки ночи до рассвета — на века рабства и последовавший за ним век Джима Кроу — фраза «по большей части в одиночестве» кажется более чем оправданной.У Дугласа был Гаррисон, но бывшему рабу из Мэриленда пришлось отправиться на север, чтобы найти его. Миллионы людей, которые продолжали работать в рабстве до 1865 года, боролись, выживали и сопротивлялись далеко от гостеприимных объятий северных аболиционистов.

«Я думаю, что было бы очень трудно взглянуть на фактические данные о движении за свободу чернокожих с 1619 года по настоящее время и прийти к какому-либо выводу, кроме того, что большую часть времени у черных людей не было много союзников в этом движении», — сказала мне Ханна-Джонс. «Это не говорит о том, что чернокожие сражались только в одиночку. Это говорит о том, что большую часть времени мы делали ».

Нелл Ирвин Пейнтер, почетный профессор истории в Принстоне, которую попросили подписать письмо, возражала против изображения в Проекте 1619 прибытия африканских рабочих в 1619 году в качестве рабов. «Проект 1619» не был историей, «как бы я его написал», — сказал мне Пейнтер. Но она по-прежнему отказывалась подписывать письмо Виленца.

«Я чувствовал, что если я подпишусь на это, то подпишусь под нападками белых парней на то, что дало многим чернокожим журналистам и писателям шанс высказаться по-настоящему громко.Поэтому я поддерживаю проект 1619 как своего рода культурное мероприятие», — сказал Пейнтер. «Для Шона и его коллег истинная история — это то, как они написали бы ее. И я чувствую, что он просил меня выбрать сторону, и моя сторона — это сторона 1619, а не его сторона, в мире, в котором есть только эти две стороны».

Это была частая тема среди историков, с которыми я разговаривал, которые видели письмо, но отказались его подписать. Хотя они, возможно, согласились с некоторыми фактическими возражениями в письме или имели другие собственные оговорки, некоторые сказали мне, что считают письмо ненужной эскалацией.

«Тон, на мой взгляд, скорее намекал на глубокую озабоченность проектом. И под этим я подразумеваю версию истории, предложенную проектом. Глубоко укоренившаяся обеспокоенность заключается в том, что размещение порабощения чернокожих и превосходства белых во главе проекта каким-то образом умаляет американскую историю», — сказала мне Таволия Глимф, профессор истории Университета Герцога, которую попросили подписать письмо. «Возможно, некоторые из их фактических критических замечаний правильны. Но они задали тон, из-за которого с этим трудно справиться.

«Я не думаю, что они думают, что пытаются дискредитировать проект», — сказал Пейнтер. « Th e y думают, что они пытаются исправить проект так, как знают только они».

Исторические интерпретации часто оспариваются, и эти дебаты часто отражают точку зрения участников. По сей день проконфедеративное толкование истории в духе «безнадежного дела» формирует ошибочное представление о том, что рабство не было катализатором Гражданской войны.В течение десятилетий группа белых историков, известная как Школа Даннинга, в честь историка Колумбийского университета Уильяма Арчибальда Даннинга, изображала Реконструкцию как трагический период, по его словам, «скандального неправильного правления скупщиков ковров и негров», вызванного ошибочным предоставлением избирательных прав чернокожим мужчинам. Как писал историк Эрик Фонер, школа Даннинга и ее интерпретация Реконструкции помогли обеспечить моральное и историческое прикрытие для системы Джима Кроу.

In Black Reconstruction in America , W.Э. Б. Дюбуа бросил вызов консенсусу «белых историков», которые «приписывали ошибки и неудачи Реконструкции невежеству и коррупции негров», и предложил то, что сейчас считается более надежным описанием эпохи, как несовершенную, но благородную попытку построить многорасовое общество. демократия на юге.

Для Виленца неудачи прежних исследований иллюстрируют не опасность монохромной группы историков, пишущих об американском прошлом, а скорее риск того, что идеологи могут завладеть нарративом.«[Это было], когда южные расисты заняли историческую профессию, все изменилось, и У. Э. Б. Дюбуа вел очень, очень мужественную борьбу со всем этим», — сказал мне Виленц. Он сказал, что школа Даннинга «не была точкой зрения белых; это южная, расистская точка зрения».

В письме Виленц изображает авторов Проекта 1619 также идеологами. Он намекает — по-видимому, основываясь на воинственном, но двусмысленном обмене мнениями между Ханной-Джонс и писателем Уэсли Янгом в Твиттере, — что она не принимала во внимание возражения, выдвинутые «белыми историками» с момента публикации.

Ханна-Джонс сказала мне, что ее неправильно поняли. «Я в значительной степени полагаюсь на знания историков, независимо от расы, и я никогда не буду сбрасывать со счетов работу любого историка из-за того, что этот человек — белый или другой расы», — сказала она мне. «Я ответил кому-то, кто сказал, что белые ученые боятся, и я думаю, что моя точка зрения заключалась в том, что история необъективна. И что люди, которые пишут историю, являются не просто объективными арбитрами фактов, и что белые ученые не более объективны, чем любые другие ученые, и что они могут возражать против фрейминга, и мы тоже можем возражать против их фрейминга.

Когда я спросил Виленца о пояснениях Ханны-Джонс, он ответил пренебрежительно. «Факты и объективность — основа как честной журналистики, так и честной истории. И поэтому отбросить это, сказать: «Нет, я на самом деле не говорю о белых» — ну, она говорила, а затем она берет свои слова назад в тех твитах, а затем говорит, что речь идет о неспособности кого-либо писать объективную историю. Это тоже нежелательно, — сказал мне Виленц.

И Дюбуа, и школа Даннинга считали, что достигли истины объективными средствами.Но как цель идеологии школы Даннинга, Дюбуа понимал мотивы и слепые пятна ученых школы Даннинга гораздо лучше, чем они сами.

«У нас никогда не будет исторической науки, пока в наших колледжах не появятся люди, которые считают правду более важной, чем защита белой расы, — писал Дюбуа, — и которые не будут умышленно поощрять студентов к сбору материала для диссертации. чтобы поддерживать предубеждение или подкреплять ложь».

Проблема, как утверждал Дюбуа, заключается в том, что большая часть американской истории была написана учеными, предлагающими идеологические утверждения вместо строгого исторического анализа.Но какие претензии идеологические, а какие объективные, не всегда легко различить.


*Ранняя версия этой статьи содержала неверное название книги историка Маниши Синхи.

Почему я историк | Взгляды на историю

Недавно я взял апрельский выпуск 2018 года « Перспективы », чтобы немного поучаствовать в том, что любители истории вроде меня считают чтением с удовольствием. Статья под названием «Почему вы историк?» Президент AHA Мэри Бет Нортон привлекла мое внимание. Задуманное как легкая, дающая пищу для размышлений статья, эссе было основано на «совершенно ненаучном опросе», который она в основном провела среди ученых, занимающихся ее собственными областями женской и ранней американской истории. Но доводы ее респондентов поразили меня как полное разочарование и, вероятно, результат цвета кожи и классовых привилегий, а также силы выбора, которую часто дают такие привилегии.

Будущий историк Лилиан Герра в первом классе. Предоставлено Лилиан Герра.

Большинство респондентов отметили, что «любят историю» с детства или доверяют родственникам, у которых были общие интимные истории.Многие говорили, что столкнулись с учителем, который «зацепил» их, а другие решили стать историками, потому что, как писал Нортон, «их не устраивали другие академические области». Короче говоря, практически во всех этих рассказах проявлялось личное удовлетворение, а не знание несправедливости, политического лицемерия, благородной борьбы против империализма — как в случае с нашей собственной Американской революцией. Социальные интересы, я думаю, побуждают и большинство историков к профессии.

По словам Нортона, двое ученых «цитировали родителей, активно участвовавших в левой политике», объясняя, почему они стали историками.Для меня изучение истории никогда не было выбором, точно так же, как стать историком не было просто профессиональным выбором: это был путь к социальным изменениям. Когда я был ребенком, моя собственная «инаковость» заставляла меня изучать историю. Когда я вырос, я решил, что стать историком — лучший способ изменить мир для кого-то вроде меня.

Тем не менее, мои кубинские эмигрантские родители были настолько далеки от «активности в левой политике», насколько это вообще возможно. Это было особенно верно в отношении моего отца, голосующего за республиканцев, защищающего Никсона и являющегося членом NRA.В 1973 году он перевез нас из Нью-Йорка в крошечный город Марион, штат Канзас. Я вырос там кубинцем, и у меня были в основном испаноязычные родители, чья некогда радикальная революционная политика превратилась в правый рейганизм задолго до того, как Рональд Рейган был избран президентом. В детстве изучение истории было чем-то, что я делал, чтобы объяснить Большие Вопросы, начиная с того, кто я такой и почему так много других людей хотели отмахнуться от моей семьи и от меня в том, что я все больше признавал расовым, культурным, языковым, этническим, и другие основания.Знание истории сформировало центр того, кем я был: оно заполнило пробелы, устранило парадоксы, послужило бальзамом от порезов и царапин, которые я получил от схваток с невежеством или откровенным расизмом.

Знание истории послужило бальзамом от порезов и царапин, которые я получил от схваток с невежеством или откровенным расизмом.

С тех пор, как мне было пять лет, я искал уроки истории у каждого взрослого, которого мог загнать в угол, от мистера Гуда, хиппи, играющего на гитаре, который по совместительству был нашим любимым школьным сторожем, до отца Пате, моего ирландского происхождения, серьезного человека. приходской священник.Я осознал политику холодной войны, которая отличала меня, задолго до того, как смог назвать ее. В глазах моих родителей этот бинарный вариант «с нами или против нас» превратил протестующих против войны во Вьетнаме на телевидении, свободолюбивого Джона Леннона и усилий Джимми Картера по продвижению внешней политики, основанной на правах человека, в «опасные коммунистические влияния». ” Это также заставило мою мать расплакаться, когда она читала нам письма от наших родственников с Кубы, а мой отец вышел из комнаты, потому что он не мог вынести боль слушать их, не говоря уже о том, чтобы читать их.

История заключалась в том, как я хватался за соломинку культурного и расового достоинства, когда однокурсники-второклассники очерняли мой немного более плоский, явно неанглоязычный нос, относительно волосатые конечности и склонность загорать до темно-коричневого цвета, а не запекаться до ярко-рыжего цвета. летнее солнце Канзаса. Это было свидетельством того, что мои «предки-обезьяны жили на Кубе», — говорили другие дети (которые выросли такими милыми людьми, что мне теперь было бы неловко называть имена). Почему они решили, что быть блондином лучше? Я задумался.

В таких случаях я знал, что история может ответить на Большие Вопросы, которые предрассудки и упреки не могли заменить убедительной заменой. Даже соседи и учителя иногда замечали, что мы никогда не станем по-настоящему такими американцами, как их семьи, которых они с гордостью провозгласили «первопроходцами». Мне нужно было изучить историю, чтобы понять реакцию моей семьи на эти упреки.

Один случай выделяется. Осенью первого класса мой учитель объявил, что ни я, ни моя сестра не можем кататься на детской платформе на параде в честь Дня старых поселенцев, потому что кубинские иммигранты просто не могут считаться старыми поселенцами.Это были годы «западного феста» в массовой культуре. Домик в прериях (по мотивам книг Лоры Ингаллс Уайлдер 1930-х годов) и мини-сериал Как был завоеван Запад доминировали в эфире. Одежда в западном романтическом стиле от Gunne Sax соперничала с Calvin Klein в непоколебимой преданности девочек-подростков, а Джон Уэйн осуждал привычку непрерывного курения мужчин Marlboro, пока мы считали дни до того, как они все умрут.

Когда я шел домой за неделю до Дня старых поселенцев, я изо всех сил пытался осознать свою генетическую непригодность для детского плавания.Когда мой отец пришел домой, я расплакалась. Посадив меня к себе на колени, он сказал: « Chica, ¿pa’a qué tu quieres montarte en esa cosa? Al final, lo único que esa gente quiere celebar es haber continueido de un montón de asesinos de indios. (Дорогой, почему ты хочешь кататься на этой штуке? В конце концов, все эти люди хотят праздновать тот факт, что они произошли от банды убийц индейцев.)» Когда я хихикнула, он прошептал: “ Si le digas a tu madre que te dije eso, te mato (Если ты расскажешь своей матери о том, что я сказал, мне придется тебя убить).Конечно, все порядочные, богобоязненные кубинские родители делают такие предупреждения; это обычай такой же древний и кубинский, как сквернословие. Поздно! Моя мать подслушала и предупредила отца, чтобы тот помнил, что он был городским врачом: если я буду болтать о наших убеждениях с друзьями, это может стоить ему нескольких пациентов.

Четыре года спустя я говорил об этом взгляде на День старых поселенцев с миссис Кейс, моей учительницей в пятом классе, в то время как остальные дети шли на урок физкультуры, а я сидел за партой и лечил простуду.Жена ветерана Второй мировой войны, служившего в Японии, миссис Кейс организовала в своем классе ежегодный день японской культуры с самым экзотическим блюдом, которое только можно найти на Равнинах: домашними суши. Ранее этим утром миссис Кейс попросила меня произнести «на правильном испанском языке» имена всех конкистадоров, которых мы изучали. Все еще находясь под впечатлением от необычайно благосклонных охов и ах моих друзей, я доверял ей достаточно, чтобы признаться, что мой папа сказал, что празднование Дня старых поселенцев на самом деле было празднованием убийства индейцев. Мой папа прав? – Он чертовски прямолинеен, – без промедления ответила миссис Кейс. «Твой отец кубинец. На Кубе нет индейцев, как почти нет индейцев в Канзасе. Мы убили их и бизонов тоже, потому что нам нужна была их земля, мы думали, что они дикари, и на нашей стороне была сила — неправда».

Как и респонденты Нортона, я стал историком, потому что у меня были вдохновляющие учителя и политически сознательные родители, которые делились со мной личными историями.И все же маргинальность заставила меня прислушаться. Это также заставило меня осознать безотлагательную необходимость знать, как реагировать, часто прямо у себя в голове, на бесчисленное множество способов, которыми люди, извлекшие выгоду из накопления исторической несправедливости, причиненной «другим», стремились утвердить свою власть и свои оправдания. за эту власть надо мной.

Когда я начал преподавать, я быстро нашел подтверждение тому, что по крайней мере некоторые другие историки стали историками по тем же причинам, что и я. В Бейтс-колледже заведующий моей кафедрой, профессор Стив Хохштадт, с гордостью повесил над своей дверью табличку с надписью: «Изменяя мир, по одному студенту за раз. «Когда я приближаюсь к лекции, обсуждению, консультационному совещанию или работе, которую мне нужно оценить, я никогда не забываю, что я почувствовал, когда увидел этот знак, или что я узнал из него.

Когда я начал преподавать, я обнаружил, что по крайней мере некоторые другие историки стали историками по тем же причинам, что и я.

Я «делаю историю», потому что расизм — явный, укоренившийся и преподносимый как культурная или национальная «гордость» — вынудил меня к этому. В истории и в реальной жизни я видел, что главным препятствием для исторических изменений на службе человеческого преобразования, искупления, возвышения и исправления была не пассивность, а апатия.Пассивность требует отказа от возможности действовать; апатия требует признания необходимости действовать и решения воздержаться от этого. Мы, историки, изменяем мир, потому что в наших исследованиях и письмах мы служим свидетелями забытых, стертых, отвергнутых, неизвестных, замалчиваемых, а иногда и кажущихся незначительными людей, событий, точек зрения и эмоций прошлого.

Мы меняемся в процессе свидетельства прошлого, раскрывая его и обсуждая с другими.Мы также признаем ценность самих изменений, задавая и отвечая на Большие Вопросы. Почему Гаити так бедно? Почему в Англии до сих пор монархия? Почему мы выбрали Барака Обаму? Почему мы выбрали Дональда Трампа? Почему женщинам до сих пор платят меньше, чем мужчинам, за ту же работу? Почему так много американцев считают, что их право на оружие определяет то, что делает их «свободными»?

Я полагаю, что большинство историков, включая тех, кто ответил на вопрос президента Нортона, стали историками по той же причине, что и я, даже если их личный опыт или повседневная жизнь заставляют их по-иному взглянуть на свою роль: мы — историки. сознания нашей интеллектуальной необходимости и веры в то, что создание исторических знаний и обмен ими меняет современные взгляды, а также человеческую судьбу.В наши дни нам нужно говорить это чаще, чем мы это делаем; наша растущая маргинальность от центра публичного дискурса вынуждает нас делать это.

Очевидец истории — история глазами тех, кто ее прожил

Наведите курсор на изображение для получения дополнительной информации
Нажмите, чтобы открыть учетную запись EyeWitness

РЕКЛАМА

   Внутри…
Индекс свидетельств очевидцев — От древнего мира до 20 века
Фото недели — Заморозка времени.
Снимки — Фотографические ворота в историю: Первая мировая война, Америка в 20-е годы Великая депрессия.
Голоса ХХ век — звуки из прошлого.
История в движении — клипы из прошлого.

Ваше место у ринга в истории — от Древнего мира до наших дней. История через глаза тех, кто жил этим, представленный Ibis Communications, Inc. цифровой издатель образовательное программирование.

  Прожектор включен:

Поворотные моменты в истории. . .
Юлий Цезарь переходит Рубикон, 49 г. до н.э..
«Жребий брошен.» Юлий Цезарь решает пересечь небольшой ручей и меняет ход истории.

Убийство эрцгерцога Фердинанда, 1914 год.
«Соферл, Соферл, не умирай. Оставайся в живых ради детей!» Пуля убийцы убивает герцога, разжигает Первую мировую войну и формирует мир, в котором мы живем сегодня.

  Фото недели:

Езда по рельсам, 1940 год. Тяжелые времена в Америке: «Он сказал, что бросил школу через два года… «Я на безделье». »



В том числе:
Подводная лодка Атака, 1917 г.
Захваченные немецкие кадры одной из своих подводных лодок в бою во время Первая Мировая Война.

Hindenburg Взрывается, 1937
Великий немецкий дирижабль загорается при попытке приземлиться в Лейкхерсте, штат Нью-Джерси.

Атака японцев на Перл-Харбор, 1941 г.
Захваченные японские кадры сняты с их самолетов во время атаки.

Многое другое >>>

  Это случилось в этом месяце:
Битва с сарацинами, 1250 г.
«Я ударил его своим копьем прямо под мышки и убил его». Рыцарь описывает бой в Седьмом крестовом походе.

  Примечательно Цитата:
«Единственная истинная мудрость заключается в том, чтобы знать, что ты ничего не знаешь. Сократ (ок. 496 — 399 до н. э. )

В том числе:
Иво Джима, 1945
Атаки первой волны пляж в одном из самых дорогостоящих сражений Второй мировой войны.

Теодор Рузвельт 1912
Кандидат «Бычий лось» говорит во время своей неудачной кампании за Президент.

Чарльз Линдберг, 1927
Говорит «Одинокий орел» после его исторического полета

Многое другое >>>

Конфиденциальность Заявление  | Награды  | Реклама Информация

 

Página não encontrada — Super KanSuper Kan

Меню

  • Дом
  • Лоха виртуальная
  • Энкарт
  • Ofertas
    do Dia
  • Новидадес
  • Регламент
  • Карта Супер Кан
  • Контакты
    • Лохас
    • Кем Сомос
    • Контакт
    • Seja nosso fornecedor
    • Трабале Коноско
Нило Вульф Эдгар Пирес Жоао Антониу
  • Ультимас Нотисиас
  • Faça seu cartão
  • Промокоды
.